Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Узнавай важные новости первым

Богатые тоже терпят. Домашнее насилие ударило по тяжёлому люксу

Фото © Shutterstock 

Post cover

В соцсетях кипит очередная история о домашнем насилии. Лайф выяснил детали конфликта в семье топ-менеджера "Альфа-Капитала" Евгения Живова и попросил экспертов дать им оценку.

Пока законодатели устраивают баталии за закон о домашнем насилии, жизнь подкидывает сюжеты только в пользу этого закона. Выясняется, что домашнее насилие — это не только про семьи с пьющими родителями или с мужьями-неудачниками, вымещающими злобу на семье. Оно не обходит стороной и состоявшихся топ-менеджеров, которые рассекают по столице на Porsche и избивают, как утверждает Ирина Живова, собственных детей.

Экс-супруга топ-менеджера "Альфа-Капитала" Евгения Живова Ирина обвинила бывшего мужа в избиении и применении насилия к детям. Об этом она написала на своей странице в "Фейсбуке".

Находясь в травмпункте, она рассказала, что после "четырёх месяцев отсутствия" муж якобы "подкараулил старшую дочь, напугал, выследил" и ворвался в квартиру, которую Ирина Живова сняла на время развода. Там он "отмутузил" семью. Женщина сообщила о том, что ей пришлось "снимать побои как во взрослом, так и в детском травмпункте".

В комментарии Лайфу Ирина Живова сообщила, что сегодня дело по статье КоАП 6.1.1 "Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий" было отправлено в суд. Сейчас с детьми работает психолог. Они очень напуганы.

Фото © Facebook / Irina Zhivova

Любопытная ситуация связана с тем, что после развода Ирина Живова обязана погасить "долги по кредиту за весь период брака", пишет она на своей странице в соцсети. Адвокат пострадавшей Виктория Дергунова сообщила Лайфу, что долги составляют чуть больше пяти миллионов рублей. Согласно судебным решениям, недвижимость, машина, мотоцикл достались мужу, также "основное местожительство детей суд определил по месту проживания отца". Адвокат заметила, что её подзащитная подала апелляции, но суд пока не назначил дату рассмотрения.

Более того, Ирина Живова сообщила Лайфу, что они не могут подать апелляцию, поскольку не получили документов из суда по принятым решениям, хотя прошло уже не менее трёх недель.

Готового рецепта никогда нет

Врач-психиатр Анна Басова напомнила, что наличие психической травмы у ребёнка после такой истории определяет судебно-психиатрическая экспертиза, которая проводится по постановлению суда.

По её словам, для ребёнка психической травмой может быть не только насилие, обращённое на него, но и агрессия в отношении матери, например. А то, как ребёнок это переживёт, в большой степени зависит от поведения взрослых: будут ли они замалчивать или, наоборот, обсуждать этот факт с ребёнком. В любом случае готовых рецептов нет, важна работа с кризисным психологом.

Закон о домашнем насилии

В России нет закона по профилактике семейно-бытового насилия. Сейчас Президентский совет по правам человека (СЧ) предлагает закрепить в законодательстве понятие "Семейно-бытовое насилие" и права пострадавших от него. По информации СМИ, предложения совета станут основой законопроекта о семейно-бытовом насилии, который разрабатывается по поручению спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко.

А в Государственной думе прошли парламентские слушания "Предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений". Более того, нижняя палата запустила опрос на странице соцсети — нужен ли такой закон о профилактике домашнего насилия.

Журналист и блогер Леся Рябцева считает, что о подобных ситуациях мы будем узнавать всё больше, и не потому, что их количество растёт, а потому, что о них начали говорить открыто.

— Та система, которая сейчас есть по профилактике семейного насилия, не работает. Нужны новые меры, которые будут помогать пострадавшим родителям и детям. Сейчас привлечь внимание и добиться поддержки у пострадавших получается, только когда они опубличивают свои проблемы. Преимущественно только в этих случаях им удаётся добиваться справедливости и защиты, — сказала Рябцева. — Новая система необходима, потому что пострадавшие рискуют, рассказав о насилии обществу. Мы не знаем, получит ли она угрозы после этих публикаций и что с нею будет дальше.

Она напомнила, что в ряде стран, когда возникают подобные ситуации, родителю, проявившему агрессию, запрещают приближаться к семье, а пострадавшие автоматически берутся под защиту государства. С ними начинают работать психологи.

Адвокат Юлия Вербицкая отметила, что, согласно статье 35 Семейного кодекса, всё имущество и все долги делятся между супругами пополам. Поэтому подобный раздел имущества не должен остаться без внимания судов высших инстанций. И если будет доказано, что эти денежные средства, которые сейчас являются её долгом, были потрачены на приобретение недвижимости, то вне зависимости от содержания брачного контракта она имеет право претендовать на свою долю в них.

Что касается местожительства детей, то при обжаловании решения она вправе требовать привлечь органы опеки и попечительства для пересмотра ситуации в связи со случившимся инцидентом. В любом случае все споры решаются в суде, и, если решения приняты не в её пользу, эти решения нужно оспаривать и защищать свои права.

Выбор редакции

Loading...