В Литве появился свой маленький Байден: почему Гитанас Науседа попугайничает и оскорбляет Путина

Журналист Максим Соколов — о том, как страны-динозавры и страны-клопы перестали фильтровать свои монологи.

30 марта 2021, 21:40
21757
<p>Коллаж © LIFE. Фото © ТАСС / Zuma</p>

Коллаж © LIFE. Фото © ТАСС / Zuma

Литовский президент Гитанас Науседа проиллюстрировал поговорку "Куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй". На вопрос агентства BNS, мог бы он, как и американский президент Байден, назвать Владимира Путина убийцей, Науседа вслед за американским державным братом ответил: "К сожалению, да". "Я вижу множество признаков, которые демонстрируют явное наплевательство по отношению к ценностям цивилизованного мира, игнорирование права наций на самоопределение, игнорирование территориальной целостности соседей, что Кремль в последнее время делает достаточно демонстративно", — заявил он. Причём отметил, что внутри России, где режим "явно вздрагивает от крепнущей оппозиции" и пытается её подавить, он "самым грубым образом преследует лидеров оппозиции, таких как Алексей Навальный". Литва, указал Науседа, "точно не будет той страной, которая будет равнодушно сидеть на задней лавке" и говорить о торговле, сотрудничестве и т.д. "видя грубые нарушения прав человека по соседству".

Собственно, все эти претензии скорее относятся к невежливому, с точки зрения вольнолюбивой Литвы, и даже безнравственному поведению российского руководства, тогда как прямое человекоубийство, в котором литовский сосед обвинил нашего президента (хотя и не привёл примеров), — это уже нечто иное. Всякий убийца — человек безнравственный, но не всякий человек, которого мы считаем безнравственным, есть убийца.

К таким грубым софизмам не рекомендуется прибегать даже в частных взаимоотношениях, ибо можно получить в ответ сильные аргументы по лицу. В отношениях же межгосударственных (Науседа, что ни говори, представляет Литовскую Республику) так поступать тем более не рекомендуется.

Но особенность постсоветской политики заключается в том, что прежде поведение держав сильно зависело от их величия. Великие державы позволяли себе больше. Причём не обязательно это позволение шло им на пользу, ибо ещё апостол Павел сказал: "Всё мне позволительно, но не всё полезно". История полна случаев, когда гордыня доводила великие державы до греха. Вспомним Германию в XX веке, и если бы только её одну и только в XX веке.

Тогда как малые державы, понимая всю ограниченность своих возможностей, вели себя куда более осторожно, зная, что могучий сосед может в случае чего раздавить маленького державца, как слон букашку. И все понимали, что такая разница объективна: есть державы великие, есть державы мелкие, и все по одёжке протягивают ножки. Так уж самим Господом Богом заведено, и напрасно вольтерианцы против того говорят.

Может быть, это было жестоко, то есть силовая политика господствовала, но при этом и большие, и маленькие как-то понимали свою ответственность. Если вести себя нерасчётливо, по принципу "ты, Зин, на грубость нарываешься", можно было схлопотать большие неприятности.

Международный сумбур, наступивший в постсоветской действительности, с этой ответственностью в значительной мере покончил. Теперь не "фильтруют базар" как с большой силой продвигающие демократию могучие динозавры свободного мира, у которых есть 6-й флот, "Томагавки" и другие убедительные аргументы, так и мелкие клопы, "Томагавками" даже и не располагающие. Зачем все эти последние доводы королей, когда есть уверенность, что за "базар" отвечать не придётся?

Когда так ведёт себя обезумевший от безнаказанности рыжий громила, он, по крайней мере, исходит из того соображения, что "мой кулак пахнет могилой" и потому "не моги ндраву моему препятствовать". Когда так ведёт себя клоп, который мал да вонюч, тут даже нет апелляции к кулачному праву. Разве что клоп уверен в том, что большой пахан всегда его прикроет. Что, однако, не делает его более приятным.

Справедливость требует признать, что не все малые государственные (или квазигосударственные) образования ведут себя подобным образом. Даже на фоне других прибалтийских республик, чьё руководство тоже не замечено в большой любви к России и русским, Литва выделяется своей "смелостью" и безоглядностью. Латвия и Эстония чуть аккуратнее, и тем более аккуратнее бывшие восточноевропейские сателлиты СССР. Про страны Старой Европы и говорить нечего — у них антирусские демарши если и бывают, то с большими оговорками и с подстиланием соломки. Мало ли что.

Возможно, это связано с тем, что Литве уже нечего терять как в собственном хозяйственном развитии, так и в отношениях с восточным соседом. У той же Латвии порой всё-таки возникают иллюзии, что можно что-то ещё придумать в смысле подъёма экономики и что ещё не всё потеряно с восточным транзитом. Литва из всех прибалтийских лимитрофов окончательно забросила чепец за мельницу и даже в своих фантазиях не ждёт от России (и Белоруссии) каких-то выгод интересных. Только шавканье из подворотни — к этому свелась вся политика некогда Великого княжества Литовского.

Авторы
Максим Соколов

Максим Соколов

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1