Регион

Уведомления отключены

Начальник разведки ВДВ рассказал на РСН о том, кого берут в спецназ

Гостем программы «Генштаб» стал генерал-майор Олег Польгуев

24 октября 2015, 18:20

И. КОРОТЧЕНКО: Представляю нашего гостя — начальник разведки Воздушно-десантных войск России, генерал-майор Олег Олегович Польгуев. Олег Олегович, здравствуйте.

О. ПОЛЬГУЕВ: Здравствуйте.

И. КОРОТЧЕНКО: И, разумеется, первый вопрос. Расскажите историю возникновения войск спецназа в нашей стране.

О. ПОЛЬГУЕВ: Уважаемые коллеги, уважаемые радиослушатели, Отечественная война 1812 года обогатила русскую армию колоссальным опытом ведения партизанских действий на коммуникациях противника. В первой четверти XIX века по опыту разведывательно-диверсионных операций в тылу вражеских войск наша армия, пожалуй, не имела себе равных. Военные труды Дениса Давыдова, Александра Сеславина, Александра Фигнера и других военных и партизан того времени изучали в специальных учебных центрах иностранных государств, и изучаются до сих пор. Но прародителями современных спецподразделений принято считать подразделения «коммандос», созданные на Западе в годы Второй мировой войны, а также подразделения наших разведчиков-диверсантов фронтового подчинения, разведчиов-водолазов, находившихся в распоряжении флотов, и подразделения разведчиков, находящиеся в ведении НКВД. Однако из всех структур, созданных в разных странах в годы войны и предвоенные годы, до наших дней дожили немногие. По окончании войны спецподразделения почти во всех странах были расформированы за ненадобностью.

В послевоенные годы, пожалуй, самыми дальновидными оказались британцы, которые смогли сохранить такие подразделения, как Special Area Service. Если не считать только непрерывную деятельность подразделений, то SAS в настоящий момент является старейшим. Становление советского спецназа было крайне тяжёлым. Подразделения сокращались и разворачивались. Из-за низкой эффективности, и вследствие непонимания командованием возложенных на них задач. Поэтому в середине XX века создание подразделения спецназа начиналось практически с нуля. Однако сегодня мы видим один из лучших спецназов мира в нашей стране. Это подразделение войск специального назначения России.

И. КОРОТЧЕНКО: Скажите, почему именно 24 октября является профессиональным праздником для войск специального назначения?

О. ПОЛЬГУЕВ: День подразделений специального назначения в России отмечается с 2006 года. Он был установлен Указом gрезидента России «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооружённых силах Российской Федерации. Памятная дата выбрана не случайно. Именно 24 октября 1950 года была подписана директива военного министра Советского Союза с грифом «секретно» о формировании рот специального назначения при общевойсковых и механизированных армиях в некоторых военных округах. Она положила начало созданию подразделения специального назначения для действий в самом глубоком тылу противника. Осенью того же года было создано 46 отдельных рот специального назначения. Позднее было сформировано по бригаде в каждом военном округе и флоте, а также бригада центрального подчинения.

Уважаемые радиослушателя, в случае начала войны первыми на защиту должны были выступить именно подразделения частей и соединений специального назначения. Группы разведчиков должны появиться в непосредственной близости от командных пунктов и других стратегических объектов противника. В их задачу входило вести разведку, а в случае необходимости уничтожить пульты управления, ракетные установки, самолёты стратегической авиации, и другие критические и важные объекты. С течением времени структура и количественный состав спецназа менялись ни один раз, но суть его предназначения всегда оставалась одной и той же.

И. КОРОТЧЕНКО: Известно, что подразделения специального назначения были активно использованы и в годы Великой Отечественной войны. Какую роль они играли, и в каких операциях и задачах на фронте участвовали?

О. ПОЛЬГУЕВ: Я уже говорил, что как таковых подразделений специального назначения не существовало в годы Великой Отечественной войны. Были специальные подразделения. Например, в январе 1934 года начальником Генерального Штаба РКК Александром Егоровым была издана директива о формировании специальных диверсионных подразделений в Красной Армии. К началу 1935 года они были развёрнуты вдоль границы с Эстонией, Латвией, Польшей и Румынией. Их называли сапёрно-маскировочными взводами. В 1937-1938 годах командование Красной Армии отказалось от идеи использования этих взводов. Одна из основных причин такова: военная стратегия в Москве справедливо предсказывала в будущей войне ведущую роль механизированных частей. Говоря другими словами, победоносное наступление Красной Армии будет столь стремительное, что разведывательно-диверсионные группы не успеют проникнуть в район, назначенный им для активных действий. В какой-то мере они были правы. Только произошло это не в 41-м, а в 45-м году, когда советские диверсионные группы приходилось доставлять в тыл противника с помощью авиации. При переходе линии фронта пешим порядком, они через несколько дней, а порой и часов снова оказывались в тылу стремительно наступающей «Красной Армии». В ходе войны большинство воюющих сторон осознали, что классическая пехота не может выполнять многие специфические задачи. Поэтому Британия начала создавать свои батальоны «коммандос», а Соединённые Штаты Америки – отряды армейских рейнджеров. С 1941 года в подчинении разведывательных отделов Штабов фронтов были созданы разведывательно-диверсионные группы, отряды особого назначения, которые впоследствии разворачивались в оперативные центры с несколькими группами. В некоторых группах были полки особого назначения. Эти подразделения выводились за линию фронта и выполняли задачи в интересах командования округов. В основном это была организация диверсий – подрыв железных дорог, организация завалов на путях сообщения. Дезорганизация поддержки тыла, прерывание связи управления войсками противника сыграли огромную роль в победе «Красной Армии» над фашистами.

И. КОРОТЧЕНКО: Скажите, а в локальных войнах, конфликтах, которые у нас были характерны для второй половины прошлого века, использовались ли специальные подразделения? Был ли реализован тот накопленный опыт?

О. ПОЛЬГУЕВ: Особую роль в послевоенный период, и в период возникновения локальных конфликтов, сыграли подразделения специального назначения. Весь накопленный опыт был проанализирован и по мере возможности реализован. Во-первых, была осознана необходимость в создании войск специального назначения. Во-вторых, вырабатывались требования к комплектованию и подготовке подразделений специального назначения. В-третьих, опыт Великой Отечественной войны стал фундаментом для формирования взглядов на боевое применение войск специального назначения.

Приведу некоторые примеры. Как раз с 1950 года были организованы роты специального назначения. А в 1957 году были сформированы 5 отдельных батальонов специального назначения, к которым в 1962 году присоединились уже 10 бригад. Все они подчинялись одному из главных управлений Генерального Штаба. 1968 год – это был год первой крупной операции спецназа. После её проведения бойцам уже не нужно было доказывать всем свою значимость. Именно в 1968 году страны-участницы Варшавского договора приняли решение о введении своих войск в Чехословакию. Всё началось с того, что самолёт, на котором летел отряд спецназа, запросил у столичной власти страны разрешение на срочную посадку в виду неисправности двигателя. Это была одна из уловок наших военных специалистов, в результате чего аэропорт был захвачен в течение нескольких минут. Туда немедленно перебросили дивизию воздушного десанта. Между тем, ранее прибывшие в Прагу команды взяли под свой контроль газеты, вокзалы, телеграф – все ключевые объекты. Захватив правительственные здания, спецназовцы вывезли в Москву и руководство Чехословакии.

Уважаемые радиослушатели, армейскому спецназу России довелось посылать свои войска примерно в два десятка стран Африки, Азии и Латинской Америки.

Хочу отметить, что армейскому спецназу довелось принимать очень много участия в различных военных операциях не только на территории вблизи государственной границы Советского Союза, но и за её пределами. Часто случалось, что спецслужбы США даже не догадывались о спецоперациях, проводимых нашим спецназом. Я хочу напомнить ещё раз о том, что Советский спецназ принимал активное участие в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Не стоит также забывать об операциях на территории Кубы, Никарагуа и Эфиопии. Но эта информация носила, и носит на сегодняшний день, ограниченный характер доступа.

Война в Афганистане является наиболее ярким примером. Её началом считают сложнейшую операцию, целью которой явилась ликвидация правителя Хезулы Амина. Вместе со спецназом главного управления, участие в операции принимали подразделения комитета государственной безопасности, будущие подразделения «Альфа» и «Вымпел». Где-то за полгода до штурма был создан 154 отдельный отряд специального назначения, или мусульманский батальон, в состав которого входили спецназовцы из числа советских мусульман. Что касается самого штурма, то длился он не больше 40 минут. К сожалению, в этой операции спецназ имел потери.

Деятельность передовых и наиболее боеспособных подразделений вооружённых сил Афганистана, Приднестровья, Абхазии, Таджикистана и Чечни также на сегодняшний день являются информацией ограниченного доступа. Спецназовцы не должны афишировать свою работу.

И. КОРОТЧЕНКО: А как вообще появилась идея создания подразделений специального назначения в воздушно-десантных войсках, и как происходило их развитие?

О. ПОЛЬГУЕВ: Для повышения качества ведения разведки в воздушно-войсках собственными силами в 1979 году была сформирована отдельная рота специального назначения в составе отдельной бригады связи, которая в то время дислоцировалась в Медвежьих озёрах, недалеко от города Москвы. Так как специальные задачи, стоявшие перед воздушно-десантными войсками, не могли быть выполнены без войсковой разведки. Эту идею высказал первый начальник разведки воздушно-десантных войск, ныне здравствующий полковник запаса – Алексей Васильевич Кукушкин. Он предвидел сложность возникновения перед воздушно-десантными войсками задач и инициировал создание собственного подразделения. Позднее на базе роты в 1992 году был развёрнут 218 отдельный батальон специального назначения. Он принимал активное участие в составе миротворческих сил в зонах межнациональных конфликтов – в Приднестровье, Северной Осетии и Абхазии.

В 1993 году началось формирование полка специального назначения, в который на тот момент были включены отдельный батальон специального назначения и батальон десантно-штурмовой дивизии. Этот отдельный десантно-штурмовой батальон был сформирован в 79-м году в составе центральной группы войск. Во время Грузино-Абхазского конфликта выполнял задачи на территории Абхазии. В 1993 году был включён в состав 45-го отдельного полка специального назначения воздушно-десантных войск, и переформирован в отдельный 901-й батальон специального назначения.

45-й отдельный полк специального назначения был полностью сформирован к июлю 1994 года, а уже в декабре 80% личного состава убыло в составе группировки на Северный Кавказ для участия в ликвидации незаконных военных формирований на территории Чеченской республики. С декабря 99-го года и по апрель 2006 года сводные разведывательные группы и отряды специального назначения и составы полка принимали участие в боевых действиях на территории Чеченской республики.

В августе 2008 года подразделения полка активно принимали участие по принуждению Грузии к миру. С 8 по 30 апреля 2010 года усиленный батальон специального назначения выполнял боевую задачу по обеспечению безопасности российских граждан и военных объектов на территории Киргизской республики.

В 2002 году 45-й полк был преобразован в 45-ю бригаду специального назначения. И на сегодняшний день в составе войск специального назначения воздушно-десантных войск имеется мобильное подразделение, которое именуется 45-я отдельная бригада специального назначения воздушно-десантных войск России.

И. КОРОТЧЕНКО: То есть сегодня в составе ВДВ есть целое соединение специального назначения. Можно ли тогда рассказать о нём несколько подробнее?

О. ПОЛЬГУЕВ: После того, как 45-й полк был преобразован в бригаду, это формирование приобрело иную форму своего существования. Прежде всего, оно стало больше по количеству личного состава. Но вместе с численностью повысились и возможности по выполнению специальных разведывательных задач в интересах воздушно-десантных войск. 45-ю бригаду по праву можно считать представителями элиты воздушно-десантных войск. Каждый военнослужащий из числа личного состава бригады готов выполнить поставленную перед ним задачу в любое время. И как вы знаете, для этого в первую очередь требуется высокий уровень психологической устойчивости. Несомненно, личный состав бригады им обладает. Однако известно, что одной устойчивостью далеко не выйдешь. Один из необходимых параметров – качественное и современное материальное обеспечение. На сегодняшний день в бригаде созданы все возможные условия для непрерывного совершенствования навыков боевой подготовки военнослужащих. Обучение личного состава бригады обеспечивается как наличием развитой материальной базы, так и наличием высокопрофессиональных офицеров. На сегодняшний день ежедневно с солдатами и офицерами проводятся занятия по разучиванию и совершенствованию навыков боевой подготовки, где офицеры, в первую очередь, выступают в качестве преподавателей. Известно, что солдата необходимо обучать умелым и решительным действиям. И только в этом случае можно будет достичь успеха при выполнении поставленной задачи. Помимо физических навыков и меткости, большое внимание уделяется мобильным соединениям. Сейчас бригада располагает современными средствами передвижения и огневой пробежки.

В настоящий момент на вооружение бригады поступают новейшие образцы как автомобильной, так и бронетанковой техники. Например, БТР-82а — это мощнейшее огневое средство, которые обеспечивает выполнение огневых задач подразделениями войск специального назначения. Но эта бригада не была бы бригадой воздушно-десантных войск, если бы в ней не было прыжков с парашютом. Каждый военнослужащий обязан выполнить не менее 10 прыжков с парашютом из различных летательных аппаратов. Это может быть и самолёт ИЛ-76, или вертолёт МИ-8. В зависимости от возможных задач, военнослужащий выполняет прыжки с парашютом с различных высот и на различные участки местностей. В том числе, и на незнакомые полигоны. Подобные мероприятия в полной мере дополняют программу боевой подготовки и помогают военнослужащим бригады достичь умения и решительности в своих действиях.

И. КОРОТЧЕНКО: Я знаю, что кроме 45-й бригады в ВДВ есть ещё и другие подразделения специального назначения. Можно ли какую-то информацию о них?

О. ПОЛЬГУЕВ: Да, действительно, у нас в каждой дивизии воздушно-десантных войск были созданы отдельные разведывательные батальоны. Состав каждого отдельного батальона одной из рот организационно входит рота специального назначения. В эти подразделения подбираются наиболее выносливые и подготовленные люди, которые смогут выполнить поставленную задачу в любое время и в любой местности. На сегодняшний день мы совершенствуем систему подготовки в данных подразделениях.

И. КОРОТЧЕНКО: Чем отличается современный боец спецназа от обычного военнослужащего?

О. ПОЛЬГУЕВ: Современный спецназовец коренным образом отличается от обычного военнослужащего. Как Вы знаете, спецназ является элитой вооружённых сил по множеству причин. Подразделения специального назначения отличаются от остальных подразделений вооружённых сил уровнем подготовленности военнослужащих к ведению боевых действий, а также оснащённостью подразделений как в отношении вооружения, так и в отношении военной техники. Человек, не имеющий таких личных качеств как отличная физическая подготовка и здоровье, целеустремлённость и старание, выдержка и выносливость, вряд ли сможет выдержать ту нагрузку, которую выдерживают военнослужащие спецназа. Поэтому отбор в такие подразделения ведётся жёстко. И даже многие спортсмены, желающие служить в элите, могут не пройти по множеству показателей и попасть служить в эти подразделения.

Учитывая специфику спецназа воздушно-десантных войск, необходимо отметить наличие парашютно-десантной подготовки и, естественно, самих прыжков с парашютом, что является неотъемлемой частью службы в наших войсках. Следует также отметить, что после совершения прыжка наши военнослужащие должны выполнить задачи в любое время суток и в любую погоду.

Даже имея всё необходимое – снаряжение, вооружение, технику, боец спецназа отличается от солдата любого другого подразделения тем, что он не только развит физически, но он целеустремлён. Он знает свою задачу и знает, как её выполнить. А спецназовец воздушно-десантных войск должен не только хорошо владеть своим телом и навыками ведения боевых действий, но и должен выполнить поставленную задачу, невзирая на любые условия и препятствия, которые стоят перед ним.

И. КОРОТЧЕНКО: Расскажите, пожалуйста, об оружии. Какое оружие и снаряжение есть у современного спецназовца ВДВ?

О. ПОЛЬГУЕВ: На сегодняшний день на вооружении подразделений специального назначения имеются как обыкновенное стрелковое оружие, так и специальное оружие, предназначенное для выполнения специальных задач, разведывательных задач. Это, в первую очередь, бесшумное оружие. Бесшумные снайперские винтовки, бесшумные специальные автоматы, различные принадлежности для организации и ведения диверсионно-подрывной деятельности. Кроме того, на вооружении и оснащении войск специального назначения воздушно-десантных войск поступают лёгкие мобильные бронированные средства для передвижения на незнакомой местности. Есть одна особенность: данная техника должна быть обеспечена для десантирования с самолётов. То есть она должна быть приспособлена для перевозки воздушным транспортом и обеспечить действия подразделений спецназа, в том числе, и десантирования из самолётов.

И. КОРОТЧЕНКО: Мне хотелось бы, безусловно, задать вопрос, как выглядит наш спецназ ВДВ на фоне сил специальных операций стран НАТО? Вопрос не праздный, учитывая, что мы сейчас наблюдаем повышенную военную активность Североатлантического альянса. Сегодня как раз день, когда проводятся крупномасштабные учения НАТО. Они реагируют на так называемую «гибридную войну», которую кто-то им развяжет. В данном случае, очевидно, имеемся в виду мы.

О. ПОЛЬГУЕВ: Говорить о том, какой спецназ сильнее, не правильно. Спецназ России и спецназ НАТО довольно серьёзно отличаются друг от друга. Начиная от целей, которые ставятся правительствами этих стран элитным подразделениям, и заканчивая способами достижения целей. Силы специального назначения сейчас есть практически во всех странах мира. Во всём мире признано, что самые высококвалифицированные и эффективные силы спецназа в России и США. Подготовка личного состава спецподразделений в России является более жёсткой, чем в странах НАТО, хотя последние имеют технологическое преимущество в оружии и специальных средствах. Российский спецназ хорошо обучен, и может применять практически любое иностранное оружие. Важно, что наши могут воевать в одиночку, тогда как иностранные спецназовцы больше опираются на команду. В рукопашном бою русский спецназовец является лучшим военным подразделением в мире. В тренировках его бойцы проводят больше времени, чем любые другие спецназовцы в мире. Кроме того, наш спецназ учится не только методам идеального убийства, но и нестремительным единоборствам – таким как бокс, дзюдо и другим приёмам. Хотя иностранные спецназовцы ориентированы лучше, их обучают методиками специальной военной разведки. Приоритет отдаётся знаниям, которые позволяют применять наблюдательных роботов и новые системы слежения, не говоря об умении передвигаться на самом разном транспорте, вплоть до вертолётов противника.

Мне хотелось бы подчеркнуть, что недавно проходившие игры «Армия-2015», в которых принимали участие как наши войска специального назначения и военнослужащие разведывательных подразделений, так и военнослужащие других государств. Результат очевиден. Наши подразделения специального назначения и подразделения разведки были несколько лучше подготовлены, чем соответствующие подразделения других стран.

И. КОРОТЧЕНКО: Но это, прежде всего, школа? Мы имеет свою школу спецназа, основанную на наших традициях, на нашем понимании специфики таких задач. То есть это фундамент, который был наработан Вашими предшественниками?

О. ПОЛЬГУЕВ: Действительно, у нас есть богатейший опыт, хорошая школа и хорошие учителя. В первую очередь, мы отдаём дань тому поколению военнослужащих, которые проходили обучение в войсках специального назначения в военный и послевоенный период. Но и сегодня мы можем говорить о людях, которые влюблены в своё дело, которые готовят не только себя, но и свои подразделения. Я могу с уверенностью сказать, что подразделения войск специального назначения – это те люди, офицеры и солдаты, которые выполнят любой приказ нашего Верховного Главнокомандующего.

И. КОРОТЧЕНКО: Обычно спецназ выполняет самые сложные и ответственные задачи, которые требуют и нестандартных решений, и оригинальности действий, смелости, армейской смекалки. Можете привести какой-то случай из практики?

О. ПОЛЬГУЕВ: Был один забавный случай во время одной из чеченских кампаний. Это происходило в горах. Одной из разведывательных групп была поставлена задача возвратиться после выполнения задачи. Разведчики сбились с маршрута, и возвращались по открытой местности. И в один прекрасный момент вылетело два вертолёта, и начинают заходить на боевой разворот с недвусмысленной целью разнести это бандформирование. Недавно в этом районе была совершена серия терактов и пилоты получили приказ: стрелять без предупреждения. Перед командиром группы немедленно встал вопрос: «Что делать?» Связь не работает должным образом ни с пилотами, ни с вертолётом. В итоге решение, которое принял командир, самым ярким образом подтвердило, что оригинальности спецназу не занимать. По команде командира группы группа залегла на землю, образуя своими телами пятиконечную звезду, в центре которой находился командир. Пилоты открыли огонь, но не на поражение, а предупредительный в воздух. Никто из группы не пошевелился. «Свои», - подумали пилоты. Таким образом, группа была спасена.

Из моего личного опыта был такой же случай, когда пара вертолётов заходила на нас, подумав, что прячутся члены бандитского подполья. Однако один из моих подчинённых так же вышел в тельняшке, раскрыл руки в виде пятиконечной звезды. Лётчики поняли, что здесь свои, и улетели.

И. КОРОТЧЕНКО: Как Вам видятся перспективы развития подразделений специального назначения на ближайшее время?

О. ПОЛЬГУЕВ: Перспектива развития на сегодняшний день очень актуальна, и они будут развиваться ещё не один год. И та концепция министерства обороны до 2020 года расписала все элементы и порядок оснащения, формирования и переформирования, в том числе, и войск специального назначения.

И. КОРОТЧЕНКО: Как сегодня решаются вопросы социальной защищённости и социальной поддержки спецназа?

О. ПОЛЬГУЕВ: Для любых военнослужащих, в том числе и военнослужащих подразделений специальных назначений, устанавливается единая система правовой и социальной защиты, а также материального и иных видов обеспечения с учётом занимаемых воинских должностей, присвоенных воинских званий, общей продолжительности военной службы, в том числе и в льготном исчислении. Социальная защита граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей является функцией государства, и предусматривает реализацию их прав, социальных гарантий и компенсаций. Охрана их жизни и здоровья, направленные на условия жизни и деятельности, соответствующие характеру военной службы и её роли в обществе. Также наши военнослужащие имеют право на обеспечение служебным жильём. Имеют возможность приобрести жильё после определённой выслуги лет. Существует накопительная ипотечная система жилищного обеспечения. Начиная с 2014 года, у нас была введена новая форма решения квартирного вопроса. Сумма денежной компенсации или субсидии зависит от семейного положения, числа детей, выслуги лет и звания. Военнослужащие теперь могут не привязываться к тем вариантам, которые предлагаются министерством обороны, а решать самим, где жить и покупать жилую площадь. Нами введена единовременная денежная выплата. Теперь защитники нашей родины смогут самостоятельно принимать решение о размере и качестве приобретаемой недвижимости. Также для военнослужащих сохраняется существующая образовательная льгота. Это внеконкурсное поступление в военные вузы, бесплатное обучение на подготовительных курсах.

О. ПОЛЬГУЕВ: Кроме того, существует расширение спектра образовательных форм обучения. Другими словами, это дистанционное, заочное или очно-заочное обучение. Кроме того, предоставляются специальные гарантии в связи с обучением в специальных образовательных учреждениях в период службы. А также преимущественное право после увольнения с военной службы на поступление в государственные образовательные учреждения как высшего, так и среднего профессионального образования.

Кроме того, помимо перечисленных льгот существует бесплатное медицинское и реабилитационное обеспечение. Бесплатное обследование, в том числе ежегодное, диспансерное наблюдение военнослужащих в военно-медицинских учреждениях. Другими словами, военнослужащие прибывают из командировки и могут в наших медицинских учреждениях пройти то медицинское обследование, которое поможет им в дальнейшем реабилитироваться, поправить своё здоровье и в готовности приступить к выполнению других поставленных задач.

При отсутствии по месту военной службы или месту жительства военнослужащих военно-медицинских учреждений или соответствующих отделений, либо специального медицинского оборудования в них, а также неотложных случаях, медицинская помощь оказывается в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения. Расходы, связанные с этим, оплачивает министерство обороны.

Кроме того, в частях спецназа и ВДВ идёт ежемесячная надбавка за специфику и прыжки с парашютом. Это дополнительная льгота, которая предусматривает дополнительное денежное вознаграждение за особые условия службы.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы – профессионал. Оценивая тенденции современного военного противоборства, с чем, на Ваш взгляд, связано то, что спецназы теперь – непременный атрибут любых вооружённых сил страны, которая желает каким-то образом утвердить себя и защитить свои национальные интересы. В том числе, не только на своей территории, но и на территориях, где могут быть задействованы специальные компоненты при решении военно-политических задач. Это увлечение спецназом? Или это дань уважения тем возможностям, которые подразделения могут решить в отличие от общевойсковых подразделений.

О. ПОЛЬГУЕВ: У подразделений войск специального назначения есть различные задачи – как разведывательные, так и специальные. Поэтому специфика нынешних локальных конфликтов показывает, что существуют специальные задачи, которые нужно выполнять. А кто как не спецназовец их выполнит? Поэтому упор у руководителей разных стран мира ставится на создании высокопрофессиональных мобильных подразделений, которые смогут справиться с данной задачей.

И. КОРОТЧЕНКО: Мы сейчас видим появление многих фильмов, сериалов, в частности «Диверсанты». В советское время был прекрасный фильм «В зоне особого внимания». Но это в определённой степени культивация спецназа. Вы считаете оправданным появление таких фильмов, которые подчёркивают на уровне простых граждан, которые не могут заглянуть в тайны решения задач спецподразделений, роль и место спецназа. Насколько эти фильмы отличаются от реальной практики? Там больше игрового компонента? Или те задачи, которые там показаны, реально могут быть решены спецназом.

О. ПОЛЬГУЕВ: Вопрос не очень простой. Казалось бы, показывают фильм про спецназовца. Он могучий, хорошо экипированный, выполняет ту задачу, которая перед ним ставится. Я считаю, что в качестве патриотического воспитания для общего пользования, данные фильмы можно смотреть и пропагандировать. Однако военнослужащий-спецназовец – это очень скромный человек, который никогда не афиширует себя. И мне приятно, что порой фильм отличается не только красочностью, но и профессиональными качествами. Я как специалист, могу сравнивать и могу сказать, что какие-то вещи действительно из области фантастики, а какие-то задачи они могут выполнить. Как правило, такие фильмы ставятся на широкую публику. Пусть люди смотрят и гордятся нами.

И. КОРОТЧЕНКО: А процесс подготовки спецназовца сложен? Вы предпочитаете брать в войска специального назначения контрактников или рядовые по призыву также могут быть за год службы обучены и воспитаны как спецназовцы?

О. ПОЛЬГУЕВ: Критерии к офицеру и солдату независимы от того, контрактник он или офицер срочной службы. И набор и специфика этих критериев прописана во всех военкоматах. Военнослужащий, который решил посвятить себя жизни и службе в воздушно-десантных войсках и поступить на службу по контракту, сначала должен пройти первичный отбор – отбор военкоматов. И первый критерий – медицинская комиссия, он должен быть здоровым и годным к военной службе по форме А. Это форма, которая подразумевает, что данный военнослужащий может совершать прыжки с парашютом, может применять определённые физические нагрузки. А далее медкомиссия покажет, способен он это сделать или нет. После этого вступают психологи, которые определяют степень психологической устойчивости военнослужащего. Дальше включаются в работу наши представители, которые на отборочных пунктах отбирают военнослужащих для службы в спецназе воздушно-десантных войск.

После того, как мы отобрали себе военнослужащих, мы начинаем их готовить. Этот процесс очень сложный, долгий и непростой. Но я хочу сказать, что существуют такие факты, что не все военнослужащие проходят данный курс, и нам приходится переводить их из подразделений спецназа в другие подразделения.

И. КОРОТЧЕНКО: А мотивация важна? Готовность служить в спецназе и желание там быть.

О. ПОЛЬГУЕВ: Сейчас началась призывная комиссия – осенний набор. Высокая мотивация у юношей, вчерашних школьников, которых призывают в армию, служить именно в войсках воздушно-десантного компонента. И в первую очередь, в войсках спецназа ВДВ. О чём тут говорить?

И. КОРОТЧЕНКО: У вас норматив по физической нагрузке и количеству прыжков выше, чем у обычных десантников?

О. ПОЛЬГУЕВ: У нас выше норматив и по физической нагрузке, у нас есть специальные нормативы, и количество прыжков с самолёта и вертолёта у нас выше, чем у обычного военнослужащего воздушно-десантных войск.

И. КОРОТЧЕНКО: Олег Олегович, что бы Вы хотели пожелать спецназу вооружённых сил России в связи с их профессиональным праздником? Я напомню, что он будет отмечаться 24 октября.

О. ПОЛЬГУЕВ: Тем, кто сегодня в строю, хотел бы пожелать успехов в боевой учёбе и службе. Ветеранам желаю, чтобы их не забывали. Пусть ветераны знают, что их опыт нужен нынешнему поколению спецназовцев. Ведь главное для спецназа – это люди. Особо хочу поблагодарить полковника Кукушкина, вчера у него был день рождения, и ему исполнился 91 год. Это один из немногих военнослужащих воздушно-десантных войск, который стоял у истоков создания спецназа ВДВ, прошёл нелёгкий боевой путь в годы Великой Отечественной войны. Спасибо Вам большое. И всех ветеранов с праздником.

И. КОРОТЧЕНКО: Программа «Генштаб» присоединяется к этим поздравлениям, мы поздравляем российский спецназ с их профессиональным праздником. Напомню, что гостем в программе сегодня был начальник разведки воздушно-десантных войск России, генерал-майор Олег Олегович ПОЛЬГУЕВ.



Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!

Читаемое

Новости партнеров

Layer 1