Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Кузница террора: как Центральная Азия стала источником мировой угрозы

Фото: © Shutterstock

Post cover

Директор ФСБ России Александр Бортников сообщил, что сотрудниками его ведомства в Московском регионе ликвидированы две группы, готовившие теракты с применением смертников во время новогодних праздников и в период президентской кампании.

— У террористов изъяты самодельные взрывные устройства, огнестрельное оружие и боеприпасы, ликвидирована лаборатория по изготовлению средств террора, — сказал Бортников на заседании Национального антитеррористического комитета, председателем которого он является.

Новости о задержании таких групп, укомплектованных выходцами из Центральной Азии, появляются в последние годы с удручающей частотой. Время от времени, как мы видели, им всё-таки удаётся совершить акты массового человекоубийства, как это было 3 апреля этого года в метро Санкт-Петербурга. Теракты на двух станциях там устроил Акбарджон Джалилов, этнический узбек из города Ош (Киргизия), позже спецслужбы задержали целый ряд его знакомых в Петербурге и других регионах. Причём, судя по всему, мы даже не представляем себе полного масштаба деятельности этих террористов.

— Вот лишь некоторые из них за прошлый год. В 2016 году ФСБ России во взаимодействии с партнёрами из Таджикистана и Кыргызстана в городах Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Нижнем Новгороде на стадии подготовки предотвратила 40 преступлений террористической направленности, — заявил директор исполкома Регионального антитеррористического центра Шанхайской организации сотрудничества Евгений Сысоев на прошедшем 29 ноября этого года в Санкт-Петербурге 27-м заседании Координационного совета генеральных прокуроров организации.

[object Object]

И ведь в других странах выходцы из Центральной Азии в последнее время выдвинулись на первые роли среди адептов ИГИЛ* и тому подобных террористических организаций. Массовое убийство путём наезда на прохожих совершил 31 октября этого года в Нью-Йорке уроженец Узбекистана Сейфулла Саипов. Примечательно, что даже в рядах ИГИЛ* в Сирии представители этих стран выдвинулись на первые роли среди террористов.

— В период с 1 декабря 2015 года по 30 ноября 2016 года лишь 20% смертников ИГ — будь то управлявшие нагруженными взрывчаткой машинами, ингимаси (бойцы с поясом смертника, воюющие обычным оружием, но при необходимости подрывающиеся рядом с врагом. — Прим. Лайфа) или "живые бомбы" внутри домов — были указаны как "иностранные бойцы", — говорится в исследовании "Война посредством самоубийств: статистический анализ индустрии мученичества "Исламского государства" (ИГ)*", опубликованном в марте этого года Международным центром по борьбе с терроризмом (Гаага, Нидерланды). — В общей сложности 186 иностранцев погибли в качестве смертников в рассматриваемом году. Пятнадцать из них упомянуты с куньей (принятым в исламской традиции прозвищем, связанным с местом происхождения. — Прим. Лайфа) "аль-Мухаджир", которая, подобно "аль-Ансари", указывает на то, что они были иностранцами, но не указали страну происхождения. Оставшиеся — 86% из которых погибли в качестве управлявших машинами со взрывчаткой — происходили из 31 страны. Больше всего было из Таджикистана.

В чём причины? Велик соблазн всё списать на деятельность ИГИЛ*, как на некий чёрный ящик, откуда как-то сама собой появляется террористическая активность. Но такого рода тенденции начали наблюдаться задолго до появления этой организации в Сирии. Так, в июле — августе 2010 года в Астрахани произошла целая серия вооружённых нападений на полицейских (двое из них были убиты, ещё несколько ранены), осуществлённая, как выяснилось после ликвидации банды, членами "казахского джамаата".

[object Object]

— Боевики планировали… потренироваться убивать милиционеров в Астрахани, а затем, вооружившись, уйти в горы для более серьёзных дел, — сообщил в 2011 году журналистам "Коммерсанта" источник в правоохранительных органах. Действительно, один из членов банды, Реваль Ибрагимов, в ночь на 28 апреля 2011 года был уничтожен в Цумадинском районе Дагестана вместе с местными боевиками. Туда же — в Дагестан, затем оттуда в Турцию — бежала жена другого члена банды, Гафура Абдушева.

В 2011 году на западе Казахстана, в городе Атырау, смертник взорвал себя у здания администрации области, а в соседней Актюбинской области стянутым в неё со всей страны силовикам — прибывшему из Алма-Аты спецназу, нескольким полкам внутренних войск с бронетехникой, вертолётами Ми-8 и даже гражданской авиацией (самолёты Ан-2) — пришлось проводить спецоперацию по поиску и уничтожению вооружённой группы местных ваххабитов. Вооружённый мятеж ваххабитов 5 июня 2016 года в Актобе с нападением на воинскую часть произошёл отнюдь не на пустом месте. Как и ещё целый ряд задержанных в последующие два месяца в республике групп, одна из которых подготовила два "пояса шахида" со взрывчаткой, а другая, которую возглавлял гражданин Киргизии, готовила под Алма-Атой теракт с захватом самолёта по сценарию событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке.

Источник? Местные салафитские (именно приверженцев этой идеологии чаще всего называют ваххабитами) кружки, подпольные (а где и нет) мечети, где пропагандируют нетрадиционный ислам и внедряют адептам нетерпимость к кафирам (неверным), официальному духовенству и не разделяющим их взгляды мусульманам.

— Конечной целью должно быть устранение социальной базы для распространения экстремистской идеологии — прежде всего это приверженцы салафизма, которые остаются основой для формирования новых радикальных групп, — заявил 4 апреля 2017 года заместитель председателя Комитета национальной безопасности Казахстана Нургали Билисбеков, выступая на заседании правительства во время рассмотрения реализации госпрограммы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму.

[object Object]

Ещё одна важная база для подобных групп — нелегальные (во многих странах Запада — и легальные) сети международной "Партии исламского освобождения" ("Хизб ут-тахрир")*. Эту организацию, как и другую подобную — пакистанскую "Джамаат таблиг" ("Таблиг-и джамаат")*, — западные исследователи давно называют "прихожей терроризма". Их цели — создание всемирного халифата — не отличаются от "Аль-Каиды"* и ИГИЛ (в ряде случаев даже сложно текстуально отличить агитки "Хизб ут-тахрира" и речи Усамы бен Ладена), "хизбы" действовали в захваченных террористами городах в Сирии. Но внешне "хизбы" и "таблиги", будучи публичными организациями, разумеется, дистанцируются от террора. Просто почему-то далее выясняется, что таранившие башни-близнецы террористы до этого посещали большую мечеть "таблигов" в Гамбурге, а многие российские "бомбисты" перед этим состояли в "Хизб ут-тахрире".

В Центральной Азии деятельность таких вербовщиков накладывается на традиционно крайне высокую бытовую религиозность (особенно среди этнических узбеков) и воинственность (особенно среди киргизов, потомков кочевников), слабость официального духовенства (особенно в Западном Казахстане, где в советское время мечети просто отсутствовали) и неготовность государственных властей идти на такие жёсткие меры, как запрет радикальной идеологии (что сделали в своё время в Узбекистане, выгнав оттуда турецких проповедников и запретив деятельность доморощенных радикалов).

Добавим к этому бедность в регионе, толкающую его жителей на выезд на работу или на ПМЖ хоть в Россию, хоть в США, хоть в Сирию, развитые на месте приезда сети "теневых" мигрантских структур (от индустрии отдыха до мест массового проживания и источников получения документов) — и перед нами готовая сеть хоть для наркотрафика, хоть для экспорта террора.

* Организации запрещены в России Верховным судом РФ.

Выбор редакции

Loading...