Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

Пусть больной, зато мой. Нужно ли рожать заведомо больных детей

6016
Post cover

Эвелина Блёданс. Фото © ТАСС / Николай Галкин

Прокуратура Красноярского края возбудила уголовное дело по факту смерти двухлетнего ребёнка с редким заболеванием — спинальная мышечная атрофия (СМА). Из-за бюрократических проволочек двухлетний мальчик не получил вовремя лекарство и умер. В этой семье есть ещё один ребёнок с СМА — старший сын. Изначально семья предполагала, что у второго ребёнка может быть тяжёлое заболевание, однако не стала прерывать беременность. Теперь в социальных сетях разгорелся спор на тему: рожать или не рожать заведомо больного ребёнка.

Инвалид — "мучение для всех"

Помощница сенатора Елены Мизулиной Анна Левченко, проработавшая пять лет помощницей бывшего детского омбудсмена Павла Астахова, считает, что сохранять жизнь изначально обречённому ребёнку — мучение для всех, включая самого ребёнка. При этом она отмечает, что это её личная позиция.

Фото © Facebook / Анна Левченко

Я бы изначально на такое не пошла, потому что не вижу смысла мучить ни себя, ни семью, ни ребёнка ради какой-то эгоистичной идеи посмотреть на своего ребёнка, похоронить его. Для меня это непонятно и неприемлемо. Я понимаю те семьи, которые не хотят обременять себя больными детьми, как понимаю и то, что может существовать другая позиция. Я считаю, что хосписы для новорождённых облегчат жизнь матерям, решившимся рожать детей с патологиями — детей, которые могут вообще прожить несколько минут и умереть. Но понять и принять такую позицию я не могу, — считает Анна Левченко.

Анна также сказала: "Если я когда-нибудь вдруг забеременею, то пройду абсолютно все возможные тесты и обследования на патологию плода. Если вдруг выяснится, что ребёнок неполноценен или имеет серьёзные патологии либо синдромы, я и думать не буду даже о том, чтобы сохранять такую беременность".

"Вы рискуете убить здорового ребёнка"

У известной российской актрисы театра и кино, основательницы благотворительного фонда "Синдром любви" Эвелины Блёданс своя правда.

Актриса Эвелина Блёданс с сыном Семёном. Фото © Ольга Зиновская

Я ответила на этот вопрос своей жизнью. Он однозначный: я знала, что у меня родится ребёнок с синдромом Дауна, но я шла на это, потому что я очень любила отца ребёнка. И здесь не только дело в ребёнке. Дело в том, что аборт — это риск никогда не стать матерью. Вот это каждая девочка должна помнить, отмечает Эвелина.

Актриса благодарит судьбу за то, что она не сделала аборт, потому что потом, в 43 года, Бог дал ей ещё одного сына.

Я не понимаю современное поколение со всеми этими идеями вроде чайлдфри, хотя и воспитываю ребёнка без мужа. Все знают, что у нас несколько лет назад произошёл развод. Но я абсолютно счастлива, у меня великолепный малыш — самый лучший, самый любимый. Его уважают не только родные, но и все те, кто долго и недолго имел счастье с ним встречаться. Поэтому всегда можно воспитать ребёнка и самой. Конечно, мне приходится пахать, бегать, зарабатывать, но я к этому готова, потому что я это делаю не только для своего ребёнка, но и для своей благотворительной организации. Поэтому я хочу, чтобы все дети с особенностями развития нашли своё место в нашем обществе и чтобы они хорошо в нём жили и их не отторгали, — поделилась Эвелина.

Актриса также отметила, что, если обнаружена патология, это ещё не стопроцентный приговор. Она сказала, что знает десятки случаев, когда сначала ставят диагноз, а потом рождается здоровый малыш. И назвала аборт большим риском убить здорового ребёнка.

Выбор редакции

Loading...