Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Узнавай важные новости первым

Избирательная система в развитии. С чем подошли в ЦИК к своему 25-летнему юбилею

Post cover

Фото: © Wikimedia Commons

2018 год богат на юбилейные события, однако одна дата заслуживает особого внимания — осенью 1993 года, после кровавых событий гражданского противостояния между Верховным Советом и президентом Ельциным, страна нуждалась в создании новой конфигурации законодательной ветви власти.

Выборы в Госдуму первого созыва в новейшей истории России было поручено проводить Центральной избирательной комиссии (ЦИК), которая в декабре 1993 года получила своё нынешнее наименование.

25-летний юбилей Центризбиркома даёт возможность взглянуть на большой путь, который проделала отечественная избирательная система по пути создания реально действующих инструментов реализации воли народа. Необходимо понимать, как бы это высокопарно ни звучало, что только через создание механизмов формирования власти в ходе выборов появляется возможность эффективного поступательного развития страны.

Именно поэтому вокруг проблем избирательной системы всегда ломается столько копий, именно по этой причине все изменения порядка и процедуры федеральных или региональных выборов всегда под микроскопом анализируются общественностью и медиасредой.

Следует отметить, что за прошедшие четверть века отечественная электоральная система не раз менялась, изменялись подходы к определению волеизъявления граждан.

Достаточно вспомнить хотя бы институт губернаторских выборов. Ещё до принятия новой Конституции в 1993 году президент прямо назначал глав субъектов, при этом часть руководителей субъектов всё же избирались, однако это право было не у всех, а только у глав национальных республик. Затем процесс приобрёл более осмысленный характер, и к концу 90-х годов практически все главы субъектов избирались на всенародных выборах (за исключением отдельных северокавказских регионов). Затем уже, после бесланских событий 2004 года, федеральный центр вновь вернулся к практике назначения губернаторов.

Однако все эти изменения носили объективный характер и всегда коррелировали с текущими потребностями государства в социально-политическом и экономическом развитии.

К прямым выборам губернаторов вернулись уже к 2012 году, оставив за регионами право самим определять порядок избрания руководителей субъектов (передав эту опцию в ведение региональных заксобраний).

Аналогично дела обстоят и в случае с порядком формирования Госдумы и Совета Федерации — когда-то нижняя палата комплектовалась целиком по партийным спискам, а в СовФеде заседали непосредственно сами главы регионов. Однако менялись условия, в соответствии с ними менялись и избирательное законодательство, и вся избирательная система в целом.

Тот факт, что сейчас в стране сложилась довольно устойчивая партийно-политическая система с большим пулом непарламентских партий, демонстрирует нам гибкость и приспособляемость отечественной избирательной системы.

Необходимо подчеркнуть, что развитие российской партийной системы неразрывно связано и с развитием избирательной системы — одно без другого попросту не существует.

Последние (пусть и довольно ограниченные территориально) успехи парламентских оппозиционных партий в ряде регионов в ходе единого дня голосования в 2018 году показывают зрелость и прозрачность избирательного процесса в стране, а также готовность федерального центра ставить во главу угла не политическую конъюнктуру в том или ином отдельно взятом субъекте, а стабильность и доверие ко всей избирательной системе в глазах граждан.

Российская избирательная система сочетает в себе черты довольно строгого контроля и учёта, невиданные по стандартам даже для целого ряда западных стран (в США, например, отсутствуют единые реестры избирателей даже на уровне штата, возможно многократное голосование, голосование по документам, которые могут получить граждане иностранных государств и так далее), и достаточной гибкости в использовании современных технологий.

Судите сами — в России действует беспрецедентная по охвату система видеонаблюдения, покрывающая практически все УИКи.

С недавних пор существенно облегчился процесс голосования не по месту жительства, повсеместно внедряются КОИБы и КЭГи (электронные урны, если коротко).

Наблюдателям и прессе даётся больше прав в процессе мониторинга работы избирательных комиссий.

Всё это позволило свести практически на нет саму возможность легализации фальсификаций и вбросов, что опять-таки продемонстрировали отменённые результаты губернаторских выборов в Приморье, а также вторые туры в ряде других субъектов Федерации.

Что бы ни говорили отдельные представители либеральной медиатусовки, никакого "авторитарного крена" в избирательной системе страны нет. Наоборот — идёт процесс повышения её открытости и прозрачности.

Фактически уже сейчас созданы предпосылки для ещё большего охвата потенциальных избирателей и перевода голосования в онлайн-режим, к примеру, с помощью портала госуслуг. И движение в этом направлении не только даст существенный прирост по явке, но и позволит улучшить ключевой показатель жизнеспособности любой политической системы — поднимет её легитимность и приблизит непосредственно к конкретному гражданину, в его смартфон и на его планшет. Это также создаст качественно иное поле политической конкуренции и рынка политтехнологических услуг.

Тут хотелось бы подчеркнуть такой момент — уж сто раз было обговорено, что самые старейшие оплоты демократии западного типа давно не являются образцом демократического процесса. Все эти упрёки России в избирательных "фальсификациях" или создании "нечестных" условий в рамках предвыборной агитации раздаются из тех европейских или американских столиц, где, во-первых, упорно не замечают настоящих нарушений в собственных странах, а во-вторых, упорно игнорируют произошедшие в России за последние 25 лет колоссальные демократические преобразования.

Собственно, даже возможность кричать из каждого утюга в Интернете, на своих телеканалах и радиостанциях о реальных и мнимых нарушениях в ходе выборов как раз и является лучшей иллюстрацией того, что в России напрочь отсутствует политическая цензура, а избирательная система и ЦИК в первую очередь очень чутко реагируют на любые попытки подорвать доверие к институту выборов.

Пора уже признать очевидную вещь — мы давно не ученики и не стажёры, в России сложилась и действует вполне современная электоральная и партийно-политическая система, которая по уровню открытости и технологической оснащённости даст фору иным западным странам. И заслуга в этом принадлежит коллективным усилиям власти, гражданского общества и представителям самой избирательной системы.

Выбор редакции

Loading...