Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Кстати, а где дверь?

Политолог Вячеслав Данилов — о том, в чём причина столь мягкого судебного приговора скандальному акционисту.

Post cover

Часто писали, что акции Павленского недооценены. Что ж, их стоимость выяснилась в судебном порядке. Один коллега, арт-критик, предложил выкупить у ФСБ обгоревшую дверь и продать её на аукционе. Он уверен, что стоимость артефакта не только покрыла бы судебные издержки, но и озолотила бы художника.

Когда я рассказываю, что арт-группа "Война" — не нищеброды, а долларовые миллионеры (впрочем, преувеличивая их богатство), это заставляет резонёров заткнуться. К сожалению, объём кошелька всё ещё является эффективным аргументом в споре с "народными искусствоведами".

О "Войне" речь зашла неслучайно. Акция Павленского — рифмованный ответ на акцию "Войны" на Литейном мосту. Питерец Павленский сжигает дверь ФСБ в Москве — как бы реагируя на акцию москвичей напротив штаб-квартиры ФСБ в Петербурге. Поэтому интересны некоторые художественные подробности акций, которыми отличается почерк Павленского и "Войны".

Во-первых, подпись. Акция "Войны" подписана постфактум, взятием на себя ответственности за неё, тогда как акция Павленского подписана его телом. Авторы акции на Литейном могли бы отвертеться в суде, тогда как Павленский всегда оставляет улики: документация его акций сопровождается присутствием его тела.

Во-вторых, адресация. Месседж "Войны", нарисованный фосфором на поднимающемся мосту, был обращён к конкретному зрителю — "чекисту" в здании. Месседж Павленского — вовне, в сторону собравшихся журналистов и зрителей. Павленский, как неопалимый святой, находится между людьми и силовой властью. Павленский делает жест: я не такой, как вы, вы — не я, между нами пропасть. Он выступает от своего лица и ни от чьего более. Его искусство элитарно, в отличие от демократизма "Войны", акция которой в отношении здания ФСБ носила демократический характер: их месседж передавался власти как будто бы ото всех.

Парадоксально, но радикальный антидемократизм, элитаризм и либеральный автономизм акций Павленского на самом деле спас его от тюрьмы. Причина столь мягкого с точки зрения наблюдателей приговора в том, что свою акцию художник совершил один: ему нельзя было вменить отягчающие обстоятельства, которые возникли бы, соверши поджог двери Павленский совместно с группой лиц.

Кстати, во время суда Павленский показал себя с новой стороны: ушёл от имиджа молчаливого и сверхсерьёзного аскета. Ему удалось несколько раз потроллить суд в стиле "Войны": от вызова в свидетели проституток до сегодняшнего заявления о том, что ФСБ утратила объект культурного наследия.

Кстати, действительно, а дверь-то где?

Выбор редакции