Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

Чудмедэксперты обращают кровь в алкоголь. Как выжимают промилле из жертв ДТП

В крови шестилетнего мальчика, сбитого насмерть на пешеходном переходе полицейским, нашли алкоголь. Служебная проверка установила, что водитель — майор полиции — правил не нарушал, а ребёнок сам внезапно выехал на перекрёсток на велосипеде. Майор "дул в трубку", и алкоголя в его крови не нашли. Зато в крови сбитого им мальчика обнаружили 0,51 промилле, что соответствует бокалу выпитого сухого вина. Лайф разбирается в ситуации и вспоминает о других вопиющих случаях, в которых замешаны "чудмедэксперты".

Post cover

Коллаж © LIFE. Фото © Shutterstock, © КиноПоиск

Интернет шумит по поводу очередного "пьяного мальчика", погибшего в июльском ДТП. И есть отчего шуметь. Ещё памятен скандал в Балашихе, когда в 2017 году 31-летняя Ольга Алисова на своём автомобиле Hyundai Solaris сбила шестилетнего Алёшу Шимко, который шёл со своим дедушкой домой. Машина переехала ребёнка и, зацепив его дном, протащила тело мальчика несколько метров, отчего он скончался на месте.

Чудо № 1. Халатность или злой умысел

Два года назад очевидцы происшествия заметили, что в момент трагедии Алисова разговаривала за рулём по телефону и почти вдвое превысила разрешённую во дворе скорость.

Фото © LIFE

Вскоре родня сбитого Алёши начала замечать некоторые странности в расследовании ДТП. Например, исчезли записи с уличных камер слежения. Долго тянули эксперты, а следователи не могли возбудить дело целый месяц. Но вишенкой на торте послужила судмедэкспертиза, которую провёл врач ГБУЗ Московской области "Бюро судебно-медицинской экспертизы" Михаил Клейменов. "Чудмедэксперт" установил, что в крови мальчика было 2,7 промилле алкоголя, что соответствует выпитой бутылке водки! После поднявшегося шума в СМИ всё встало на свои места — повторная экспертиза опровергла смехотворные и циничные выводы Клейменова, а суд приговорил его к десяти месяцам исправительных работ за халатность, при этом восстановив судмедэксперта в должности. Халатность, по версии следствия, заключалась в том, что врач неправильно взял кровь мальчика и это якобы привело к "загрязнению спиртообразующей микрофлорой и процессу спиртового брожения". Сам Клейменов свою вину так и не признал.

Наказав Клейменова лишь за "халатность", правоохранительная система не признала возможности подкупа эксперта или же его ангажированности. И поскольку шестилетний мальчик просто физически не мог выпить бутылку водки и остаться в живых, получается, что произошло настоящее чудо превращения крови сбитого Алёши в алкоголь.

Чудо № 2. Как карта ляжет

Ситуация, которая произошла в июле этого года, напомнила многим о деле "пьяного мальчика" из Балашихи. На днях в одном из пабликов Уржумского района появился скан судебной экспертизы, в которой сказано, что в крови сбитого полицейским шестилетнего мальчика нашли 0,51 промилле алкоголя.

ДТП произошло почти как в нашумевшем фильме "Майор" Юрия Быкова: 45-летний майор из поселкового отделения ехал на своём "ниссане" по дороге села Буйского Уржумского района Кировской области. По свидетельству самого полицейского, неожиданно на перекрёстке оказался мальчик на велосипеде. Водитель не смог вырулить и насмерть сбил ребёнка.

По факту смертельного ДТП была проведена служебная проверка, которая не установила за полицейским какой-либо вины. Майор прошёл медосвидетельствование, и следов употребления алкоголя в его крови не нашли. Вот только на днях общественность узнала, что алкоголь нашли... в крови шестилетнего мальчика! 0,51 промилле — такую цифру указал судмедэксперт С.В. Насонов в своём отчёте.

Что же произошло с отчётом? Неужели мальчик был пьян или же судмедэксперт "отмазывает" майора? Таким вопросом задаются СМИ и пользователи соцсетей.

На специализированных сайтах судмедэксперты неоднократно обсуждали возможность увеличения концентрации алкоголя в тканях трупа. Лайф изучил эти доводы: действительно, при гниении крови в результате жизнедеятельности микроорганизмов в тканях трупа может появиться алкоголь до значений в районе 1,5 промилле. Однако при гниении данные о концентрации этилового алкоголя являются недостоверными, что и должно быть отображено в отчёте. То есть, скорее всего, промилле в крови мальчика отображают не выпитое им перед трагедией, а алкоголь, производный от трупного брожения. И это не сыграет особой роли для расследования обстоятельств ДТП, что, в принципе, и подтвердила пресс-служба МВД.

Однако ситуация проявляет очевидную опасность: если концентрация алкоголя в крови трупов может быть как от самого алкоголя, так и от гнилостных изменений трупа, то ситуацию можно легко использовать для подтасовок. Трудно поверить, что шестилетний мальчик выпил бутылку водки, но в пьяного взрослого поверить довольно легко. Для выявления "гнилостных промилле" труп должен всего лишь какое-то время полежать вне холодильных установок или же экспертиза должна начаться довольно поздно, например, через неделю. И, если, допустим, кому-то "сверху" нужно признать погибшего участника ДТП пьяным, достаточно лишь затянуть с экспертизой. Если поднимется резонанс, как в случае с погибшими детьми, можно всегда свалить на "гнилостные изменения", а если тема не всплыла на поверхность, использовать отчёт в своих интересах. Как карта ляжет. И всё будет с виду юридически грамотно оформлено.

Бывший следователь на условиях анонимности рассказал Лайфу о тонкостях взаимодействия полиции с судмедэкспертизой:

— Судмедэксперты — это сотрудники специально аккредитованных учреждений, и формально они не входят в структуру МВД. Но, по сути, происходит их соподчинение. Долгосрочное сотрудничество зачастую приводит к тому, что некоторые недобросовестные эксперты могут написать в экспертизе то, что необходимо следствию, и сделать это не только за деньги, а по прямому приказу со стороны высоких чинов МВД. Если есть необходимость, в зависимости от конъюнктуры дела и важности фигуранта вопрос легко решается так, "как надо".

Подобное "сращение" экспертизы с МВД может приводить к очевидному перекосу системы в сторону корпоративной солидарности. А тому, кто "не в системе", добиваться справедливости в таких случаях довольно трудно.

Чудо № 3 Вырезанный сфинктер

Одним из ярких примеров сращения правоохранительной системы с судебной экспертизой является нашумевшее дело "кубанской Лоры Палмер" , о котором много и подробно писал Лайф.

Напомним, что дело таинственно убитой девочки Марины Негребы вёл зять "золотой судьи" Хахалевой — Вадим Бадалов. Несмотря на множество свидетельств насильственной смерти, следователи уверяли родственников девочки, что она утонула в ручье глубиной по щиколотку.

Судебный эксперт Николай Яковлев при первичном осмотре трупа почему-то удалил у трупа девочки анальный сфинктер и поместил его в раствор формалина, уничтожающий все следы. Это стало известно после эксгумации трупа при повторной экспертизе. И даже после того, как тайное стало явным, Яковлева никак не наказали и даже не уволили.

Судмедэксперт Николай Яковлев. Кадр из видео YouTube / "ЦУРреализм". Фото © VK / "Профсоюз полиции"

В сложившейся системе для осуществления правосудия важную роль играет общественный резонанс. Поэтому если родственники или близкие жертв активно добиваются справедливости, а информацию о возможных злоупотреблениях подхватывают СМИ, есть большой шанс добиться справедливости. Но если все молчат, рука очередного "чудмедэксперта" может подписать любую выгодную следствию бумагу.

Станислав Сенькин

Выбор редакции

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Loading...
закрыть