"Куда везут нас?" — "Воевать! Фашистов бить". Как оленеводы мир спасли

9 мая 2020, 11:30
17296

Фото © ТАСС / Лев Федосеев

<p>Фото ©<strong style="font-weight: bold;"> </strong>ТАСС / Лев Федосеев</p>

Благодаря казусу с праздничным плакатом в Коми мир вспомнил о подвигах бойцов-оленеводов. О том, что они были великолепными диверсантами и разведчиками, а ещё возили в санях раненых, подкрепление и даже двигатели сбитых самолётов.

Итак, на чёрно-белом снимке — финский солдат и оленевод Клемет Джуни Иеремия Халонен. Дедушка, который держит портрет, — это его сын Йоханнес. Он вполне спокойно воспринял путаницу. Сказал, что это "довольно забавный сюрприз".

Напомним, в городе Усинске в Республике Коми фотографию финна опубликовали на плакате, посвящённом подвигу советских оленеводов во время войны. И это вызвало скандал, потому что Финляндия до сентября 1944 года была на стороне гитлеровской Германии. А потом началась Лапландская война, в которой финнам самим пришлось сражаться с немцами. Оленевод с фотографии служил в отдельном батальоне Петсамо, который участвовал в ней.

Но давайте попытаемся начать сначала. 18 июня 1941 года над базой Северного флота Полярное в Мурманской области заметили двухбалочный немецкий "Фокке-Вульф". Шпионский самолёт. А утром 22-го фашисты прошли через норвежскую границу и заняли сразу несколько посёлков километрах в 120 от важнейшего порта. В том числе захватили советское посольство в Петсамо. Это финское название села на берегу реки Печенги, сейчас его и именуют Печенгой. А тогда оно считалось территорией Финляндии. Петсамо было крайне важным местом, куда стремились и советские войска, и гитлеровские — там имелись никелевые месторождения. А никель — это, почитай, вся военная промышленность. Это сплавы для танковой брони, корпусов самолётов, бронемашин, оболочек пуль.

Операция вермахта называлась "Северный олень" — Renntier. Её начали тщательно планировать с самого момента оккупации Норвегии в 1940 году. По замыслу одновременно "Платиновая лиса" (Platinfuchs) должна была прокрасться непосредственно к Мурманску и проследовать далее в Архангельск. Одновременно не получилось — просчитались с маршрутом и наткнулись на обрыв. Это отсрочило войну на семь дней. Дорогу в Мурманск встал защищать стрелковый полк Заполярного пограничного округа НКВД. На трёх заставах стояло около семи тысяч бойцов. Под натиском хорошо подготовленных немецких егерей две заставы отступали. Бойцы теряли в ходе сражений миномёты и артиллерию. А самая главная беда — бездорожье. По такому снегу даже трактор не едет. И выход оказался гениален, хотя и не так уж прост.

В сентябре военное командование решило набрать пятьдесят местных оленеводов. Через месяц к ним прибавили ещё несколько десятков. У них было около четырёх тысяч оленей. А 20 ноября Сталин подписывает секретное постановление "О проведении мобилизации оленей, оленьих упряжек и ездовых (каюров) в Коми АССР и Архангельской области". Согласно документу надо было подготовить 1400 каюров, то есть погонщиков, десять тысяч оленей и две тысячи саней — нарт. На фронт увезли всё, что можно: и стада, и готовые сани, и кожу, чтобы делать новую упряжь.

Сначала мы ничего не могли понять, зачем столько оленей гонят по тундре в Архангельск. Сопровождавшие нас военные говорили, что будут организовывать воинские подразделения. Мы так и не понимали, какие из оленей могут быть воинские подразделения?

Егор Ледков

Ветеран ВОВ

Бедные животные поначалу очень боялись выстрелов, разбегались или стояли на месте и стонали. Со временем привыкли. Каюрам же пришлось привыкать к не всегда вежливому обращению военных. Ненцы плохо понимали по-русски. А командиры совершенно ничего не смыслили в оленеводстве.

Спрашиваем у начальников: "Куда везут нас?" — "Воевать! — говорят. — Фашистов бить"

Егор Ледков

Ветеран ВОВ

За несколько недель из мирных оленеводов сделали матёрых бойцов. Немцы поначалу об этом даже не подозревали и не обращали внимания на проезжавшие упряжки, чем каюры и пользовались, — какое-то время ездили в открытую и устраивали разные отвлекающие манёвры. К примеру, однажды погонщик Егор Ледков с мощным гортанным воплем лихо промчался в упряжке прямо перед немецким опорным пунктом. Он очень рисковал. Но пока фашисты опомнились и открыли стрельбу, он уже скрылся, одна пурга осталась. Зато наши благодаря этому выяснили, какие тут у противника огневые точки. На память об этом у оленевода осталась медаль "За отвагу".

Олени спасали каждый день. На нартах подвозили на линию фронта бойцов и вооружение, эвакуировали раненых. Почти всегда это был единственный шанс довезти человека до госпиталя живым.

Раненый человек, потеряв много крови, замерзает. Оленья шкура тепло хорошо держит. Завернёшь раненого в шкуру, положишь на нарты и везёшь

Артамон Сорванов

Ветеран ВОВ, боец оленно-транспортного отряда

Да, это были для необстрелянных солдат и офицеров первые бои, это были тяжёлые бои в условиях бездорожья и безжалостной, капризной северной погоды. В этих боях основную часть потерь, а они были большими, части бригады понесли от непогоды. Много было замёрзших, обмороженных

Сергей Пасканный

Ветеран ВОВ, боец 31-й оленно-лыжной бригады

Кстати, почти у каждого оленевода за годы войны появился свой "крестник", а то и не один. Это лётчик, оставшийся в живых только благодаря подоспевшей упряжке. Причём удавалось увезти с места крушения не только пилота, но и мотор самолёта, если он уцелел. А весил двигатель полтонны минимум. Сооружали специальные большие нарты и впрягали два десятка выносливых тружеников.

Среди лесистых сопок и озёр, не зная устали, работали оленеводы — ненцы, коми, саамы, русские. Они спасли жизнь не одной сотне наших воинов... У всех нас попримёрзли маскхалаты, полушубки и ватные брюки, все мы ходили как мёрзлые сосульки, голодные и холодные, так как не с чего было разжечь костры, а лыжи, которые мы жгли, их хватало ненадолго

Сергей Пасканный

Ветеран ВОВ, боец 31-й оленно-лыжной бригады

Маскхалаты — это маскировочные белые одеяния для оленей и самих каюров. Они понадобились после того, как их "раскусили" фашисты, и, конечно, для всяческих диверсий. К примеру, на этом видео показали, как подразделения оленеводов подрывали мосты.

Оленно-лыжные батальоны наносили внезапные удары, ходили в разведку, проводили и даже участвовали в морском десанте: упряжки грузили прямо на борт корабля, а перед прибытием к берегу в тылу врага накреняли палубу, чтобы животные падали в воду. Они доплывали до берега быстрее шлюпок.

А вот триумфальный эпизод разгрома гитлеровского аэродрома в Петсамо в 1942 году. Вспоминает боец оленно-лыжного батальона Ефим Иванович Горбунов.

Для нападения выбрали самую тёмную пору. Мела сильная позёмка. Бойцы в белых халатах. Оленей не слышно. Это не лошадь, которая неожиданно может заржать и испортить всё дело. Подобрались незаметно, переждали, пока фашисты улягутся, а потом внезапно налетели. Уничтожив охрану, взорвав самолёты и склад горючего, растворились в снежной круговерти незаметно, как и нагрянули. Попробовали нас догонять, да куда там

Ефим Горбунов

Ветеран ВОВ, боец оленно-лыжного батальона

В итоге фашистам так и не удалось добраться до Мурманской железной дороги, все захваченные ими посёлки отвоевали назад, никель врагу не достался, советские войска освободили Заполярье и погнали немцев в Норвегию. Почти все олени погибли. А бойцы 31-й бригады впоследствии дошли до Чехии и даже задержались там до 1947 года.

image

Вклад 31-й оленно-лыжной бригады в Победу:

— 43 боевых выхода

— около 100 разведывательных операций

— 16 тысяч пройденных километров

— 8 тысяч довезённых до фронта солдат

— 10 тысяч эвакуированных раненых

— 17 тысяч тонн доставленных боеприпасов

Фото © ТАСС / Евгений Халдей

Авторы

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1