Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Узнавай важные новости первым

Ценою жизни русских врачей. Как в 1911 году китайцы устраивали диверсии и сопротивлялись помощи России

25482

Фото © Library of Congress / Corbis / VCG via Getty Images

Post cover

Всё начиналось так же, как и сейчас, — с беспечности. В спутнике русского города Харбина — китайском Фудзядяне — власти наотрез отказались устанавливать карантин. Мотивировали это возможностью экономических убытков, которые могут быть, если торговля в городе остановится. Результат был печален: в городе не осталось ни одного живого человека. В марте 1911 года русские солдаты залили Фудзедзян керосином и сожгли дотла.

Сейчас об этой эпидемии предпочитают не вспоминать, так как действия китайских властей оказались прямо противоположны тому, что рекомендовали сделать Китаю Россия и Япония. Китайцы посчитали и тех и других "проклятыми оккупантами", рекомендации которых выполнять будет лишь глупец, всячески потворствовали сопротивлению населения действиям русских врачей и даже утверждали, что-де специалисты по традиционной китайской медицине лучше европейцев знают, как лечить чуму. Дошло до того, что в Пекине вообще усомнились, а чума ли это. Или это коварные русские всё придумали, чтобы отобрать у Китая Фудзядян? О населении никто не думал — им просто пожертвовали.

Первые вспышки

Фото © Hulton Archive / Getty Images

Эпидемия чумы на севере Китая была не первой. Поэтому, когда на станции Маньчжурия КВЖД в русско-китайском посёлке с населением 7,5 тысячи человек произошла вспышка этой болезни, русские власти были к ней готовы. Врачи сразу осмотрели всех жителей посёлка, изолировали больных, учредили противочумную больницу, а из теплушек создали пункты обсервации.

С китайским населением сразу появились проблемы: китайцы утаивали заболевших. Поэтому было решено всех выселить в обсервацию. Их окружили солдаты и насильно переселили из домов в теплушки — под наблюдение врачей.

Кроме этих мер по КВЖД стали проверять всех пассажиров без исключения. К началу декабря 1910 года болезнь на русской территории удалось подавить. Умерло больше 500 китайцев и 10 подданных Российской империи.

Но чума не сдавалась. Российский санитарный врач Викентий Богуцкий, возглавлявший противочумную бригаду врачей, указывал, что чума пришла на КВЖД из китайских провинций, откуда на заработки приезжали голодные и нищие китайцы, однако власти Маньчжурии не пошли на сотрудничество с русскими.

Тем не менее Богуцкий сразу же выехал в Харбин, когда в декабре 1910 года в нём и в городе Фудзядяне, подчинённом правительству Китая, стали регистрировать одиночные случаи чумы. На месте он выяснил, что источником заразы являются нищие кварталы Фудзядяна, и предложил ввести в городе строгий карантин. Для предотвращения эпидемии российские власти были готовы окружить город армией, однако согласия от Пекина на решительные меры они так и не получили. Торговая палата самого Фудзядяна была категорически против карантина, который грозил торговцам убытками.

Время уходило, болезнь распространялась и, к ужасу российских врачей, быстро приняла лёгочную форму, то есть стала поражать лёгкие и передаваться от человека к человеку при кашле, чихании и прикосновении.

Последний ультиматум

Фото © Library of Congress / Corbis / VCG via Getty Images

В отличие от Фудзядяна, в Харбине русские власти действовали быстро: они организовали бригады медперсонала, подключили к борьбе с эпидемией полицию и армию. Город был полностью изолирован, поделён на восемь районов, в каждом из которых работали врач с переводчиком и санитары. За городом была построена чумная больница, куда отправляли заболевших, а специальная похоронная команда находила и сжигала тела умерших. Эти меры позволили быстро ликвидировать вспышку чумы.

Но в Фудзядяне, который не подчинялся русским, чума развернулась вовсю. Эпидемия достигла пика в январе 1911 года. Заболевшие разбегались по окрестностям, власть в городе захватывали банды хунхузов.

Взяться за ум китайское правительство заставили две вещи: ультиматум, который Япония и Россия выдвинули Китаю (государства грозили ввести в Маньчжурию войска, если власти не примут меры для укрощения эпидемии), и появление в Пекине первого заражённого чумой.

Лишь тогда из Пекина в Маньчжурию выехал военный врач Се Тяньбао. Правда, до Харбина он так и не доехал, а, наслушавшись новостей, в Мукдене развернулся обратно. Следующий китайский врач до Фудзядяна добрался, он убедился, что в городе бушует чума, и порекомендовал властям почаще запускать фейерверки — якобы сера, содержащаяся в порохе, убьёт чумную палочку.

В общем, когда российским медикам удалось войти в Фудзядян, их ждало ужасное зрелище. Китайцы были больны все поголовно. Умерших не хоронили — их на санках отвозили за город и выбрасывали в кусты, бросали в степи или сбрасывали в прорубь реки Сунгари. Трупы незнакомых людей и тех, у кого не было родни, выбрасывали на улицы, раздев догола, а одежду носили сами или продавали. Каждое утро российских врачей начиналось с того, что они были вынуждены пробираться по улицам города, переступая через чумные тела.

Надо отдать им должное: невзирая на опасность заражения, медики и военные сделали всё, что могли. Врачи каждый день старались найти и изолировать заболевших, а армия полностью изолировала город от остального мира и сформировала отряды для кремации чумных трупов на специальной площадке.

Китайское население изо всех сил сопротивлялось русским. Китайцы скрывали тела умерших, спускали их в подвалы, закидывали продуктами, которые на следующий день продавали на базаре. Чтобы не отдавать тела, они разрубали их на куски и везли в сумках за город, прятали в снегу. Российским войскам пришлось организовывать спецбригады, которые отлавливали такие "похоронные" команды.

Подвиги русских врачей

Фото © 12 / Universal Images Group via Getty Images

Медикам пришлось работать в условиях пика эпидемии. Узнав о чуме, в Маньчжурию приехал бактериолог Даниил Заболотный, с собой из России он привёз врачей и студентов. Всего в Фудзядяне работало 47 врачей, не считая фельдшеров, санитаров и китайцев-помощников.

Даниил Заболотный

Фото © Wikipedia

К сожалению, противочумная сыворотка Владимира Хавкина, на которую надеялись медики, не принесла положительных результатов. Позже выяснилось, что сыворотка против бубонной формы чумы мало подходит для лечения лёгочной формы болезни. А после того, как заболело несколько русских медиков (они были привиты от чумы только по одному разу), китайцы ещё больше разозлились.

Врачи как могли старались внушить местным доверие, действовать приходилось уговорами и лаской. Свидетели говорили, что врачу Дмитровского уезда Московской губернии Марии Александровне Лебедевой больше других удалось расположить к себе китайцев. Лебедева приехала в Маньчжурию в отпуск и добровольно вошла в противочумный отряд медиков. Каждый день она осматривала и проверяла минимум по триста чумных фанз и в январе 1911 года заразилась в одной из них при извлечении чумных тел. Убедившись, что в её анализах есть чумная палочка, она легла в госпиталь и до конца надиктовывала наблюдения. Умерла она 14 января 1911 года. В этой же фанзе заразился ещё один врач — Воронин, который слёг и тоже умер.

Умирали не только врачи, но и медсёстры, и студенты-медики. Студент Лев Беляев, почувствовав, что заразился, заперся в комнате и никого не подпускал к себе. Перед кончиной студент написал на стене: "Прошу после смерти уведомить мать и позаботиться о ней. Товарищи, прощайте!" Ещё один студент — Мамонтов — заразился, стараясь вылечить заразившуюся коллегу Анну Снежкову, причём было известно, что он не пренебрегал средствами защиты и уже дважды боролся с эпидемиями холеры на территории России, то есть был опытным специалистом.

18 января заболел чумой врач Владимир Михель. Он в шею вытолкал из комнаты коллег, которые пришли проведать его без масок (чтобы не удручать внешним видом), и умер спустя четыре дня. Скончался в Фудзядяне и приехавший с Заболотным врач из Франции Менье: он осматривал чумного пациента, и тот закашлялся прямо в лицо медику. Всего же заразилось и умерло четыре врача, медсестра, четыре фельдшера, две прачки и 28 санитаров. Что касается последних, то многие из них наплевательски относились к себе, пили и целовались с умирающими от чумы товарищами, поэтому результат оказался столь плачевен. Умерло и множество китайских помощников. Всего в Фудзядяне скончалось от 60 до 100 тысяч человек.

Тем не менее в начале весны 1911 года меры, принятые русскими, дали плоды: с 7 марта в Харбине и в окрестностях Фудзядяна не было зарегистрировано ни одного нового случая болезни. Фудзядян к этому времени вымер полностью. Всё, что оставалось русским спецкомандам, — сжечь строения дотла и собрать чумные трупы в окрестностях. Их находили под снегом, выдалбливали изо льда Сунгари, заворачивали в пропитанную керосином ткань и, подцепив крючьями, оттаскивали к специальной площадке, где кремировали. Чтобы не дать чумной палочке снова выйти на "зловещую прогулку", были вскрыты все свежие могилы как на китайском, так и на русском кладбищах, а тела сожжены.

Масштабная эпидемия чумы была предотвращена большими усилиями и ценой жизни десятков русских людей. Наработанный медиками опыт борьбы с чумой применяли по всему земному шару на протяжении XX столетия.

Выбор редакции

Loading...