Регион

Уведомления отключены

"Собою подала пример". 23 ноября Екатерина II вдохновила россиян делать прививки

Ради вакцинации императрица в этот день 1763 года учредила в стране Медицинскую коллегию, а затем пригласила в Россию известного английского врача, построила целый госпиталь для испытаний его метода и даже подставила ему собственное плечо.

28 ноября 2020, 12:00
14181
<p>Коллаж © LIFE. Фото © Getty Images / The New York Historical Society, © Shutterstock</p>

Коллаж © LIFE. Фото © Getty Images / The New York Historical Society, © Shutterstock

Первая в отечественной истории прививка была от чёрной оспы. В XVIII столетии эта болезнь считалась не менее страшной, чем чума. Умирал каждый пятый заболевший. А у тех, кто выживал, болезнь навсегда оставляла отметины на теле. Во Франции не испещрённое оспинами лицо даже считалось особой приметой при поисках преступника. Предполагается, что некоторые российские фамилии вроде Рябининых, Щедриных, Рябцевых и так далее происходят от прозвищ оспенных больных.

Именно от этой болезни едва не скончался молодой император Пётр III — жених Фике, простите, Софии Августы Фредерики Ангальт-Цербстской, дочери немецкого князя и прусского генерал-фельдмаршала Кристиана Августа Ангальт-Цербстского. Если бы наследника российского престола тогда не стало, у нас не было бы Екатерины Великой. Поэтому оспа оставалась для неё вечно преследующим кошмаром. В 1768 году от чёрной оспы внезапно умерла одна из её фрейлин — 23-летняя Анна Шереметьева. Притом за несколько дней до собственной свадьбы. Были слухи, что жених подарил девушке табакерку, а ревнивая соперница подложила туда заражённый кусочек ткани.

Екатерина славилась своими прогрессивными взглядами, поэтому знала она и о том, что в Европе испытывали новый метод борьбы со страшной инфекцией. Этот метод назывался вариоляцией — от латинского variola, "оспа" — и заключался в том, чтобы извлечь жидкость из оспины больного, окунуть в неё нитку и пропустить эту нитку под кожей здорового человека. Опробовали его в основном на узниках тюрем и детях из сиротских приютов.

 Фото © Getty Images / Universal History Archive

Фото © Getty Images / Universal History Archive

Императрица велела найти лучшего в этом деле врача. Выбор пал на англичанина Томаса Димсдейла. Он написал об оспопрививании целый трактат — The Present Method of Inoculating for the Small-Pox ("Современный метод прививки от оспы").

Для заграничного медика в российской столице построили целый госпиталь, чтобы проверить эффективность вакцинации. Проверяли на кадетах. При этом Димсдейл поручил процедуры своему сыну, а сам этим не занимался — опасался заразить российских коронованных особ, ибо бывал при дворе регулярно. В итоге медики пришли к выводу, что вакцинация вполне успешна, о чём и было доложено Екатерине. И тогда она решилась на отчаянный шаг — испытать вакцину на себе самой. Императрица считала, что это принципиально важно — нужно было создать максимальный резонанс, "разрекламировать" прививку, как сказали бы сейчас.

Томас Димсдейл. Фото © Getty Images / Universal History Archive / Universal Images Group

Томас Димсдейл. Фото © Getty Images / Universal History Archive / Universal Images Group

"Он (Томас Димсдейл. — Прим. Лайфа) по приезде своём сюда многими счастливыми опытами совершенно доказал безошибочное своё знание в сём искусстве, а чрез то, наиболее утвердяся я в моём намерении, приказала сего октября 12 дня ввечеру привить себе оспу", писала императрица дипломату Сергею Салтыкову.

Ради такого дела Димсдейлы специально привили трёх мальчиков и дождались, когда у них появятся характерные высыпания. Донором оспы для Екатерины Великой стал Саша Марков. По одним данным, крестьянский ребёнок, по другим — сын вахмистра (кавалерийского офицера). Его щедро наградили: жаловали дворянский титул, три тысячи рублей и фамилию Оспенный.

Императрицу провакцинировали ночью 23 октября, по старому стилю это было 12-е. Опять же, есть расхождения: то ли она на следующий же день удалилась в Царское Село, то ли она ещё пять дней преспокойно участвовала во всех мероприятиях и увеселениях, поскольку врач сказал, что пять дней она совершенно не опасна для окружающих. Так вот, после того как императрица уединилась в Царском Селе, последовали ожидаемые симптомы. Екатерина довольно сильно болела.

"19 дня октября всю ночь дремала и засыпала, но сон много раз прерывался. Боль в голове и спине продолжалась с лихорадкою. Руки рделись гораздо больше, и вечер многие пупырышки, слившиеся вместе, показались кругом около ранок. Кушать весь день нимало не хотелось, и не изволила кушать ничего, кроме немножко чаю, овсяной кашицы и воды, в которой варены были яблоки", записывал лейб-медик (Димсдейл).

Удручённый поэт Михаил Херасков написал об этом такие строки:

"Возможно ль было нам то время не грустить,

Как ты отважилась яд в кровь свою пустить,

Мы духом мучились, взирали на законы,

И заражёнными являлися нам оны.

Взирали на престол, взирали на себя,

И заражёнными щитали мы себя..."

Лишь к концу октября (по старому стилю, а значит, через две недели после прививки) царица совершенно поправилась и 1 ноября появилась при дворе ко всеобщему ликованию. А счастливее всех был, надо думать, сам доктор. Он получит баронский титул со всеми его преимуществами, а ещё неделю назад не знал, будет ли жив завтра: всё время держал наготове лошадей. В медицине стопроцентные гарантии давать очень трудно даже после многих успешных испытаний. Барон или пропал.

Любопытная деталь (хотя трудно теперь сказать, правда или нет, но это делает эффектным историческое повествование): есть такая легенда, что изначально прививку от оспы Екатерине собирались сделать в известное прекрасное место, но граф Орлов решительно запротестовал. В любом случае вариоляция в плечо оказалась исключительно удачным решением — оспинку на царском плече всем видно, это каждодневная реклама и она сработала: вскоре многие аристократы сочли своим долгом последовать примеру императрицы. И не только из-за того что хотели улучшить санитарно-эпидемиологическую обстановку в стране. Просто оспинка стала модной.

"Ныне у нас два разговора только: первый о войне (о Русско-турецкой. — Прим. Лайфа), а второй о прививании. Начиная от меня и сына моего, который также выздоравливает, нету знатного дома, в котором не было по нескольку привитых, а многие жалеют, что имели природную оспу и не могут быть по моде. Граф Григорий Григорьевич Орлов, граф Кирилл Григорьевич Разумовской и бесчисленных прочих прошли сквозь руки господина Димсдаля, даже до красавиц... Вот каков пример", — писала Екатерина графу Чернышёву, чрезвычайному и полномочному послу в Англии.

Фото © Wikipedia

Фото © Wikipedia

А вот ещё один PR-ход — медаль, отчеканенная по случаю храброго поступка Екатерины Великой. Вот она выходит вместе с наследником Павлом (его тоже чуть позже привили) из храма Эскулапа (античного бога медицины), а их встречает счастливый народ. И надпись: "Собою подала пример".

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!

Новости партнеров

Layer 1