"Узурпатор остаётся". Почему оппозиция смирилась с Лукашенко и для чего торгуется

Журналист Андрей Бабицкий — о новых требованиях к главе Белоруссии и о том, для чего Светлана Тихановская это делает.

17465
<p>Фото © ТАСС / Гучек Максим</p>

Фото © ТАСС / Гучек Максим

Белорусская оппозиция всё более стремительно уходит из политической повестки, и это вынуждает её принимать нестандартные решения. Значение и вес Светланы Тихановской в сегодняшней ситуации близки к нулевому порогу. Чтобы вернуть себе хотя бы узнаваемость, не говоря уже о возможности что-то менять в сложившемся политическом раскладе, оппозиционеры должны звучать как можно звонче и эпатажней. Я бы не стал утверждать, что у них это получилось.

Главное требование оппозиционных лидеров — отставка Александра Лукашенко — отсутствует в новом списке условий, выдвинутых противниками режима. При этом надо вспомнить, что именно отставка была первым и обязательным пунктом в протестных программах. Из-за этого в оппозиционном стане даже происходили ссоры. И вот теперь такой поворот — на экстренной рабочей встрече Координационного совета было принято заявление из трёх пунктов: провести новые открытые выборы, расследовать преступления по фактам насилия над мирными белорусами, освободить политических заключённых.

Отставки, являвшейся ещё совсем недавно необсуждаемым императивом, здесь нет. И это можно считать по белорусским меркам совсем не маленьким скандалом. Ведь не так давно те же самые люди утверждали, что ни под каким другим лозунгом в бой идти нельзя, только уход тирана и узурпатора способен умиротворить протестующих. А понижение этой планки — это преступление против свободы и демократии.

И вот преступление совершено теми, кто раньше настаивал на обязательности отставки. Здесь есть какая-то необъяснимая странность, но только на первый взгляд. Политика не знает приличий и условностей. То, что вчера она объявляла единственно верным нравственным выбором, сегодня перестаёт быть таковым. Декорации меняются на голубом глазу — память о рисунке, который считался точно отражающим картину миру, стёрта. Никто не плачет и не ужасается.

Можно было бы назвать новый список требований более реалистичным, однако на самом деле он настолько же лишён смысла, как и прежний. Новые выборы ничего не дадут. У Лукашенко есть большинство голосов, которое перебить не удастся. Преступления расследовать вроде бы надо, но никто этого делать не будет. Белорусский правитель считает жестокость, проявленную силовиками, героизмом.

Что касается освобождения политзаключённых, то, похоже, Батька их скоро отпустит, поскольку не сильно опасается. Надо сказать, что встреча с ними, которую он провёл в СИЗО пару дней назад, — это, конечно, новый и очень многозначный элемент во внутриполитической стратегии белорусского лидера. Раньше Лукашенко не считал необходимым вступать в диалог со своими оппонентами.

Президент становится более гибким. Есть ощущение, что это результат его общения с Владимиром Путиным, который никогда не считал для себя зазорным общение со своими критиками. Связать форматом диалога различные части расколотого белорусского общества — задача, которую Александр Григорьевич не желал решать, считая, что его сторонники являются абсолютным большинством.

Политический ландшафт Белоруссии меняется с удивительной скоростью. Однако оппозиция явно запаздывает. Кроме того, смену оппозиционных вывесок сложно назвать изобретательным ходом. Отставка Лукашенко невозможна в принципе, как и проведение новых выборов. Напоминать о себе "Тихановская и Ко" будут и дальше, но интерес к их требованиям неизбежно падает. Гораздо эффективнее в плане привлечения общественного внимания был бы рассказ о том, как Светлана рыдала на плече Александра Григорьевича. Зная нрав белорусского лидера, легко поверить, что он бы заставил плакать всякого, кто ему не симпатичен. Неконвенциональными средствами.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1