Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

Убить или сжечь? Как эвакуация из Китая стала для Украины тестом на человечность

Доцент Финансового университета Геворг Мирзаян — о том, почему граждане Украины почувствовали себя стадом зверей при приёме самолётов из Ухани. Как украинское и российское общество раскрылось в истории с эвакуацией своих граждан из Китая.

5127
Post cover

Во время протеста против размещения людей, эвакуированных из китайской Ухани. Фото © ТАСС / AP / Efrem Lukatsky

Беда не портит людей — она позволяет им раскрыться. Почти шесть лет украинская пропаганда и подхрюкивающие ей российские псевдолибералы твердят, что в 2014 году на Украине произошла "революция достоинства". Революция, которая породила настоящую, единую европейскую украинскую нацию, противопоставляющую себя дикой, варварской и рабской России с её ментально недоразвитым населением. Однако сейчас, на примере историй с эвакуацией россиян и украинцев из Ухани, каждый может воочию убедиться, кто оказался на деле диким, варварским сбродом, а кто — единой европейской нацией.

В начале февраля два российских самолёта привезли 128 россиян и ещё 15 граждан стран СНГ из Ухани в Тюменскую область, где прибывших поместили на четырнадцатидневный карантин в местный санаторий. И эта эвакуация тут же была подвергнута критике, но не за то, что привезли, а за то, как привезли и в каком комфорте разместили. Одни возмущались тем, что эвакуируемые прибыли в неудобствах на борту военно-транспортных самолётов. Другие ругали власть за то, что людей разместили в Сибири, а не в Москве или Подмосковье. При этом персонал санатория к людям отнёсся прекрасно, кормили как на убой, на бытовые условия тоже никто не жаловался, а по завершении карантина (19 февраля) все разъехались по домам с хорошими воспоминаниями. А власти остались с хорошей прессой.

Ситуация с эвакуацией украинских граждан (которых начали вывозить из Ухани лишь спустя две недели после того, как Россия забрала своих) развивалась совершенно по иному сценарию. Дикому, бесчеловечному.

Сам самолёт с эвакуированными (почти семь десятков жителей Украины и других стран, которых уже назвали поднебесной сотней) вошёл в воздушное пространство Украины ещё утром, но до полудня судьба людей находилась под вопросом. Местное население в ряде регионов категорически отказывалось принимать у себя собственных сограждан. В Тернопольской и Львовской областях местные жители, взбудораженные слухами о том, что "поднебесную сотню" везут к ним, стали строить баррикады и даже устраивать молебны за то, чтобы самолёт до Украины просто не долетел (кое-кто даже предлагал не надеяться на бога, а сбить самолёт ракетой).

В итоге было принято решение разместить людей в медицинском центре Национальной гвардии в Новых Санжарах (Полтавская область). Самолёт сел в Киеве на дозаправку, затем перелетел в Харьков, где украинцев разместили в автобусах и повезли до медцентра в соседнюю Полтавскую область. Однако на пути кортежа встали заранее узнавшие о размещении местные жители, которые пытались не пустить автобусы и закидывали их камнями и кирпичами. Присутствующие в толпе бесноватые (видимо, вспомнившие вариант окончательного решения проблемы "ненужных людей") предлагали автобус просто сжечь. Сложно, конечно, представить, какой ужас ощущали сами эвакуируемые от столь "тёплого приёма". И этот ужас для них не заканчивается, поскольку местные жители отказываются сдаваться и не намерены терпеть "поднебесную сотню" на своей земле. Власть уже ввела войска в регион и организовала охрану санатория. "На две недели центр превратится, наверное, в самый охраняемый объект в стране, — уверяет глава государства Владимир Зеленский. — Охрана будет гораздо серьёзнее, чем у президента".

Сейчас сам президент и политики коллективно сокрушаются на предмет такой неадекватной реакции населения. "Я не знаю, что породило такую неоправданную остервенелость", — удивляется министр внутренних дел Арсен Аваков. Однако министр лукавит, он прекрасно знает, кто породил и что породило. Породили Майдан и украинские власти.

Всё, что сейчас происходит вокруг истории с эвакуируемыми, — это проявление специфической психологии, которая стала активно насаждаться населению страны после того переворота. Психологии хуторянской, когда человека волнует лишь то, что происходит с ним и на его "хуторе". Психологии нацизма, когда жители Украины делят своих сограждан на правильных и неправильных — по национальности, языку, месту жительства и, как сейчас, риску заражения коронавирусом. Причём "неправильные" в рамках этой психологии должны быть изгнаны или даже уничтожены — например, сожжены. Наконец, психологии вседозволенности, когда протестующие могут проявлять свои самые зверские инстинкты, а им за это ничего не будет. Арсен Аваков сам заявил о том, что в ходе протестов в Новых Санжарах более десяти полицейских получили тяжёлые ранения, но при этом почти все бесноватые, задержанные на протестах (то есть 23 из 24) были отпущены по домам. Сложно представить, что оставшийся оказался тем самым украинским Рэмбо, который нанёс ранения всем полицейским.

Очевидно, что история с Новыми Санжарами — далеко не первое и тем более не последнее следствие майданного оскотинивания. Готовы ли власти исправлять ситуацию? Судя по всему, нет. Вместо этого они делают то, что умеют — пытаются банально пропиариться на трагедии.

Бывший при Порошенко губернатором Львовской области Олег Синютка вообще заявил, что власти хотят разместить прибывших из Китая людей именно во Львовской области из чувства мести, потому что местные на президентских выборах поддержали Петра Порошенко. Президент Зеленский, стремясь вывести свою тушку из-под волны общей критики, занялся процессом спасения украинки, которая осталась в Китае, поскольку при эвакуации из-за головотяпства посольства её отказались забрать вместе с её собачкой. Собачка, конечно, это не котик, но всё равно вызывает восторг и умиление. А министр здравоохранения Зоряна Скалецкая решила переплюнуть по части личного пиара депутата Ирину Геращенко (вспомним, как та во время коллективного коленопреклонения в ходе дебатов Порошенко с Зеленским рванула с задних рядов в передние для того, чтобы встать на колени на всеобщем обозрении). Министр заявила, что следующие две недели она проведёт вместе с эвакуированными на карантине. И действительно, у главы аж целого министерства нет иных дел, кроме как постить селфи из санатория. Может, она надеется, что благодаря этим селфи её не сделают козлом отпущения и не уволят с должности.

Впрочем, отдельные пиар-акции не затмят всю мерзкость произошедшего — мерзкость, которая обнуляет все, даже минимальные достижения украинской майданной пропаганды о "европейской нации". Весь мир увидел на Украине не нацию, а стадо. И тут сложно поспорить с украинским политологом Андреем Золотарёвым, заявившим, что нынешняя волна истерии "показала украинцев оскотинившимися оленями и превратила 20 февраля в день национального позора".

Выбор редакции

Loading...