Регион

Уведомления отключены

Подарок Ташкенту за $700 млн: Анкара начала стремительно подсаживать Среднюю Азию на финансовую иглу, Казахстан и Киргизия — следующие

Почему Анкара прорубила каспийский хаб через карабахский конфликт в Среднюю Азию и как теперь будет насаживать при помощи экономических проектов азиатские республики на экономические крючки, разбирался политолог Дмитрий Родионов.

4 июля, 21:40
16362
<p>Фото ©  Mustafa Kamaci / Anadolu Agency via Getty Image</p>

Фото © Mustafa Kamaci / Anadolu Agency via Getty Image

В рамках узбекско-турецкого бизнес-форума подписано 25 документов на общую сумму $679 млн, сообщили в Ташкенте. Помимо этого, обсуждаются ресурсы и возможности для привлечения турецких инвестиций и укрепления позиций турецкого бизнеса на рынке Узбекистана.

Как это следует понимать?

Любые поползновения Турции в Закавказье и Средней Азии принято рассматривать через призму гипотетической концепции "Великого Турана". И надо отметить, что определённые шаги по сближению предпринимаются. Вернее, по привязке тюркских стран к Анкаре как к наиболее сильному игроку. Проще говоря, к экспансии.

В Закавказье Анкара действительно преуспела. Азербайджан рассматривается ею едва ли не как собственная провинция. Кроме того, это ресурсы, а также транзитный коридор в Среднюю Азию и далее — в Китай. Вторая карабахская война, которую Азербайджан выиграл с помощью Турции, усилила зависимость Баку от Анкары, от которой последняя уже получает значительные выгоды: восстановление Карабаха, строительство новой инфраструктуры — практически все самые "жирные" подряды отданы турецким фирмам. В прошлом месяце Баку передал три рудных месторождения турецким компаниям. Наконец, главное богатство Азербайджана — нефть — давно принадлежит туркам. Так, одна из самых перспективных нефтяных компаний в мире — госкорпорация SOCAR — вкладывает десятки миллиардов в экономику не Азербайджана, а Турции (объём инвестиций в эту страну уже составил $16,5 миллиарда), при этом власти Азербайджана списывают компании миллионные долги перед бюджетом.

С Баку всё давно понятно — Турция окучивает эту страну с момента обретения ею независимости. Что же касается Средней Азии, то тут сложнее. Во-первых, она отделена от Турции территориями Армении, Карабаха и Каспийским морем. Заинтересованность Анкары в решении карабахского конфликта во многом чисто экономическая — создание коридора к Каспию. Но есть и иные препятствующие факторы.

С начала 90-х турки активно работали в регионе, вкладывали деньги, проводили культурные программы, тогда был создан Тюркский совет и вновь всплыла концепция "Великого Турана". Но местные элиты не стремились в объятия Анкары. Если Баку с первых дней независимости, находясь в условиях войны, которая чуть не переросла в гражданскую, искал покровителя, то страны Средней Азии в нём не нуждались. Местные власти старались сохранить максимум самостоятельности, лавируя между Россией, США и Китаем. Турции в этом раскладе не было места.

Однако при Эрдогане Турция начала претендовать на роль региональной сверхдержавы, активизируя экспансию по всему Ближнему Востоку. Выход к Каспию открывает перед ней новые возможности в Средней Азии, для которых дружба с Турцией снова привлекательна.

Во-первых, Турция — второй после России центр притяжения трудовых мигрантов из региона (около полумиллиона человек сегодня работают там). Во-вторых, Турция превращается в крупный транзитный хаб для выхода продукции из стран региона на мировой рынок. В-третьих, через туристический и производственный секторы Турции хорошо отмываются коррупционные деньги.

И хотя страны региона не очень спешат в политический союз хоть с Турцией, хоть с кем бы то ни было, но они находятся в весьма сложном экономическом положении, турецкие деньги не будут лишними.

Торговля между Узбекистаном и Турцией в последние годы непрерывно растёт, перешагнув в 2017-м порог $1,5 млрд. Только в первом квартале 2018-го показатели товарооборота выросли сразу на 20%. Конечно, это не сравнится с товарооборотом Узбекистана с Россией, который по итогам 2018-го составил 5,73 млрд. Или с Китаем — 6,42 млрд в том же году.

При этом Китай остаётся крупнейшим инвестором для страны. В итоге его доля в госдолге Узбекистана — более 20% (около 3 млрд). Для сравнения, доля России всего чуть более 1%.

В этих условиях значителен риск попадания в зависимость от Пекина, который не идёт на компромисс с должниками, и желание "диверсифицировать" кредиторов.

Кстати, в соседней Киргизии всё ещё хуже. Там доля Китая в госдолге — 42,5% ($1 млрд 778,18). Скептики говорят, что на фоне коронакризиса возможен дефолт, а Китай давно положил глаз на киргизскую землю и рудные месторождения. Тут нельзя не вспомнить историю соседнего Таджикистана, который отдал КНР свыше тысячи квадратных метров территории и продолжает отдавать китайским компаниям в разработку свои золотые, серебряные и угольные залежи.

В прошлом месяце президент Киргизии Садыр Жапаров ездил в Турцию, как считают многие эксперты, за деньгами. Ранее он ездил в Россию, но вернулся оттуда ни с чем — очевидно, Москва не хочет вкладывать деньги в сомнительные активы, а в Киргизии осенью выборы в парламент, и деньги нужны позарез. От безысходности Бишкек может пойти на любые условия турок, которые готовы рисковать деньгами ради привязывания к себе региона, как это давно делают китайцы.

Пока ни о каких итогах этой поездки мы не знаем, если не считать того, что Бишкек призвал Анкару использовать международный аэропорт Манас как транспортно-логистический хаб, пообещав льготный режим для турецких авиалиний.

Интересно, что последние 15 лет главным инвестором для Киргизии остаётся Канада (более $21 млрд), затем идут Россия и Китай ($12,7 млрд и $6,9 млрд). Но Турция постепенно догоняет — её инвестиции уже превышают $1 млрд.

Растёт влияние Турции и в Казахстане на фоне перманентного подогрева русофобских настроений, опасения того, что Россия может забрать северные области страны по крымскому сценарию, и рассматриваемых как провокационные заявления некоторых российских политиков. Это находит выражение и в интенсификации экономического сотрудничества.

В марте в Турции побывал глава МИД республики Мухтар Тлеуберди, стороны договорились о наращивании товарооборота до $10 млрд с нынешних 3 млрд (для сравнения: с Китаем — 15,4 млрд, с Россией — 19). Кроме того, Тлеуберди пообещал турецким инвесторам всестороннюю поддержку, объём турецких инвестиций в среднесрочной перспективе достигнет $1 млрд. У России объём инвестиций с 2005 года — 4,3 млрд, в последние годы поток сокращается, в то время как из Турции — только растёт.

Стоит отметить, что для турецкого бизнеса наиболее перспективным направлением является военно-промышленный комплекс. Недавно парламенты Турции и Казахстана ратифицировали Договор о военно-техническом сотрудничестве. Сообщалось, что Казахстан рассматривает вопрос о включении своих ВС в оборонительный союз в рамках Тюркского совета. Это при живой ОДКБ!

Конечно, ни о какой "армии Турана", которой нас пугают, речи пока не идёт. Но Турция получает возможность активно продавать своё вооружение, вытесняя Россию.

В Казахстане в конце прошлого года власти заявили о намерении приобрести несколько десятков ударных беспилотников Bayraktar. В ноябре 2020 года партия турецкой военной техники была передана Вооружённым силам Киргизии. Месяцем ранее было подписано соглашение о военном сотрудничестве между Анкарой и Ташкентом, по которому Узбекистан развернул на своей территории производство турецкой бронетехники. Не устоял даже нейтральный Туркменистан, который заключил с Турцией ряд контрактов на поставку в Туркменистан военной техники, в первую очередь — катеров и сторожевых кораблей.

Да, Россия пока остаётся лидером по поставкам вооружения в регион. Пока. Как и в Азербайджан. Однако уже в 2021 году турецкий военный экспорт туда увеличился на 850,4% по сравнению с первым кварталом прошлого. Тенденция налицо.

Да, Анкара пока не сравнится по уровню инвестиций и товарооборота с Китаем, Россией и другими странами. Да, 700 миллионов — это ничто. Ничто — для нас. Но многое — для нищих государств региона, которые стремятся ослабить зависимость от Пекина и Москвы. Очевидно, после успеха в Азербайджане Эрдоган почувствовал силу и будет действовать напористее.

Остановить его может только позиция России, если она осознает опасность, и Китая, которому никакой "туран" в регионе точно не нужен.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1