Регион

Уведомления отключены

Пока без третьей мировой: Почему и кого президент Путин считает врагами России

Какие выводы сделал Владимир Путин после провокации британского эсминца в Чёрном море и о чём он намекнул западным коллегам, разбирался доцент Финансового университета Геворг Мирзаян.

30 июня, 17:22
3829
<p>Фото © Yulii Zozulia / Ukrinform / Barcroft Media via Getty Images</p>

Фото © Yulii Zozulia / Ukrinform / Barcroft Media via Getty Images

30 июля президент России Владимир Путин провёл прямую линию с гражданами России. Понятно, что львиная доля вопросов касалась ситуации с коронавирусом и вакцинацией, однако не остались в стороне и насущные внешнеполитические вопросы и вызовы. Так, ни для кого не секрет, что в России был создан так называемый список недружественных стран, в результате чего на работу их посольств и связанных с ними НПО накладываются ограничения. На сегодняшний день в списке, однако, лишь две страны — США и Чехия. Поэтому у Владимира Путина поинтересовались, почему в нём нет Украины — страны, которая, пожалуй, проводит самую русофобскую линию на постсоветском пространстве, по степени своей абсурдности уже переплюнувшую даже прибалтийских лимитрофов.

И Путин ответил очень тонко: "Я не считаю, что украинский народ — недружественный нам народ. Я уже много раз говорил об этом, могу повторить ещё раз: я считаю, что украинцы и русские — это вообще один народ".

В этом плане президент отделяет позицию граждан Незалежной от политики украинского руководства, которое проводит русофобскую линию не только в отношении России, но и русских граждан Украины. И, например, поэтому особого смысла во встрече с украинским президентом не видит. "Что встречаться с Зеленским, если он отдал свою страну под полное внешнее управление? Ключевые вопросы жизнедеятельности Украины решаются не в Киеве, а в Вашингтоне, отчасти в Берлине и в Париже. Ну и о чём разговаривать? Тем не менее я не отказываюсь от встреч подобного рода, надо только понять, о чём говорить", ответил Путин.

Конечно, тут от российского лидера хотелось бы услышать и о методах, при помощи которых Москва могла бы защищать и продвигать "русскость" в умах украинского населения. Президент пообещал в будущем осветить свой взгляд на национальный вопрос в отдельной статье.

В ходе прямой линии Владимир Путин затронул и ещё одно государство, достойное быть включённым в список недружественных стран, — Великобританию. Он назвал инцидент с британским эсминцем Defender, намеренно вошедшим в российские территориальные воды возле крымского мыса Фиолент, комплексной военной провокацией, которая проводилась силами британцев и американцев. Провокацией, целью которой были разведка и прощупывание российских оборонительных возможностей. "Смотрели, что где у нас включается, как работает, где что находится. Мы это видели и знали, поэтому давали такую информацию, которую считали нужной", — рассказал президент.

Однако это был всё-таки не просто разведывательный рейд. Британцы создали эту ситуацию намеренно и после первых предупреждений о пересечении госграницы стали на камеру находящегося на борту корреспондента Би-би-си расчехлять оружие и готовиться к бою. По всей видимости, это тявканье британского пуделя и побудило Путина поднять ставки. И он дал понять, что в следующий раз ответ может быть куда жёстче, чем бомбометание по курсу корабля, вплоть до его потопления. "Даже если бы мы потопили этот корабль, трудно представить, что мир оказался бы на пороге третьей мировой войны. Потому что те, кто это делают, понимают, что они не могут выйти победителями из этой войны", — сказал он. Более того, они даже не выйдут победителями из этой ситуации. Путин, конечно, об этом не сказал, однако нужно понимать, что, если Россия потопит, захватит или хотя бы серьёзно повредит иностранный корабль, зашедший в её территориальные воды, это будет серьёзнейший удар по военно-политической репутации Запада.

С юридической точки зрения Москве предъявить нечего, а вопли и прыжки пострадавшей стороны с криками "давайте вводить против России новый виток коллективных санкций" наткнутся на нежелание многих стран закручивать виток эскалации из-за действий очередного мелкого пакостника. "Это же не мы пришли к ним за тысячи километров, прилетели и пришли по воде. Это они подошли к нашим границам и нарушили наше территориальное море", — пояснил Владимир Путин, тем самым дав понять, что следующие провокаторы (а манёвр британцев попытались повторить голландцы, правда, ретировались всё-таки до бомбометаний по курсу) пострадают в большей степени, если решатся повторить подобные провокации.

Не обошлось, конечно, и без вопроса про российско-американские отношения. Путин тут был достаточно мягок, в конце концов, после саммита с Байденом прошло немного времени, достигнутые там соглашения об отказе от эскалации более-менее исполняются, стороны ведут переговоры о вычерчивании красных линий. Видимо, поэтому российский президент заявил, что Москва готова к дальнейшей конструктивной работе с США, но, начнётся ли эта работа, зависит сейчас только от американцев.

"Руководству США необходимо обращать внимание на завершение эпохи однополярного мира и учитывать позиции РФ, Китая. Мир кардинальным образом меняется. Наши партнёры в США, с одной стороны, понимают это, а с другой — любой ценой пытаются сохранить своё монопольное положение гегемона. Это зависит не от нас, а от них, и я надеюсь на то, что в этом меняющемся мире произойдёт переоценка приоритетов, а наши отношения войдут в нормальные рамки", — заявил Путин. Увы, но что-то подсказывает, что переоценка эта произойдёт не скоро. Такова психология политического истеблишмента США — им проще обвинить в утрате собственного статуса единственной сверхдержавы Россию, нежели признать, что произошло это исключительно в результате американских ошибок. Одной из которых стал отказ интегрировать Российскую Федерацию в западный мир как полноправного участника и жить с ней по принципам уважения интересов и невмешательства во внутренние дела.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1