Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

Победная капитуляция: чем закончился для Эрдогана вояж в Москву

Доцент Финансового университета при Правительстве РФ Геворг Мирзаян — о том, как Эрдоган после многих высказанных им угроз всё-таки сдался Путину.

162336
Post cover

Фото © ТАСС / Михаил Метцель

Капитуляция Эрдогана. Именно так многие российские, турецкие и международные эксперты называют итоги визита турецкого президента в Москву и достигнутые им с Путиным договорённости по Идлибу. В лучшем для турецкого султана случае к слову "капитуляция" добавляют прилагательное "почётная".

Напомним, что турецкий президент летел в Москву с наполеоновскими планами. Он обещал своим турецким избирателям и союзникам из числа сирийских боевиков добиться у Путина возврата сирийской армии на границы, определённые сочинскими соглашениями. То есть, грубо говоря, Башар Асад должен был передать боевикам более полутора тысяч квадратных километров сирийской территории, которую армия освободила от боевиков начиная с декабря. В ином случае Эрдоган угрожал начать против Сирии полномасштабные боевые действия (операция "Весенний щит") и силой отбросить войска Асада на указанные турецким президентом позиции. Попутно (об этом не говорилось, но это подразумевалось) настучав по голове снарядами и бомбами тем, кто имеет наглость поддерживать Башара Асада, то есть русским и иранцам. Подконтрольные Эрдогану турецкие СМИ вовсю раздували ура-патриотические настроения у электората, говорили о сильной переговорной позиции их президента. В результате Эрдогану, прибывшему в Москву, даже пришлось оправдываться на предмет того, почему это турецкий султан приехал на аудиенцию к российскому царю, а не царь смиренно отправился просить милости у султана в Анкару. По словам Эрдогана, Путин просто не смог оставить Россию из-за работы над поправками в конституцию.

К сожалению для турецкого президента, ему будет гораздо сложнее объяснить, как итоги московского визита можно считать победой Анкары. Договорённости предполагают введение режима прекращения огня между сирийской армией и турецкими боевиками, а также закрепляют под контролем Асада ту территорию, на которой сейчас находятся сирийские войска, по принципу статус-кво. Никакого возврата под крыло боевиков полутора тысяч квадратных километров не планируется. А это означает, что Анкаре придётся что-то решать с турецкими наблюдательными пунктами, которые остались в глубине новой освобождённой территории, — теми самыми пунктами, которые Эрдоган обещал защищать и сохранять. Скорее всего, в ближайшее время они будут втихую выведены либо Анкаре придётся договариваться с Асадом о том, чтобы к этим пунктам пропускали турецкие конвои снабженцев.

Что же касается территорий боевиков, то на них ситуация статус-кво не распространилась — они обязаны вывести войска с части территорий, которые контролируют. Согласно принятому соглашению, на шесть километров к северу и шесть километров к югу от трассы М4 (проходящей в тылу позиций боевиков и когда-то связывающей экономический центр Сирии Алеппо с самой богатой провинцией Латакия) должна быть создана так называемая зона безопасности, которая сделает трассу безопасной для всех, кто по ней поедет. Формальные параметры зоны ещё не определены, однако, по сути, это будет зона, свободная от боевиков, и уже 15 марта по трассе должно начаться совместное российско-турецкое патрулирование.

И это уже не капитуляция Эрдогана, а залог его будущих поражений. Эксперты сомневаются, что турецкому президенту удастся создать такую зону и очистить её (в том числе и находящиеся на ней города) от боевиков — ряд из них не согласны даже соблюдать режим перемирия, который был введён с 00:01 шестого марта. И если Эрдоган не сможет выполнить взятые на себя обязательства, то Дамаск (подтянув подкрепления, научив солдат окапываться для защиты от артиллерийского огня, восстановив боеприпасы и бронетехнику, а также существенно нарастив группировку ПВО для ликвидации турецких дронов) может через какое-то время попытаться очистить трассу самостоятельно. Заодно освободив от террористов новый кусок своей территории.

С другой стороны, о завтрашнем поражении Эрдоган подумает завтра — вчера на встрече с Путиным он должен был думать о том, как избежать поражения сегодняшнего — поражения, которое случилось бы, если бы он не подписал почётную капитуляцию. Турецкий президент ведь ехал в Москву с амбициозной и агрессивной, но по факту очень слабой позицией.

Никакой поддержки от союзников он не получил — Европа не оценила устроенного им шантажа с открытием турецких границ для рвущихся в ЕС беженцев и отказалась от предложенной Эрдоганом формулы "вы поддерживаете нас по Сирии, а мы снова закрываем иммиграционные шлюзы". Трамп занят предвыборной кампанией, а Саудовская Аравия и Эмираты (которые сейчас де-факто воюют против экспедиционного корпуса Турции в Ливии) только рады были увидеть поражение амбициозного султана.

Никакого обещанного силового отбрасывания армии Асада к "декабрьским" границам Эрдоган осуществить не мог. Ведь это было чревато военным столкновением с российскими войсками (Путин Асада сдавать отказался), а также подключившимися к процессу иранцами (поначалу Тегеран отмалчивался, но потом всё-таки заявил, что ответит силой на продолжающуюся турецкую агрессию в Сирии). Эти столкновения привели бы к многочисленным жертвам, экономическим потерям (в лице не приехавших в Турцию российских туристов и в виде не проданных в Россию турецких помидоров), а также ещё большему проседанию эрдогановского рейтинга внутри страны, население которой и без того негативно оценивает присутствие своих войск в Сирии.

По сути, Эрдоган приехал в Россию не за победой (была, конечно, маленькая надежда, что турецкому президенту удастся грамотно сблефовать и обыграть российского коллегу в дипломатический покер, но в неё мало кто верил), а за минимальным спасением лица. Той самой почётной капитуляцией, которую Путин, не желавший рвать связи с Турцией и надеявшийся на политическое протрезвление Анкары в сирийском вопросе, ему и дал. Однако в следующий раз, когда армия Асада продолжит наступление, а турки снова включат внешнеполитический гонор, российский президент может быть не столь милосерден.

Выбор редакции

Loading...