Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

Сначала дизайн, потом технологии. Как китайцы воруют технологии у Запада и почему никто не может их за это наказать

Фото © China Photos / Getty Images

Post cover

Китайский плагиат у современного мирового автопрома — ни для кого не новость. Правда, при обилии критики подделок под Range Rover, Hummer или Mercedes большинство не задаёт самого важного вопроса: почему никто не подаёт в суд на китайские концерны за воровство дизайна и технологий? Спойлер — потому что выиграть дело практически невозможно.

Как это происходит

Мир время от времени сотрясают шпионские скандалы, связанные с "работой" граждан Китая в крупнейших корпорациях по всему миру. Китайские гуру промышленного шпионажа работают без устали, и на то есть совершенно обычная причина: сами по себе китайцы сильно отстают от мировых трендов. Это касается не только прорывных технологий, хотя и в этом направлении китайцы демонстрируют успехи, но и обычных промышленных технологий. Справедливости ради стоит сказать, что промышленный шпионаж — одна из причин китайского экономического чуда — рывка и выхода в лидеры со времён 80-х годов.

Если понаблюдать за китайскими делегациями на любой промышленной выставке, то можно обнаружить, что они не только активно фотографируют все интересующие их выставочные образцы, но и всегда чётко знают, где и в каких павильонах проводить время. Разумеется, про образцы на выставке можно узнать заранее, но китайские участники всегда точно знают, к какой технике подходить. С автомобильными выставками дело обстоит ещё интереснее. Большинство аккредитованных на мероприятия китайских журналистов или "простых посетителей" приезжают с планшетом.

Ну кому нужна война?

Фото © AP Photo / Laurent Cipriani

Но и это ещё не всё. Автосалоны — это по большей части всегда премьерные показы, на которых производители раскрывают данные по самым передовым разработкам. Китайцы оказались прагматичными и в этом смысле: самые продуманные специалисты сразу приезжают на выставки с компактными лазерными сканерами, которые по bluetooth соединяются с планшетами и смартфонами, создавая 3D-модель детали с указанием её размеров. На одном из женевских автосалонов в 2011 и 2012 годах даже случилось несколько скандалов, когда у находчивых азиатов отбирали сканеры под страхом "обнулить" аккредитацию.

Но продвинутым пользователям промышленного шпионажа не привыкать. Если нельзя использовать электронику, китайцы делают всё по старинке, руками. Причём на женевском автосалоне 2015 года такие умельцы работали в команде — один держал в руках линейку циклопических размеров, пронесённую в рюкзаке, а второй фотографировал. Наглость и дерзость китайских промышленных шпионов, которые вполне могли оказаться фотографами-фрилансерами на окладе у автопрома, поражала всех: воспользовавшись невнимательностью или попыткой отойти в туалет от закрытого прототипа, китайцы тут же проникали на стенды и открывали автомобили либо делали максимально возможное количество снимков с близкого расстояния.

Все эти данные оперативно отправляются "домой" и через несколько месяцев, реже — через год, на свет появляются китайские клоны продукции немецких или японских автопроизводителей. К одному из таких примеров относят копирование Volkswagen Tiguan. В 2007 году эта машина появилась на рынке, несколько лет успешно продавалась, а в 2013 году, спустя несколько месяцев после новостей о грядущем рестайлинге, компания Zoteye представила свою модель Х7, которая оказалась как две капли воды похожа на обновлённый VW Tiguan. И тут же возникает справедливый вопрос: неужели никто и никогда не подавал в суд на китайцев за плагиат? Представьте себе, подавали. И не кто-нибудь, а крупнейший немецкий автопроизводитель.

Юридическая ловушка

Фото © AP Photo / Greg Baker

Ещё в 2007 году, задолго до историй с копированием Volkswagen Tiguan, компания BMW подала в суд на китайского автопроизводителя Shuanghuan. Китайский автоконцерн обвинили в плагиате — дизайн кроссовера SCEO практически полностью копировал внешний вид внедорожника BMW X5. Правды немцы смогли добиться лишь у себя дома: в Германии продажи китайского "клона" были запрещены, но никакой компенсации с укравшего дизайн завода BMW не получила. Позднее к юридическим спорам с китайцами присоединилась и компания Mercedes. Shuanghuan обвинили в том, что их малолитражка Noble была полностью скопирована с автомобиля Smart Fortwo.

По иску "Мерседеса" было принято такое же решение, как и по BMW, — продажи китайской "балалайки" в Германии были запрещены. Однако позднее у компании Shuanghuan сменился владелец, а также несколько смежных юридических лиц и китайцы провели рестайлинг малолитражки Noble... и подали в суд на Mercedes, запросив примерно 100 миллионов долларов за "испорченную репутацию". Чем кончилось дело — не до конца ясно, но китайский автомобиль Shuanghuan Noble всё-таки стали продавать в Европе.

По той же дорожке в 2015 году прошли и британцы из Jaguar / Land Rover. Из-за воровства дизайна китайской Jiangling Motor в Китае фактически удалось обрушить продажи Range Rover Evoque, который китайцы сделали проще и дешевле и стали продавать как Landwind X7.

Но ни в одном из споров нарушителей прав интеллектуальной собственности к ответственности и многомиллиардным выплатам не привлекли. Почему? Объяснение, как всегда, проще некуда. Юрист-международник Эдуард Шанин отметил, что крупный спор по патентам внутри КНР — практически безнадёжное дело.

Большая часть автомобильных компаний КНР — это государственно-частные юридические лица. Когда они сталкиваются с исками, то в механизм "отбивания" атаки включается огромное количество юристов, которые физически (своими руками) заваливают суды жалобами и апелляциями, пытаются отложить слушания и много чего ещё. В итоге выходит либо срок разбирательства, либо по другим причинам у некоторых западных компаний начинаются проблемы. То есть, с одной стороны, мы говорим о том, что доказать противодействие китайского правительства таким искам нельзя, а с другой стороны очевидно, что ни один автоконцерн такими ресурсами для тяжбы в суде не обладает

Эдуард Шанин

юрист-международник

Но после десятков судебных заседаний и бессонных ночей, потраченных на поиск прецедентов и судебных решений, китайцы стали умнее. Нет, разумеется, они не перестали воровать дизайн и решения у других автопроизводителей. Просто они стали делать это по-своему. К примеру, при разработке нового клона Toyota Land Cruiser 200 они "намешали" в дизайн внедорожника решения сразу от нескольких автомобильных производителей и лишь слегка изменили либо расположение оптики, либо размер дверных ручек. Тонкость международного права состоит в том, что доказать кражу интеллектуальной собственности на такие мелочи практически невозможно, а китайцы это хорошо знают.

Кроме того, для зарубежных производителей есть очевидная проблема выбора между тем, чтобы терпеть воровство собственных технологий, и тем, чтобы работать на китайском рынке. Сами китайские водители от этого, впрочем, ничуть не страдают — ездить на местном аналоге Range Rover, который пусть и хуже по качеству, но в два, а то и в три раза дешевле, для китайского водителя вполне нормально.

Фото © In Pictures Ltd. / Corbis via Getty Images

С точки зрения международного права, если в дизайне автомобиля присутствует некий процент собственных решений (например, около 30% кузовных элементов не похожи на исходный прототип), то такой автомобиль (барабанная дробь) считается совершенно другим. То есть, если условный "АвтоВАЗ" завтра решится на копирование Porsche 911 и совершит это, изменив лишь 30-45% кузовных панелей, то в суде юристы из Porsche не смогут доказать сам факт плагиата и кражи интеллектуальной собственности.

При этом АвтоВАЗ вполне может воспользоваться теми же решениями, что и китайцы. В Поднебесной обычно копируют только дизайн экстерьера, а внутреннее убранство — весь салон, ниши под посторонние предметы — прорабатывают самостоятельно. И после всех этих манипуляций на рынке появляется совершенно другой автомобиль, за создание которого претензий никому уже не предъявить.

Ситуация с компонентной базой и электроникой несколько сложнее. Здесь китайцы занимаются промышленным шпионажем и активно покупают уже запатентованные решения у производителей за сущие копейки. В каких машинах установлены ворованные решения, а в каких купленные законно — поди разберись. Именно такая юридическая коллизия, когда всё вроде бы очевидно, но в то же время непонятно, позволяет китайцам "поднимать" собственный автопром, используя чужой труд, чужие деньги и чужой опыт. И ни одна, даже самая крупная юридическая компания не в состоянии их за это наказать.

Юристы говорят, что для изменения ситуации необходимы жёсткие ограничительные меры. К примеру, автомобили с ворованным дизайном должны попадать под запрет на продажу не только в Европе, но и на других рынках. Однако китайский рынок настолько велик и в нём настолько много денег, что автопроизводители готовы терпеть любое воровство технологий и любые капризы китайцев только ради возможности работать в КНР и зарабатывать деньги.

Сергей Андреев

Выбор редакции

Loading...
закрыть