Как Евросоюз превращает помощь пострадавшим в инвестиции в белорусский протест

Доцент Финансового университета Геворг Мирзаян — о том, на что и куда пойдут выделенные Евросоюзом "белорусскому обществу" 53 миллиона евро.

5649
Post cover

Фото © ТАСС / Шарифулин Валерий

На прошедшем 19 августа экстренном саммите ЕС страны — члены Союза выразили своё политическое фи белорусским выборам и Александру Лукашенко. Помимо моральной помощи (а запрет на путешествия в ЕС ряду представителей белорусской власти и силовиков — это именно моральная поддержка) Европа готова оказать белорусам и материальную. "Мы уже много помогли Белоруссии через программу "Восточное партнёрство". Однако сейчас важнее всего быть с белорусским народом и перенаправить деньги от выделения их властям на поддержку гражданского общества и наиболее уязвимых групп населения", — заявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйнен. По её словам, "в эти сложные времена Еврокомиссия выделяет белорусскому народу ещё 53 миллиона евро". Из них 50 миллионов пойдут на поддержку борьбы с коронавирусом: помощь госпиталям, покупку лекарств, а также на поддержку малых и средних предприятий и уязвимых для последствий эпидемии слоёв населения. Ещё два миллиона выделяются на помощь жертвам репрессий и "неприемлемого насилия со стороны органов власти". Оставшийся миллион подкинут на развитие гражданского общества и независимых СМИ.

Кто-то рассмотрит этот пакет как какую-то отписку или даже издёвку. Что такое два миллиона на помощь жертвам репрессий, когда только задержанных белорусскими властями по состоянию на 13 августа было семь тысяч? Приплюсуйте к ним всех избитых, всех уволенных с предприятий, всех, кто выдаст себя за пострадавших, вычтите затем административные расходы на выделение этой помощи — и вы получите по сотне-другой евро на руки каждому страдальцу. Большая часть от одного миллиона, выделенная на поддержку белорусских СМИ, будет попилена поляками и литовцами, с территории которых эти СМИ вещают. Наконец, 50 миллионов в помощь малому и среднему бизнесу, а также больницам — это отнюдь не то, что протестующие хотели от Европы.

С другой стороны, в этом пакете не всё так однозначно. По состоянию на 20 августа ЕС не уточнил механизмы и принципы выделения помощи, однако какие-то выводы можно сделать уже сейчас. Ведь целью европейских партнёров отнюдь не является облегчение страданий простых белорусов. Их задача — продемонстрировать своё участие в белорусских делах, обозначить протестующим, что "заграница им поможет", а также максимально дискредитировать власть Александра Лукашенко.

Возьмём, к примеру, 50 миллионов евро, направленных на борьбу с коронавирусом. По официальной версии Минска, никакой эпидемии "короны" в стране нет, как и карантина — для Лукашенко важно было не закрывать экономику, и он решил сыграть с обществом в "белорусскую рулетку". При этом власть отрицала и гасила слухи о периодических вспышках болезни, которые иногда выплывали в российском и западном информационном пространстве. Сейчас Евросоюз будет одной рукой эти слухи раздувать, а другой рукой предлагать больницам и малому бизнесу деньги для того, чтобы справиться с "короной", обозначая это потом, как "на фоне бездействия официального Минска ЕС спасает белорусский народ от коронавируса". Если же Лукашенко будет каким-то образом препятствовать передаче этих денег, его обвинят в том, что он "убивает белорусов из-за нежелания получать помощь со стороны Запада". Конечно, Батька мог бы легко уничтожить этот план, но для этого белорусские власти должны признать наличие вспышки болезни и начать с ней бороться, а значит, Лукашенко придётся переступить через собственную гордость.

Что касается двух миллионов побитым и пострадавшим, то эти деньги, конечно, не уйдут желающим просто так. От них будут требовать подтверждения избиений и страданий — не только в виде медицинских справок, но и в виде написанных и подписанных собственноручно историй об ужасах, творящихся в белорусских застенках. Понятно, что чем страшнее будет история, чем кровавее будут выглядеть белорусские милиционеры и чекисты, тем больше у пострадавшего шансов получить кусочек от заветной суммы. Затем эти истории будут обработаны, и самые красочные попадут в западные газеты, а также в белорусские и российские оппозиционные СМИ. Так что два миллиона — это не помощь протестующим, а вложения в информационную войну.

Если говорить об официальном вложении в информационное сопровождение протеста — один миллион евро, то кому-то оно действительно может показаться весьма скромным. Однако тут есть два момента.

Во-первых, официальные белорусские СМИ отнюдь не страдают от избытка профессионализма. Они уже сейчас проиграли оппозиции всё информационное поле, а также посыпались с точки зрения кадрового состава. По всей видимости, значительная часть из этого миллиона уйдёт на обустройство ушедших с белорусских каналов журналистов и технического персонала, то есть на создание условных "медуз", которые будут вещать под логотипом "Мы вышли на свободу, и теперь слушайте нашу правду".

Во-вторых, не стоит забывать, что один миллион — это лишь официально выделенный пакет помощи. Госпожа фон дер Ляйнен, конечно же, не скажет о том, что сейчас (когда режим Лукашенко выжил, но будет достаточно долго находиться в ослабленном состоянии) Европа на порядок увеличит теневое финансирование белорусской оппозиции. Что сейчас только в Киев (где, как известно, окормляются белорусские оппозиционеры) забрасываются огромные деньги на усиление идеологической работы по подготовке настоящего "белорусского Майдана". Украинские спецы уже писали программу для номинальной Светланы Тихановской, и сейчас они на европейские и американские деньги будут пытаться воплощать эту программу в жизнь.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1
Узнавай важные новости первым
Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.