Регион

Уведомления отключены

Шахрай:Тарасова сказала, Костя, ты что-то хорошо катаешься, тебе Серёжа помогал?

Легендарный советский фигурист продолжает свой рассказ — о разочаровании современным фигурным катанием, мечтах и работе с Константином Цзю.

12 июня 2016, 09:50

После тяжёлого разрыва с Жуком и Мариной Черкасовой Сергей долго не мог понять, что ему делать. К счастью, свою группу как раз в то время набирала начавшая тренерскую деятельность Ирина Роднина, и фигурист ей позвонил.

— Я попросил Иру взять меня к ней в группу и подобрать мне девочку, — вспоминает Сергей Семенович. — Роднина согласилась попробовать и поставила меня в пару с девочкой-одиночницей из Питера. Год мы с ней тренировались, кое-какие успехи у нас были, но мы не вышли на тот уровень, на который рассчитывали. В итоге я принял решение, что выступать нет смысла. Тогда Ирина предложила мне работать у неё в группе вторым тренером. Мне тогда было всего 25 лет, поэтому я с огромным энтузиазмом окунулся в тренерскую работу.

"Я принял решение, что выступать нет смысла. Тогда Ирина предложила мне работать у нее в группе вторым тренером. Мне тогда было всего 25 лет."

Тренируя молодых спортсменов, Шахрай в глубине души чувствовал некую личную нереализованность, ему хотелось выступать, но балет на льду его не привлекал. И судьба однажды свела его с артистами "Цирка на льду". "Вот она, возможность снова выступать", — подумал Шахрай и бросился в омут с головой.

— Они сказали: "Давай к нам!" И я решился, — вспоминает Сергей. — Это был уникальный коллектив с богатой историей, там и дрессированные медведи катались, и обезьяны. Взялся за новое дело с энтузиазмом, набрал форму, катался как одиночник, готовил номер с голубями. В общем, программа у нас была очень интересная, мы много гастролировали по городам России, но коллектив не выпускали за границу. Это было обидно…

— В это время в балет на льду, куда я так раньше не хотел, пришло новое руководство, сулившее хорошие перспективы. Меня туда пригласили, и я согласился. Мы гастролировали по разным странам, исколесили всю Америку, куда меня Жук не пустил в своё время. И в 1992 году мы приехали на гастроли в Австралию, в город Брисбен. О том, что я приехал, как-то узнала мама моих бывших подопечных австралийцев, брата и сестры, которые некоторое время тренировались у нас в Москве. Мы очень подружились. Родительница оказала мне помощь в подписании контракта на два года, сказала: "Будешь тренировать моих детей в Сиднее". Я согласился и через несколько месяцев перевёз в Австралию свою семью — жену и дочь Юлю. Мы не собирались тут оставаться, сидели на чемоданах, думали, что вернёмся в Москву…

"В 1992 году мы приехали на гастроли в Австралию, в город Брисбен. О том, что я приехал, как-то узнала мама моих бывших подопечных австралийцев, брата и сестры. Она предложила мне двухлетний контракт"

Однако так получилось, что Сергей Шахрай и его семья задержались в Австралии. Кто-то спросит: "Откуда в Сиднее интерес к фигурному катанию?" Оказывается, он есть и довольно большой.

— Фигурное катание здесь не самый популярный вид спорта, — рассказал Сергей Семёнович. — Но даже в Сиднее есть пять катков и хватает людей, которые хотят кататься на коньках. Работы у меня хватает. Вообще, в Австралии активно сейчас развивают зимние виды спорта. Например, только в Сиднее я стал заниматься горными лыжами. Фигуристам этот вид спорта запрещали, как травмоопасный. Моя жена — горнолыжница из спортивной семьи, но только здесь она начала заниматься со мной этим видом спорта. В пяти часах езды от Сиднея есть прекрасные горы, где можно кататься на лыжах. Я получаю большое удовольствие от этого вида спорта.

Сергей Шахрай доволен своей жизнью в Австралии, у него выросла прекрасная дочка Юлия, ей уже 35 лет, подрастает 12-летний внук Даниэл. Сергей Семёнович с женой и семьёй дочки живут в одном доме большой дружной семьёй.

— Мы купили двухэтажный дом недалеко от центрального парка, — рассказывает чемпион мира. — На первом этаже живёт дочь с мужем и сыном, на втором — я с женой. У нас два разных входа. Мы так придумали, чтобы жить дружно и не раздражать друг друга. Шестой год вот так живём, пока получается. 

В доме Шахрая живут собака Люся и пять попугаев.

— Люся — это наша всеобщая любимица, ей позволено всё, и я мечтаю быть на её месте! (Смеётся). Её любит вся наша семья, и она платит нам тем же.

— Есть у нас и попугаи. В Австралии в принципе попугаи — дело обычное. В Москве вороны и голуби летают, а здесь попугаи. Не могу к этому привыкнуть. Захожу, например, в лес и вижу попугаев. Откуда? Должны же вороны летать. (Смеётся). Не могу привыкнуть и к тому, что в лесу тут бегают кенгуру, а не зайцы и лоси.

— Итак, вернусь к нашим попугаям. Их у нас дома пять. Первый вывалился из гнезда, мы его спасли, другого забрали из ветлечебницы, третьего муж дочки подобрал, положил его в бутербродный пакет и принёс домой, так пернатого и прозвали — Сэндвич. Знакомая подобрала попугая, спросила: "Не нужен ли вам?" Мы подумали: "Где трое, там и четверо". Забрали! Ну а пятого мы взяли уже для себя, он у нас как член семьи.

— Жить в Австралии проще, чем в России?

— Хорошо там, где нас нет! Все почему-то думают, что деньги тут растут на деревьях. Это не так! Чтобы в Австралии чего-то добиться, надо тоже много трудиться. Бывают хорошие времена, бывают сложные, приходится порой подстраиваться. В общем, не всё так радужно. Но что я хочу отметить! Я приезжал в Москву в новогодние праздники 2016 года — мама очень просила приехать, вероятно, чувствовала что-то. До этого я был в России семь лет назад. Мы хорошо с мамой пообщались, поговорили о том, о сём. И что я вынес из того визита, так это то, что в России очень много перемен, положительных перемен.

"Хорошо там, где нас нет! Все почему-то думают, что деньги тут растут на деревьях. Это не так! Чтобы в Австралии чего-то добиться, надо тоже много трудиться. Бывают хорошие времена, бывают сложные"

Удивительно, но, несмотря на яркое спортивное прошлое отца и деда, дочь Шахрая Юлия не пошла по стопам знаменитых родственников, а её сын Даня и вовсе равнодушен к спорту.

— У них другие интересы. Сначала я переживал, огорчался, но потом успокоился: у каждого свой путь. Дочь занимается семьёй и работает в Сиднейском международном аэропорту, она окончила хорошую школу, вуз, у неё прекрасный английский. Что касается внука, то к спорту он равнодушен. Приходит как-то со школьных соревнований и спрашивает: "Дед, как ты думаешь, какое место я занял?" А я уверенно отвечаю: "Последнее". Он лишён спортивного азарта. Я два раза брал его на каток, он покатался и сказал, что заниматься этим спортом не хочет. Он плавает прекрасно, катается на велосипеде, но результаты его не интересуют. Раньше он учился на артиста, ходил в хорошую студию, а сейчас он увлёкся игрой на гитаре, и, мне кажется, у него это получается. Он день и ночь играет.

У Сергея Шахрая интересная судьба. Сами посудите. Простой советский мальчик из обычной семьи вдруг попал к гениальному тренеру Станиславу Жуку, добился под его началом больших успехов в фигурном катании, потом ушёл от наставника, буквально хлопнув дверью, стал самым молодым тренером, катался в "Цирке на льду", а сейчас готовит юных фигуристов в Австралии. За его плечами три Олимпиады. На свои первые в жизни Игры в 1980 году он поехал как спортсмен и выиграл "серебро", на вторую Олимпиаду в 1998 году в Нагано прилетел как тренер австралийской сборной, а в 2000 году в Сиднее присутствовал на Олимпиаде как зритель. Сергей Семёнович очень хотел побывать на Олимпиаде в Сочи, но не сложилось.

Есть в биографии Шахрая и ещё один любопытный факт: он научил кататься на коньках знаменитого боксёра Костю Цзю, да так хорошо, что сама Татьяна Тарасова на шоу "Ледниковый период" восхитилась умениями Константина.

— Я знал, что Костя живёт в Австралии, но долгое время мы с ним не пересекались, — вспоминает спортсмен. — А познакомились у общих знакомых — было русское мероприятие. Так мы подружились. Он приглашал нас в гости, мы очень хорошо проводили вместе время, ходили в баню. Я познакомился со всеми членами его семьи. С сестрой, родителями. У него прекрасные дети, жена… Жаль, что они разошлись, но так бывает. И однажды Косте поступило предложение из России принять участие в "Ледниковом периоде"!

— Он сразу обратился к вам за помощью?

— Да! Я сказал: "Костя, никаких проблем! Будешь кататься лучше, чем я". У него не было коньков, и я отдал ему свои, оказалось, что у нас одинаковый размер ноги. И как только мы начали работать, я понял, почему он добился успехов в спорте. Он внимательно меня слушал, выполнял все указания, плюс способности к фигурному катанию у него имеются. Думаю, что и я неплохой тренер.

— Когда Костя впервые показал на шоу то, чему научился, Татьяна Тарасова сказала: "Костя, что-то ты очень хорошо катаешься. Тебе, наверное, кто-то помогал, и, мне кажется, я знаю, кто. Серёжа Шахрай". То есть она заметила, что Цзю не просто учился кататься, а он правильно научен элементам фигурного катания. То, что мою работу отметили, было очень приятно!

"Когда Костя впервые показал на шоу, на что способен, Татьяна Тарасова сказала: "Костя, что-то ты очень хорошо катаешься. Тебе, наверное, кто-то помогал, и, мне кажется, я знаю, кто. Сережа Шахрай"

— Вы наверняка следите за выступлениями российских фигуристов. Удивляет ли вас кто-то в последнее время?

— Честно говоря, нет, скорее, разочаровывают. Мне грустно от того, как катаются современные фигуристы. У них сейчас есть все условия для развития, но при этом ничего выдающегося они не демонстрируют. Причём это касается не только наших спортсменов, но и зарубежных. Как ни странно, единственные, кто меня сейчас впечатляют, так это танцоры. Вот такой парадокс. Я получаю истинное удовольствие от танцев, к сожалению, не в исполнении российских дуэтов. Особенно нравятся две пары: канадцы Тесса Вертью — Скотт Моир и французы Габриэла Пападакис — Гийом Сизерон. Они кудесники льда! Девочки наши иногда радуют, но они выступают нестабильно.

"Мне грустно от того, как катаются современные фигуристы. Как ни странно, единственные, кто меня сейчас впечатляют, так это танцоры."

Сергей Семёнович признался, что хотел бы вернуться в Россию и тренировать российских спортсменов.

— А почему бы и нет! Но мои робкие попытки куда-то внедриться пока не увенчались успехом. Я жду, когда мне поступит дельное предложение, потому что я готов поделиться с российскими фигуристами тем опытом, который накопил. Наверное, именно поэтому я и работаю в Австралии не так серьёзно, как мог бы: не хочу делиться своим опытом с другими. Хочу, чтобы он пригодился в России.

— Но я человек терпеливый. Например, я 35 лет ждал этого интервью. И 25 лет жду предложения из России. Я не тороплюсь никуда, всё должно быть вовремя…

"Я работаю в Австралии не так серьезно, как мог бы: не хочу делиться своим опытом с другими. Хочу, чтобы он пригодился в России"

— Вы закончили карьеру очень молодым. Было ли чувство нереализованности и обиды на судьбу?

— Жаль, что карьера моя так быстро закончилась, но так вышло. Однако жизнь продолжается. Я рад, что за то время, пока мы выступали с Мариной, нам удалось оставить какой-то след. Люди помнят нас. Надо проще смотреть на вещи и реализовываться. Я горд тем, что смог привезти в Австралию "Цирк на льду", привозил и другие ледовые коллективы. У меня много ещё планов, поверьте мне, но озвучивать их не буду. Вдруг не сбудется…

Первую часть воспоминаний Сергея Шахрая можно прочитать здесь.

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!

Новости партнеров

Layer 1