Страх и ненависть в Брюсселе: почему США кинули Горбачёва и расширили НАТО на Восток

12 марта 2021, 15:07
23899

Коллаж © LIFE. Фото © Getty Images / Beata Zawrzel / NurPhoto, © ТАСС / Юрий Лизунов

<p>Коллаж © LIFE. Фото © Getty Images / Beata Zawrzel / NurPhoto, © ТАСС / Юрий Лизунов</p>

12 марта 1999 года блок НАТО в нарушение собственных обещаний впервые расширился на Восток. Эксперты и политологи отмечают, что это решение положило начало дальнейшему расширению блока, поставило под угрозу глобальную безопасность и едва не стоило миру новой войны.

Доверие партнёру

28 сентября 1995 года генеральный секретарь НАТО Вилли Клаас впервые представил руководителям восточноевропейских стран видение того, как и куда может расшириться альянс. Значительная часть этого выступления была посвящена России, однако Клаас сразу пояснил, что волноваться нет повода. Ещё через четыре года, 12 марта 1999-го, в альянс официально были приняты три бывшие страны Варшавского договора — Польша Венгрия и Чехия. В том же году новоиспечённых союзников привлекли к военной операции в Югославии.

Вилли Клаас. Фото © Getty Images / Bonn-Sequenz / ullstein bild

Вилли Клаас. Фото © Getty Images / Bonn-Sequenz / ullstein bild

Обещание о нерасширении НАТО на Восток в рамках переговоров по объединению Германии тогдашнему президенту СССР Михаилу Горбачёву дал американский госсекретарь Джеймс Бейкер. На встрече, состоявшейся 9 февраля 1990 года, Бейкер заявил: "НАТО ни на дюйм не двинется на Восток". С тем же предложением в Москве появился и директор ЦРУ Роберт Гейтс. На встрече с главой КГБ Владимиром Крючковым он подтвердил, что альянс не намерен вторгаться в бывшую зону интересов СССР. Но вера в соблюдение США и странами альянса правил проживания в пределах собственных границ не была документально подкреплена.

Встреча президента СССР Михаила Горбачёва с госсекретарём США Джеймсом Бейкером в Кремле. Фото © ТАСС / Юрий Лизунов и Эдуард Песов

Встреча президента СССР Михаила Горбачёва с госсекретарём США Джеймсом Бейкером в Кремле. Фото © ТАСС / Юрий Лизунов и Эдуард Песов

Как выяснится позднее, и Бейкер, и Гейтс успокаивали руководство СССР, чтобы Страна Советов как можно скорее убрала войска из ГДР и приступила к нейтрализации своего присутствия в Европе. Военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин поясняет: с Горбачёвым так обошлись только потому, что могли себе это позволить.

На Западе давно поняли, что Горбачёв лопух. Он во всех вопросах шёл навстречу немцам и американцам, жертвуя интересами страны. Поэтому и не стали закреплять обязательство о нерасширении НАТО на Восток. Это обещание было дано в частной беседе, и все понимали, что это невыполнимо. Но альянс всё равно зашёл бы в Европу, даже после подписания такого документа. Как только оттуда ушла Советская армия, они [страны ОВД] остались без присмотра. А природа не терпит пустоты. Понятно было, что самостоятельными и независимыми они быть не могут в принципе. Если не мы, то они. Вот и всё. Под какими бы соусами всё это не подавалось

Виктор Литовкин

Военный обозреватель ТАСС

<p>На Западе давно поняли, что Горбачёв лопух. Он во всех вопросах шёл навстречу немцам и американцам, жертвуя интересами страны. Поэтому и не стали закреплять обязательство о нерасширении НАТО на Восток. Это обещание было дано в частной беседе, и все понимали, что это невыполнимо. Но альянс всё равно зашёл бы в Европу, даже после подписания такого документа. Как только оттуда ушла Советская армия, они [страны ОВД] остались без присмотра. А природа не терпит пустоты. Понятно было, что самостоятельными и независимыми они быть не могут в принципе. Если не мы, то они. Вот и всё. Под какими бы соусами всё это не подавалось</p>
<p>На Западе давно поняли, что Горбачёв лопух. Он во всех вопросах шёл навстречу немцам и американцам, жертвуя интересами страны. Поэтому и не стали закреплять обязательство о нерасширении НАТО на Восток. Это обещание было дано в частной беседе, и все понимали, что это невыполнимо. Но альянс всё равно зашёл бы в Европу, даже после подписания такого документа. Как только оттуда ушла Советская армия, они [страны ОВД] остались без присмотра. А природа не терпит пустоты. Понятно было, что самостоятельными и независимыми они быть не могут в принципе. Если не мы, то они. Вот и всё. Под какими бы соусами всё это не подавалось</p>

Однако политический, а следом и экономический кризис в СССР лишили страну возможности заниматься внешней политикой — на месте мощного военного объединения, каким всегда считали Организацию Варшавского договора (ОВД), возник вакуум, которым вовремя и весьма умело воспользовались американские стратеги.

Новый мировой порядок

Автором и главным архитектором новой системы европейской (а следом и мировой) безопасности стал помощник президента США по национальной безопасности Энтони Лейк. По его замыслу, бывшие члены ОВД, особенно Польша, должны были стать остриём копья и могли обеспечить США и альянсу буферную зону во время возможного конфликта. Заявления о скором "тесном соседстве" будущие члены НАТО начали делать примерно в 1995–1996 годах.

Фото © Getty Images / Piotr Malecki

Фото © Getty Images / Piotr Malecki

А в 1997 году ситуация приобрела масштаб трагедии — за несколько недель до визита Бориса Ельцина в США на стол президенту России легла обширная папка с материалами, в которых чёрным по белому было написано: Вашингтон не собирается держать слово и не намерен соблюдать баланс сил, нарушенный после развала Советского Союза.

Пока Билл Клинтон увещевал Ельцина, в Сенате США активно готовились к интеграции. Особенно красочно выступала на публике первая женщина-госсекретарь Мадлен Олбрайт. Во время слушаний в сенатском комитете по вооружённым силам в апреле 1997 года она заявила, что "ни о каких компромиссах с Россией речи идти не может. Все решения о будущем альянса будут приниматься в одностороннем порядке, компромиссов по вопросу расширения НАТО не было и не будет".

Фото © ТАСС / Georges De Keerle

Фото © ТАСС / Georges De Keerle

Однако никакой безопасности для вновь прибывших в альянс не последовало. Почти сразу после первой волны интеграции Олбрайт втянула три страны в военную кампанию на Балканах, а затем стала пугать страны Центральной и Северной Европы Россией, с которой сама же предлагала не считаться.

Чего добились?

После первой волны расширения на Восток в НАТО поняли, что формат общения победителя и побеждённого работает, поэтому почти сразу был запущен второй этап программы расширения. В 2004 году в альянс приняли сразу семь стран — Болгарию, Латвию, Литву, Румынию, Словакию, Словению и Эстонию. Ещё через пять лет НАТО обросло дополнительными союзниками — Албанией и Хорватией, а в 2017 году членом НАТО стала Черногория. Всего в списке организации значится 30 государств.

Фото © Getty Images / Pierre Crom

Фото © Getty Images / Pierre Crom

Однако каждая страна, руководство которой мечтало стать частью коллективного Запада, вместо гарантий безопасности проходила через унизительный путь бюрократизации и экономического спада почти сразу, как принимала на себя обязательства альянса. Например, значительная часть военной промышленности многих государств (например, Польши, Турции, Германии, Франции) оказалась невостребованной, а сами страны часто наказывали за излишнюю самостоятельность и отказ от использования "принципов унитарности и справедливости", которые на деле оказались не чем иным, как принуждением к использованию исключительно американских вооружений на постоянной основе.

Это положение вещей сохраняется и по сей день, фактически лишая альянс возможности договариваться с Россией, даже если такое желание есть. Военный эксперт РСМД Василий Кашин пояснил: заключить с НАТО договор о нерасширении в новом формате невозможно.

С их точки зрения, договор о нерасширении будет означать признание за Россией сферы влияния. Т.е. признание того факта, что есть группа стран, с которыми НАТО не может сотрудничать без нашего позволения. Это для них неприемлемо. Именно в этом состоит принципиальная политическая установка, которая предопределила нынешний конфликт.

Василий Кашин

Военный эксперт РСМД

<p>С их точки зрения, договор о нерасширении будет означать признание за Россией сферы влияния. Т.е. признание того факта, что есть группа стран, с которыми НАТО не может сотрудничать без нашего позволения. Это для них неприемлемо. Именно в этом состоит принципиальная политическая установка, которая предопределила нынешний конфликт.</p>
<p>С их точки зрения, договор о нерасширении будет означать признание за Россией сферы влияния. Т.е. признание того факта, что есть группа стран, с которыми НАТО не может сотрудничать без нашего позволения. Это для них неприемлемо. Именно в этом состоит принципиальная политическая установка, которая предопределила нынешний конфликт.</p>

Враг у ворот?

Однако принуждать альянс к интеграции нестабильных и непредсказуемых партнёров у США получается всё хуже. Яркий пример — попытка подготовить общественное мнение к включению в состав НАТО Украины и Грузии. Две бывшие советские республики не пускают даже на порог — в программы подготовки и промежуточные переговорные встречи, предпочитая использовать обе страны как раздражитель для России. Но для того, чтобы принять эти государства в состав альянса, нужно заручиться согласием всех остальных членов и получить подтверждение платёжеспособности последних. Ни в Грузии, ни на Украине денег на перевод армий под стандарты НАТО нет, и в ближайшем будущем ждать их появления не стоит. Содержать новых партнёров, готовых внести свой вклад не деньгами, но ненавистью и русофобией, ни одна из стран НАТО не согласится. И даже "главный партнёр" этих стран — Соединённые Штаты Америки — постепенно отходит в сторону и оставляет государства-попрошайки один на один с реальными проблемами.

Эксперты по безопасности и специалисты по политическим вопросам отмечают, что в будущем ни один крупный проект с НАТО невозможен без закрепления договорённостей на бумаге и "при многочисленных свидетелях". Фортель, который удалось провернуть с Горбачёвым и Ельциным, руководство России помнит слишком хорошо.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1