Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

"Брату-2" — 20 лет. О чём Михаил Козырев не договаривался с Алексеем Балабановым?

4758

Фото © Kinopoisk / "Брат-2"

Post cover

Публицист и музыкант Ричард Семашков — о том, как Михаил Козырев, который пропагандировал русский рок из фильма "Брат", решил откреститься от всенародного хита и назвал его комиксом.

Вышло совершенно очаровательное интервью Сергея Минаева с Михаилом Козыревым. Поводом послужил двадцатилетний юбилей фильма "Брат-2". Как известно, вклад Козырева в распространение саундтреков к этому фильму нельзя переоценить. Оказывается, что, несмотря на чрезвычайную популярность фильма и музыки из него, к которой приложил руку Козырев, Михаил не может гордиться этой работой. С самого начала интервью Михаил начинает петлять.

Заявил, что Балабанов снимал комикс, мол, и спрос с фильма — как с комикса. Также объяснил "балабановскую" схему: "Одно кино он снимал коммерческое, второе — авторское. И коммерческим зарабатывал денег на авторское". Не понимаю, как можно гнать такую чушь, когда фильмография Балабанова находится в свободном доступе и любой желающий может проверить эту самую схему, ну да ладно. Про комикс, на самом деле, ещё смешнее.

Например, картины "Левиафан" Звягинцева или "Ученик" Серебренникова гораздо больше подходят под жанр комикса, но про эти фильмы принято говорить, что это самая наипсихологичнейшая правда про русскую реальность, глубины и масштабов непомерных. А "Брат-2" — это у них комикс. Оживший комикс.

Далее Козырев говорит, что надо проводить границу между актёром и героем, режиссёром и персонажем — нельзя ставить знак равенства. Он как бы говорит, что Лёша Балабанов, как и Серёжа Бодров, были нормальными ребятами, когда он с ними работал.

На что Минаев справедливо замечает, что концерт в "Олимпийском" открывал не Багров, а Бодров. Вот такими словами: "Когда русские вышли на лёд Чудского озера, чтобы принять бой с псами-рыцарями, Александр Невский сказал: "Не в оружии сила, а в правде". Поэтому будем сильными, будем справедливыми, будем любить нашу родину, только потому что она наша!"

На это Михаил отвечает, что к тому моменту он уже осознал, какого Франкенштейна они создали, и отказывался участвовать в происходящем. Как же это смешно! В происходящем не участвовал, просто с утра до вечера крутил эти самые братовские песни на "Нашем радио", которые напрямую ассоциировались с самым пассионарным русским фильмом XXI века. "Мне кажется, этот фильм умножил зло в этом мире. И последствия оказались куда более тяжёлыми и разрушительными, чем я мог представить".

Конечно же, ничего тогда Мишенька не осознавал. Просто радостно качался под песенки "Би-2" и "Смысловых галлюцинаций". Был вдохновлён тем, что вместе с Балабановым победил мерзкую попсу и заставил всю страну заново слушать рок-н-ролл.

Ведь балабановский рок — это круто, это коза, это свобода.

И настырно не замечал, что под эти самые песни Балабанов издевался над "новыми русскими" с их легитимным богатством и над тупыми псевдопатриотичными спортсменами, которых в новой "свободной" стране стало непозволительно много. А восхвалил простого русского парня, который умеет ходить и стрелять под стихотворение "Я узнал, что у меня есть огромная страна", при этом может дойти пешком до американских боссов и поставить их на место, попутно издеваясь над бандеровцами.

Не замечал Миша, что водитель-дальнобойщик — герой, еврей — обманщик-торгаш, который машину плохую продал русскому парню, что деньги — зло, а Америка — остров зла. Потому что это был ха-ха-комикс, потому что всё это ха-ха не взаправду. Мы же просто хотели хороших песен на "Нашем радио", а ещё денег, драйва и свободы.

А спустя несколько лет, когда Данила Багров ожил и поехал в Крым, в Донбасс, полетел в Сирию с теми же самыми стишками и песнями, Козырев проснулся. Выяснилось, что на моменте "Брат-2" может победить "Дом-2". Оказалось, что балабановский рок — это экспансии, стрельба, родина.

И я задаю логичный вопрос. Почему, кроме доброго Сергея Минаева, которого эта ситуация скорее веселит, чем печалит, в чём он сам признаётся ("Я о чём тебе говорю: Сухоруков и Бодров, когда выходили на сцену, когда говорили про псов-рыцарей, конечно, не имели в виду, что надо немедленно в Киев вводить танки. Они говорили, может, сами того не осознавая: "Конечно, мы хотим быть империей. Конечно, нас унизили в 1991 году. Да мы их сейчас!" Я то же самое чувствовал, скажу честно"), больше никто из прогрессивной публики не подходит к Михаилу Козыреву, не прижимает его в углу и не спрашивает, как это он со своими прекрасными пацифистско-романтическими балладами освятил киногимн русского милитаризма и гопничества?

Почему Козырев не несёт за это ответственность? Его любят и чтут в либеральной среде, хотя к ней он примкнул после того, как его запрягли распространять балабановский руссовирус. Хорошо хоть он сам об этом не забыл. И теперь каждый юбилей будет об этом вспоминать, рассказывая всем, как зло взяло верх над добром в душе Балабанова.

"Лёша и Серёжа, вы обманули меня!" — кричит теперь Козырев в перерывах между эфирами на "Дожде". Вы развели меня, как лоха! Мы же договаривались на марвеловский комикс! Договаривались на постмодерн! Не на мрачную, бодрую и живую жизнь!

Лёша с Серёжей молчат. Они с ним ни о чём не договаривались.

Выбор редакции

Loading...