Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

"Фигура речи" Батьки. Как и за что торгуется Лукашенко

Политолог Дмитрий Родионов — о том, к чему приводят заигрывания власти с либеральной оппозицией.

Post cover

Фото © AP Photo / Darko Vojinovic

В субботу в Сочи состоялись переговоры президентов России и Белоруссии относительно согласования спорных вопросов, касающихся интеграции двух стран. Переговоры, очевидно, были напряжёнными и продлились пять часов. Предшествующие им переговоры глав правительств заняли семь с половиной часов, и, как потом премьеры заявили на пресс-конференции, им удалось решить половину спорных вопросов, оставшиеся же должны были решить президенты.

Однако, судя по всему, президенты их так и не решили. Никакого выхода к прессе по итогам встречи не было, несмотря на то что журналисты ожидали глав государств в специальной комнате, где были размещены трибуны и флаги. Лукашенко сразу же после переговоров покинул резиденцию Путина.

Некоторую ясность пытался внести глава Минсоцразвития России Максим Орешкин. По его словам, встреча вышла плодотворной. В чём конкретно заключаются "плоды" этой встречи, он не уточнил, отметив лишь, что на 20 декабря намечена новая встреча — в Санкт-Петербурге.

Ключевым разногласием является требование Минска выплатить компенсацию за "налоговый манёвр" в нефтяном секторе, который обнулил пошлины на вывоз российской нефти, повысив при этом НДПИ, что подняло цены для Белоруссии и лишило её возможности зарабатывать на перепродаже сырья. Сумма компенсаций никогда не называлась, но в Минске до этого не раз говорили о потерях в миллионы долларов. Москва, разумеется, отказывалась, имея в кармане железный аргумент — на льготных ценах для Белоруссии она ежегодно теряла до 3 млрд долларов.

Вторым принципиальным разногласием был вопрос цены на газ — Минск требовал уравнять её с ценой на российском рынке. Москва давала понять, что готова обсуждать это, но взамен требовала более глубокий уровень интеграции. На что Лукашенко неизменно заявлял о "святости суверенитета", которым он, дескать, не торгует, и о попытках посягательства на него, не называя Россию напрямую, но подразумевая её.

Вот и перед последними переговорами белорусский лидер заявлял, что не просит у Москвы дешёвого газа, однако в очередной раз призвал уравнять цены для белорусских и российских потребителей.

Это обычная для Батьки "фигура речи". Как и постоянные заявления об угрозе для суверенитета, идущие вперемешку с заявлениями о несокрушимой дружбе и братстве между Россией и Белоруссией.

В принципе, торг здесь уместен, он позволяет сторонам добиваться лучших условий для компромисса. Но не тогда, когда одна из сторон выставляет заранее неприемлемые условия. Или использует нехорошие, а порой — опасные аргументы. Причём зачастую опасные для самой себя.

В то время как Лукашенко общался с Путиным в Сочи, в Белоруссии за встречей лидеров пристально следили. И далеко не молча. Так, в Минске прошёл митинг против интеграции с Россией. Примечательны тут две вещи. Во-первых, его крайняя радикализация. Нет, митингующие пришли не поддержать президента, который должен жёстко отстаивать интересы свой страны. Митингующие требовали его отставки. А что касается интеграции с Россией, её, по мнению собравшихся, следовало не сделать более выгодной Белоруссии, а вообще отменить.

Причём организаторами митинга выступили националистические организации, в том числе "Белый легион" и "Белорусская христианская демократия".

Протестующие, помимо известного националистического "Жыве Беларусь!", выкрикивали провокационные лозунги типа "Ніякіх саюзаў з імперскай Расіяй!", размахивали бело-красно-белыми флагами правой оппозиции. Среди плакатов выделялся один — с цитатой известного антисоветчика и русофоба Ростислава Лапицкого, призывающей хату спалить, но ничем не делиться с "клятыми москалями".

Протестующие долго не расходились, и даже отсутствие прогресса на переговорах их не удовлетворило. Стихийный митинг возобновился на следующий день, когда его участники пришли к Посольству России, передав свои "требования", которые могут звучать шокирующе: не продолжать процесс интеграции с Белоруссией. В тексте резолюции содержится также обращение и к мировому сообществу — его просят признать будущие интеграционные соглашения нелегитимными.

Второй интересный момент: митинг не был разрешённым. Что обычно бывает с теми, кто пытается провести в Белоруссии несогласованные с властями акции, тем более с радикальными антилукашенковскими лозунгами, рассказывать не надо. Уж белорусский ОМОН своё дело знает хорошо. Но не в этот раз. Присутствовавшая на месте милиция не вмешивалась в ход митинга. Позднее один из очевидцев рассказал журналистам, что слышал, как по рации один из милиционеров получил указание работать "максимально культурно".

Как это понимать? Почему Лукашенко допустил подобное — фактически нож в спину самому себе во время важнейших переговоров?

Нет, нет это не нож в спину Батьки, этот нож обращён как раз в сторону России, его смысл — показать в СМИ "картинку", которая, по идее, должна сделать российское руководство более сговорчивым. Мол, вы мне скидку на газ и компенсацию за "налоговый манёвр", а я разберусь с этой публикой.

Похоже на то, что Лукашенко просто набивает себе цену на переговорах. Вполне в его стиле. Нелишним будет вспомнить его постоянные дифирамбы в адрес Украины и Евросоюза с намёком на то, что Белоруссии есть с кем "дружить", если Россия не захочет "дружить" на её условиях.

Правда, тут неизбежно вспоминается бывший украинский президент Виктор Янукович, который и скидку на газ выторговал, манипулируя севастопольской "пропиской" Черноморского флота, и в других вопросах давил на Москву, демонстративно заигрывая с националистами и пугая "евроинтеграцией". Это ведь при нём впервые в истории националистическая "Свобода" прошла в парламент. Такого даже при русофобе Ющенко не было. А её лидер Тягнибок рассматривался в качестве противника Януковича на предстоящих президентских выборах. Это при нём "евроинтеграция" стала национальной идеей, определив весь дальнейший ход истории.

Как мы знаем, он оказался крайне неприятным для самого Януковича и для всей Украины. Имея столь показательный пример перед глазами, кто-то всерьёз может подумать, что в Белоруссии такое невозможно? Всё возможно, особенно если сознательно наступать на те же грабли.

И пусть никого не смущает, что на митинг в Минске пришло мало народу. "Евромайдан" в Киеве в ноябре 2013-го тоже начинался с кучки студентов, и тогда казалось, что милиция ситуацию контролирует, но в дальнейшем события "внезапно" полностью вышли из-под контроля властей. Если белорусские власти считают, что обладают неким иммунитетом, они ошибаются.

Сегодня у Януковича есть куча времени, чтобы переосмыслить свою жизнь и осознать, что сидение на двух стульях чревато и что капризный ребёнок, который засовывает руку в клетку со львом, чтобы выпросить у матери дорогую игрушку, может руки запросто лишиться. И не только руки.

Вопрос: сколько времени понадобится Лукашенко на осознание всей серьёзности ситуации и не поздно ли будет?

Выбор редакции

Loading...