Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

У Батьки подгорело. Чем грозит Белоруссии закрытая граница с Москвой

Политолог Дмитрий Родионов — о причине закрытия Москвой границы с Белоруссией и кто в этом виноват.

180383
Post cover

Фото © ТАСС / AP Photo / Darko Vojinovic

Президент Белоруссии Александр Лукашенко назвал Россию полыхающей от коронавируса. Так он прокомментировал решение Москвы частично закрыть границу с его страной. "Дошло до того, что наша родная Россия — подчёркиваю — закрыла границу с Беларусью", — выразил недоумение глава государства, подчеркнув, что в Белоруссии относительно спокойная обстановка. "Так кто от кого должен закрываться? Вопрос риторический", — добавил он, также посетовав, что "мир с ума сошёл от коронавируса".

Вот с последним утверждением нельзя не согласиться. То, что происходит в мире, особенно в Европе, которая и впрямь "полыхает", по-другому и не охарактеризуешь. Но "полыхает" ли Россия? В стране зафиксировано чуть больше девяти десятков заболевших. На 150 миллионов населения. В то время как в маленькой Эстонии более 200. Россия на фоне всего мира выглядит оазисом благополучия.

И да, в самой Белоруссии выявлено уже 36 случаев. Всего в три раза меньше, чем в России. При том, что в России населения больше — в 15 раз! Так у кого полыхает-то?

Впрочем, думаю, сейчас не самое удачное время мериться числом заболевших. Тем более с братской Белоруссией. А вот подумать, откуда такая разница и что предпринять, чтобы свести проникновение заразы в наши страны к минимуму, — самое время.

Высказывание Батьки, конечно, крайне эмоционально. Понятно, что любое ужесточение мер на границе, которой между нашими странами, строящими Союзное государство, давно нет, это обидно. И болезненно для экономик, причём обеих стран. Белоруссии, ясное дело, больнее, так что заявление Лукашенко понятно.

Но вот, если оставить в сторону эмоции, поймёт ли Батька, для чего Москва пошла на эти меры? Ответ на этот вопрос содержится в самом заявлении Михаила Мишустина.

Мы и дальше будем делать всё для защиты нашей страны от этой новой угрозы, действовать на опережение, принимать исчерпывающие меры, чтобы не допустить в первую очередь массового распространения коронавируса, — заявил российский премьер.

И ведь действительно, посмотрите, что происходит в Европе! Но этого всего нет в России (хотя мы, в отличие от стран ЕС, имеем непосредственную границу с Китаем). Всё дело в том, что в России вовремя ввели ограничения и начали изолировать людей, оперативно отреагировав на события в Поднебесной, в то время как в Европе смотрели на происходящее широко открытыми глазами и ничего не предпринимали. В России быстро начали переводить сотрудников на удалённую работу, а вузы — на дистанционное обучение, отправлять на карантин прибывающих из-за границы.

Проактивные упреждающие меры, которые были нами приняты ещё в феврале этого года, позволили серьёзно ограничить распространение коронавируса в России. Мы должны сделать всё, чтобы ситуация не развивалась так, как в других странах. И мы последовательно, в зависимости от развития пандемии, закрываем свои границы. В первую очередь мы это сделали с Китаем и другими странами Азии, которые первые столкнулись с этой угрозой, — заявил Мишустин.

Да, ранее также было ограничено авиасообщение со странами Евросоюза, приостановлен въезд иностранцев через границу с Польшей, Норвегией, отменено железнодорожное сообщение с Латвией, Молдавией, Украиной. По сути, меры по закрытию границы с Белоруссией были последними, это крайние меры.

И да, интересный момент. Одной из причин столь стремительного распространения коронавируса в Европе стала полная открытость границ. Россия, напомню, долго добивалась безвизового режима с ЕС, но в Брюсселе всячески откладывали решение вопроса, пока в 2014-м и вовсе не закрыли тему. Думаю, сегодня многие в России вздохнули с облегчением.

Но ведь это не мы все эти годы отгораживались от Европы, а Европа отгораживалась от нас. На этом фоне странным выглядело решение Лукашенко в январе 2017 года упростить правила въезда в страну для граждан 80 государств (безвизовый режим на пять дней), среди которых весь Евросоюз, США, Бразилия, Япония и др.

Всё это происходило, с одной стороны, на фоне потепления отношений Минска с Западом, который готов был перестать считать Лукашенко диктатором и снять санкции, с другой — на фоне очередных споров с Москвой по ценам на энергоносители и распространения в белорусских СМИ материалов о том, что Москва якобы хочет силовым путём сменить руководство страны. Дошло до демонстративного игнорирования Лукашенко саммита ЕАЭС в Санкт-Петербурге. Так что смягчение визового режима со странами, с которыми у России явно не лучшие отношения, выглядело намеренной попыткой задеть Россию.

В ответ на это пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что это решение является "абсолютно внутренним делом Белоруссии", подчеркнув, что Минск провёл с российской стороной все необходимые консультации.

Провёл-то он, может, и провёл — точнее, поставил перед фактом, но осадочек остался. К тому же у нас образовалась дыра на границе с ЕС и США: любой их гражданин теперь мог свободно прилететь в Минск и оттуда проникнуть в Россию без российской визы. И необходимо было реагировать. В итоге уже через месяц ФСБ России установила режим пограничной зоны вдоль границы с Белоруссией — впервые с 1995 года.

В Минске на это ожидаемо обиделись, обвинив Россию в том, что она в одностороннем порядке восстанавливает границу. Но ведь это было прямым ответом на странное решение Батьки. И вот теперь он возмущается, что Москва и вовсе закрывает границу. Нет, Москва должна ждать, когда в Россию приедут заболевшие из Европы! Ведь у нас почти все заболевшие — это люди, прибывшие из Европы. Было бы глупо закрывать сообщение с ЕС, оставляя огромную дыру в Белоруссии.

Вполне возможно, что Лукашенко мог бы ощутить всю прелесть своего решения по мере роста числа заболевших в его стране. К счастью для него, Польша, Украина, Латвия и Литва сами закрыли свои границы. Россия сделала это последней, подчеркну!

Лукашенко посоветовал России думать о последствиях. Но подумать следовало бы ему. О последствиях собственных необдуманных решений. А вот в Москве о последствиях думали всегда, и только благодаря этому у нас всё ещё хорошо.

Все нынешние ограничения нами сознательно делаются для того, чтобы избежать более жёстких мер в будущем, — подчеркнул российский премьер-министр. Хочется надеяться, что это и впрямь поможет. Оперативность, с которой Россия реагирует на вызовы, пока что помогает.

Выбор редакции

Loading...