Страшнее, чем рак. Почему учёные не могут победить малярию

7 июня 2019, 08:10

Фото © Shutterstock

<p>Фото © Shutterstock</p>

Впервые в истории с помощью генной инженерии удалось создать грибок-убийцу, который может уничтожить 99 процентов малярийных комаров. Пока одни учёные радуются, другие бьют тревогу: новое лекарство испытывается слишком медленно — и миллионы людей по всему миру могут умереть от страшной болезни, так и не дождавшись помощи.

Почти победили

Победа над малярией — одна из важнейших задач, которые стоят перед Всемирной организацией здравоохранения. Только за 2017 год малярия стала причиной смерти 435 тыс. человек, а число заболевших измеряется сотнями миллионов человек. После попыток победить болезнь на клеточном уровне за малярию взялись генетики.

Фото © Sipa Asia/TASS

Фото © Sipa Asia/TASS

Ещё 10 лет назад серьёзного прорыва в лечении малярии не ожидалось, однако с 2013 года учёные приступили к испытаниям принципиально новых препаратов, которые "бьют" болезнь в самые уязвимые места. В результате три года подряд малярию удавалось лечить массово и крайне эффективно, но затем, по данным ВОЗ, новейшие препараты перестали давать ожидаемый результат.

Ситуация с малярией осложнилась ещё и тем, что за долгие годы применения различных вакцин многие штаммы болезни внутри малярийных комаров адаптировались к лечению. Первые серьёзные результаты в лечении пришли неожиданно: учёные из Университета Мэриленда в США синтезировали суперагрессивный грибок, в основе которого — гены смертельно-ядовитого австралийского паука. Суть новой вакцины проста — грибок убивает комаров быстрее, чем они смогут дать потомство. Перспектива у нового аппарата оказалась сумасшедшая: 99 процентов комаров, подвергнутых испытаниям, оказались убиты всего за несколько недель.

Фото © Sipa Asia/TASS

Фото © Sipa Asia/TASS

И хотя учёные заявляют, что никакой опасности для экосистемы не существует, на "испытательных полигонах" зафиксированы случаи падежа скота. Про вред другим представителям фауны учёные не рассказывают, ссылаясь на "испытательный период".

Начали волноваться

Испытания модифицированного грибка в Буркина-Фасо показали, что после применения вакцины малярийные комары начали умирать в полтора раза быстрее, чем при обычной обработке лесов пестицидами. Однако после обработки грибком большой площади стало ясно, что не все комары погибли настолько быстро, насколько это было необходимо. Между тем вспышка малярии может возникнуть всего из-за нескольких десятков особей одного вида комаров. Всего в мире насчитывается несколько тысяч различных типов комаров, и большая часть из них обитает в южных регионах, где температура и влажность остаются высокими почти круглый год.

Фото © Shutterstock

Фото © Shutterstock

Важно и другое — несмотря на постоянные попытки остановить или хотя бы снизить темпы малярийной эпидемии, серьёзных успехов в победе над этим заболеванием нет. Вся вакцинация имеет ограниченный эффект, и усилия учёных сосредоточены в основном на купировании и локализации заболевших в отдельных зонах. Но вспышки заболевания (в основном в Африке) продолжают фиксироваться каждый год, при этом число заболевших постоянно увеличивается — с 2017 года общее количество переболевших увеличилось на 2 млн человек.

Прогрессивные методы лечения заболевания, которое вызывают особо опасные паразиты plasmodium falciparum, оказались бесполезны. Купирование симптомов не позволяет полностью уничтожить болезнь. Даже новые препараты от малярии, одобренные к применению в США и Европе, показали спорную эффективность и целый ворох побочных эффектов — от сбоев в работе поджелудочной железы до анемии и сердечных спазмов.

Опасно для людей?

Даже с учётом того, что современная наука далеко продвинулась в лечении малярии, болезнь всё равно остаётся непобеждённой. Сертифицированные препараты, которыми проводится терапия не только заболевших в Африке, но и тех, кто "привёз" болезнь домой, не обладают достаточной эффективностью. В одних только США зарегистрированы случаи, когда болезнь "пробуждалась" через полтора года после завершения курса лечения и отрицательных тестов на возбудители.

Фото © Wikipedia

Фото © Wikipedia

При этом не помогают даже экспериментальные методы лечения, которые включают в себя смешанную антибактериальную терапию. Испытания вакцин проводятся практически каждый год, но доступного препарата от малярии, способного дать хотя бы 90 процентов эффективности, до сих пор не придумано — максимум, что может предложить современная медицина, 50−60 процентов эффективности. После такого лечения нужно заново проверяться хотя бы через 6 месяцев и лечить болезнь в случае рецидива.

При этом народы Африки, которые чаще других страдают из-за болезни, не единственные, кому грозит опасность. По данным ВОЗ, к 2017 году количество переболевших малярией составило 219 млн людей — таким количеством "жертв" не сопровождаются вспышки даже более тяжёлых инфекций.

Всемирная организация здравоохранения признаёт, что успехи в лечении малярии (по крайней мере пока) неважные и что эпидемия этого заболевания — одна из главных проблем ВОЗ на ближайшие десятилетия. Постепенно на официальном уровне начинают признавать, что малярия — такое же страшное заболевание, как ВИЧ. Исходить нужно из того, что учёные прогнозируют рост смертности от малярии до (примерно) миллиона человек в год. Традиционные методы профилактики заболеваемости, равно как и методы терапии, не оправдывают надежд.

Усугубляет ситуацию и постоянная мутация самих плазмодий. Из двухсот обнаруженных видов через каких-нибудь 15 лет почти половина может адаптироваться к лекарственным препаратам, используемым для локализации очагов инфекции и лечения. Если это произойдёт, то почти весь прогресс в разработке противомалярийных препаратов за 60 лет сойдёт на нет, а борьбу с тяжёлой инфекцией придётся начинать заново.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1