Минобороны: Военные потери Красной Армии и Вермахта в ВОВ примерно равны

1 мая 2016, 10:51

Потери вооружённых сил СССР составили 8,7 млн человек, немецкие войска – 6 млн человек, отметил представитель ведомства

И. КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте, друзья. Я приветствую всех, кто слушает сейчас программу «Генштаб» на «Русской службе новостей». В студии Игорь Коротченко. Наши гости сегодня – начальник Управления Министерства обороны России по увековечению памяти погибших при защите Отечества Попов Владимир Васильевич. Здравствуйте, Владимир Васильевич.   

В. ПОПОВ: Здравствуйте.  

И. КОРОТЧЕНКО: И помощник заместителя министра обороны Российской Федерации Кирилин Александр Валентинович. Александр Валентинович, здравствуйте.

А. КИРИЛИН: Добрый день.                     

И. КОРОТЧЕНКО: Наши гости – генерал-майоры Вооружённых сил России. Говорим сегодня об очень важной теме в преддверии великого и святого для всех нас Дня Победы, говорим о том, как Родина заботится о том, чтобы память тех, кто добился нашей победы, всегда оставалась священной и не прерывалась. Первый вопрос, наверно, я адресую Вам, Владимир Васильевич. Управление Министерства обороны увековечения памяти погибших при защите Отечества. Какие цели и задачи стоят перед вами?

В. ПОПОВ: В первую очередь от себя лично и от Министерства обороны Российской Федерации, от Управления Министерства обороны по увековечению памяти погибших при защите Отечества хочу поздравить всех слушателей с наступающим праздником великой Победы, ставшей триумфом нашего народа в вооружённой борьбе с коричневой чумой. Был повержен страшный, нечеловеческий и жестокий враг, огромная цена заплачена нашими соотечественниками.

Победа досталась трудной ценой, и только мужество и героизм нашего народа помог нам выстоять и победить. Хочу пожелать всем нам мира, благополучия и новых свершений, достойных величия подвига наших предков. 71 год прошёл после окончания Великой Отечественной войны, но мы не вправе забывать уроки истории.

Память о героях, погибших и вернувшихся домой, навсегда останется в наших сердцах. Исходя из этого, основная цель Управления была и остаётся – увековечение памяти погибших, памяти нашей истории. Хочу напомнить, что Управление предназначено для решения задач, возложенных на Министерство обороны как на уполномоченный федеральный орган исполнительной власти в сфере увековечения памяти погибших защитников Отечества.

Основные функции управления: организация обеспечения работы в сфере увековечения памяти погибших, руководство деятельностью Министерства обороны России по организации военно-мемориальной работы за рубежом, планирование и организация в Минобороны России в установленном порядке поисковых мероприятий, организация деятельности по проведению обязательной государственной дактилоскопической регистрации военнослужащих.

Говоря о задачах, конечно, в первую очередь надо сказать, что это задачи, связанные с разработкой внеплановых программ военно-мемориальной работы, методическое руководство деятельностью военно-мемориальных служб военных округов, методической деятельностью 90-го отдельного поискового батальона специальных вопросов, организация централизованного учёта и паспортизация воинских захоронений погибших при защите Отечества как на территории Российской Федерации, так и за её пределами, взаимодействие с иностранными государствами по содержанию и благоустройству воинских захоронений.

Важный момент — сопровождение и обслуживание обобщенного компьютерного банка данных, содержащего информацию о защитниках Отечества, координация и выполнение мероприятий по поисковой работе как в России, так и за её пределами, обеспечение деятельности российско-американской комиссии по делам военнопленных и пропавших без вести.

Немаловажным вопросом является контроль за выполнением в Вооружённых Силах правовых актов по вопросам погребения погибших военнослужащих, а также изготовление и установка надгробных памятников, координация и контроль деятельности Федерального государственного казённого учреждения «Федеральное военно-мемориальное кладбище» по вопросам погребения и установке надгробных сооружений – вот основной функционал и задачи, которые стоят перед Управлением и связаны с увековечиванием памяти погибших при защите Отечества.           

И. КОРОТЧЕНКО: Как работают военные представительства за рубежом, как содержатся наши воинские захоронения, есть ли претензии к тем или иным государствам? Я этот вопрос адресую генерал-майору Александру Валентиновичу Кирилину.

А. КИРИЛИН: Я также присоединяюсь к тому, что сказал Владимир Васильевич и от всей души поздравляю, в первую очередь, ветеранов с наступающим праздником и всех граждан России. Как показали прошлогодние события и «Бессмертный полк» – нет равнодушных в этом вопросе.

Что касается заданного Вами вопроса по представительствам. Представительства у нас три в соответствии с указами президента. Мы можем иметь девять представительств, хотя в настоящее время функционирует восемь: у нас есть Германия, Венгрия, Румыния, Чехия, Словакия, Соединённые Штаты, Китай. Эти представительства существуют уже много лет. Первым был отдел в Польше, он входил в состав военно-мемориального центра, потом был сделан на базе представительства. Все они функционируют на основании законов Российской Федерации, приказов министра.

Мы их открываем во взаимодействии с министерствами иностранных дел. Численность их колеблется от четырёх до шести человек в зависимости от страны пребывания и тех задач, которые там стоят. Основными задачами этих представительств являются выявление воинских захоронений, их паспортизация, оценка их состояния и организация приведения в порядок, и важнейшей задачей является восстановление судеб людей, которые похоронены в этих воинских захоронениях.

Помимо этого, безусловно, представители Министерства обороны, работающие в наших военных представительствах, принимают участие в мероприятиях, проводимых в государствах пребывания, в том числе и по отстаиванию наших позиций в борьбе с фальсификацией, которая ширится, честно скажем во многих государствах.

Возникает дискурс, ставящий под сомнение решающую роль Советского Союза и Красной Армии, Вооружённых сил Советского Союза в Победе. Это видно по учебникам. Я знаю, что РИСИ, Российский институт стратегических исследований, проводил анализ учебников как наших бывших союзных республик, так и европейских государств. Конечно, картина плачевная. Соединённые Штаты – это то государство, которое во взаимодействии с Англией и немного Францией освободило, можно сказать, весь мир.

Мы понимаем, что я это говорю с иронией. Результаты работы очень даже неплохие во всех представительствах. Я по каждому не буду останавливаться, я могу сказать, где работа идёт лучше и где мы получаем сопротивление со стороны властей. Лучше всего эта работа организована и проводится в странах бывшей Чехословакии – Словакии и Чехии, особенно в Словакии. Там мы имеем полную поддержку от местных властей, очень сильная поддержка самого посольства, хотя посольства во всех государствах, где есть наше представительство оказывают нам поддержку.

Ветеранские организации, общественные, особенно молодежные активно принимают участие и в уходе за военными захоронениями, и в помощи нам в поисках этих захоронений, в проведении военных реконструкций мы тоже принимаем участие. Мы никогда не оставим наши воинские захоронения на поругание забывчивым людям, будем делать всё, чтобы полностью провести эту работу и поддерживать их в должном состоянии. Будем дальше проводить работу и в странах, где у нас нет представительств, искать возможности заключения межправительственных соглашений. Есть страны, где необходимо это делать.

И. КОРОТЧЕНКО: Владимир Васильевич, Вы упомянули, что идёт определённое взаимодействие в этой сфере с США. Не могли бы Вы поподробнее рассказать, как эта работа строится сегодня, несмотря на то, что мы видим, что с США межгосударственные отношения, мягко говоря, оставляют желать лучшего. 

В. ПОПОВ: Да, совершенно правильно Вы это подчеркнули. Я хочу напомнить, что с августа 2015 года в Вашингтоне открыто и приступило к работе восьмое по счёту представительство Минобороны по организации и ведению военно-мемориальной работы в Соединённых Штатах. Особенность данного представительства в том, что на него возложены задачи по реализации ноты о статусе российско-американской комиссии по делам военнопленных и пропавших без вести. Одной из задач представительства в США является работа с трофейными немецкими архивами, вывезенными из оккупационной зоны после Великой отечественной войны.

Если в основном у нас представительства занимаются вопросами межправительственных соглашений по уходу за воинскими захоронениями, тут несколько другая задача. После длительного перерыва эта работа возобновилась. Больше того, она приобретает более интенсивный и устойчивый характер. В 2016 году состоялись рабочие встречи в сфере деятельности комиссий. Это было в феврале. В апреле месяце я был откомандирован для обеспечения деятельности нашей совместной комиссии в город Вашингтон.

В условиях наличия определённых политических разногласий, Россия и США демонстрируют повышенный интерес в сохранении и продолжении гуманитарного сотрудничества сфере восстановления судеб и увековечения памяти военнослужащих, пропавших без вести или погибших в войнах и вооружённых конфликтах. О поездке хочу рассказать следующее. В ходе работы были встречи с председателем комиссии с американской стороны Робертом Фоглсонгом, директором агентства Минобороны по учёту военнопленных, пропавших без вести Майклом Линнингтоном. Это управление практически выполняет такую же функцию, как и наше Управление по увековечению памяти.

И. КОРОТЧЕНКО: В Пентагоне.

В. ПОПОВ: Также были рассмотрены, уточнены вопросы программы визита, текущие вопросы, связанные с деятельностью комиссии, перечень предстоящего обсуждения и порядок проведения предстоящих мероприятий. При работе в национальном архиве определён порядок поиска с целью оценки промышленного объёма оцифровки документов, имеющих отношение к судьбам советских военнопленных, оказавшихся в немецком плену и числившихся пропавшими без вести в период Второй Мировой войны.

В ходе визита также была встреча с ответственным секретарём комиссии с американской стороны Джеймсом Кэмэлон. Также интересная встреча была с конгрессменом от штата Техас Сэмом Джонсоном. Это в определённой степени американский герой, отсидевший в яме порядка.

И. КОРОТЧЕНКО: Во вьетнамском плену?

В. ПОПОВ: Да.  

А. КИРИЛИН: Коллега МакКейна, только с противоположным знаком.

И. КОРОТЧЕНКО: То есть здравый? Потому что МакКейн с повреждением ума.

В. ПОПОВ: Я его тогда спросил: «Вы с МакКейном дружите?» «Нет», – говорит. Он, кстати, инициатор создания совместных коалиционных сил по борьбе с ИГИЛ. Вообще очень приятное впечатление произвёл, хотя у него все руки перебиты. Видно его к миру так склонили, что уже не мог никакие кнопки нажимать, которые сбрасывают бомбы. Вообще было очень интересно с ним пообщаться.

А. КИРИЛИН: Стяжки на руках, когда здороваешься с ним. Я лет шесть назад с ним общался. Здороваешься с ним, а пальцы проваливаются, когда руку пожимаешь. Очень доброжелательный, приятной внешности человек. Интересно ведёт разговор, не чувствуется никакой агрессии, наоборот, заинтересованность большую проявляет в том, чтобы две наши российско-американские комиссии работали успешно.

В. ПОПОВ: Что интересно, все наши встречи проходили в очень дружеской обстановке. Мы подчёркнуто говорили о том, что не решаем никаких политических вопросов, занимаемся увековечением памяти защитников мы своего Отечества, они занимаются поиском военнопленных, также пропавших без вести. В наших государствах имеются определённые формации, которые нам интересны. Мы надеемся в архивах, которые были вывезены, и у нас ещё нет доступа к ним, найти порядка 900 тысяч и даже более, 1 миллион 200 тысяч.

А. КИРИЛИН: Сейчас даже трудно оценить.

И. КОРОТЧЕНКО: Судьбы 1,2 миллиона пропавших без вести, погибших советских военнопленных, да?

В. ПОПОВ: Да. Вы понимаете, что произошло?

И. КОРОТЧЕНКО: Советских людей.

В. ПОПОВ: Советских людей. Когда был освобождён Бухенвальд, американцы на его базе тоже устроили фильтрационный лагерь и фашистов через него пропускали. Эти материалы, я имею в виду данные по военнопленным, они, наверно, были не очень интересны для американцев, поэтому они их оцифровали по тому времени, сделали фотопленки и этот массив данных вывезли.

Как сейчас выясняется, бумажные носители были ими уничтожены. Их сейчас нет у них. Так, по крайней мере, по докладу с противоположной стороны. Они же хранят информацию не только о советских людях. Там нужно фильтровать снятые кадры, находить нужные нам документы. Здесь главное – ничего не потерять.

Хочется сказать, что интересным было посещение библиотеки Конгресса, проведены переговоры о возможности организации допуска сотрудников при необходимости. При посещении посольства была встреча с Чрезвычайным и Полномочным Послом Кисляком Сергеем Ивановичем, который высоко оценил деятельность нашего Управления. На фоне застывших отношений между посольствами работа именно на нашем участке продолжается и активируется.   

И. КОРОТЧЕНКО: Говорим об увековечивании памяти погибших, и эта тема наиболее актуальна, учитывая предстоящий большой праздник 9 мая – День Победы. Мы должны помнить и отдавать дань уважения памяти нашим соотечественникам, солдатам, офицерам, генералам, погибшим при защите нашего государства.

Почти 75 лет прошло с начала войны – время самых страшных боёв, но до сих пор мы так и не выяснили. Многие продолжают числиться без вести пропавшими, останки многих погибших до сих пор лежат в местах, где шли кровопролитные бои. Вы, как уполномоченный федеральный орган исполнительной власти России, какую работу проводите, для того чтобы вести поисковые работы? Как они координируются?

В. ПОПОВ: Мы организуем эту работу в плотном взаимодействии с Русским географическим обществом, с общественной организацией «Поисковое движение России», с Российским Военно-историческим обществом ДОСААФ.

Именно с целью координации поисковой работы издан приказ министра обороны, утверждён Минюстом от 19 ноября 2014 года №745 «Об утверждении порядка организации в проведении поисковой работы». По итогам поискового сезона 2015 года мы впервые подготовили сводный план проведения поисковой работы на 2016 год, обобщённые отчётные документы по результатам работы за 2015 год.

Всё согласно приказа, который установил порядок организации этой деятельности. Выписки из планов, которые мы получили, обобщили, согласовали и утвердили, чётко определили количество поисковых отрядов, которые этим занимаются. Их количество и интерес к поисковому движению возрастает непрерывно.

В настоящее время зарегистрировано порядка 1334 поисковых отрядов, в которых принимает участие до 40 тысяч человек. В этом году, думаем, на полевые работы выйдут до 25 тысяч участников. Эти планы, которые мы утвердили и которые мы видели, легитимны.

Выписки из планов мы довели до органов исполнительной власти, военных комиссариатов субъектов федерации, начальников военно-мемориальных служб военных округов и флотов. Все эти меры позволили исключить так называемое «чёрное копательство», и они позволят более полно реализовать проекты легитимных поисковых отрядов.

В качестве пилотного проекта в 2016 году отдельным военно-мемориальным службам Северного флота, Западного военного округа, Балтийского флота, Черноморского флота, Восточного военного округа, установлено на местах Мурманской, Ленинградской, Сахалинской областей, Санкт-Петербурга, Севастополя, республики Крым, Приморского края участвовать в согласовании планов поисковых работ, проводить анализ на местах отчётных документов по результатам поисковой работы, чтобы облегчить работу поисковому движению в целом.

В рамках деятельности рабочей группы Российского организационного комитета «Победы» мы создали координационный совет по проведению поисковой работы, в состав которого вошли представители ведущих государственных общественных объединений, которые выше перечислял: «Поисковое движение России», Российское Военно-историческое общество ДОСААФ России.

В настоящее время мы эту работу провели, провели сбор участников, где рассмотрели нашу деятельность на этот год. Сейчас поисковое движение началось в активном масштабе. Это время, которое, призывает всех поисковиков выйти на выполнение стоящих перед ними, самостоятельно поставленных задач.

И. КОРОТЧЕНКО: Не изменились ли статистические данные по потерям в Великой Отечественной и Второй Мировой войне?

А. КИРИЛИН: Работа по изучению статистики потерь продолжалась в Министерстве обороны. Она началась ещё при советской власти. Мы знаем, что первым цифру потерь назвал глава правительства Советского Союза того времени – товарищ Сталин. Он назвал боевые потери Вооружённых Сил – 7 миллионов.

Несмотря на то, что цифры расходятся с данными, которые мы имеем, она близка к действительности. Здесь есть небольшая хитрость со стороны Верховного Главнокомандующего того времени. 7 миллионов – это даже максимальная цифра, если не считать погибших в плену. Он очень хитро сказал: «Потери Красной Армии на фронтах Великой Отечественной войны составили 7 миллионов человек». 

И. КОРОТЧЕНКО: Это слова Сталина?

А. КИРИЛИН: Да. Естественно, если мы вычтем 2,5 миллиона замученных в плену, они погибли не на полях сражений.

И. КОРОТЧЕНКО: Красноармейцев.

А. КИРИЛИН: Фактически да. Убийство было. Как раз получается такая цифра, к которой пришли наши исследователи в ходе многолетней работы. В ней принимал участие генерал армии Гареев, и генерал-полковник Кривошеев Григорий Федотович, который долгие годы возглавлял коллектив исследователей, и ряд других генералов и офицеров Вооружённых Сил.

В основном это бывшие офицеры и генералы Генерального штаба. Они все трудились в нашем военно-мемориальном центре. Некоторые работают и сейчас. После подсчёта с карандашом в руках всех данных, которыми располагали Вооружённые силы центрального Министерства обороны, сумма получилась 8 886 400 человек.

И. КОРОТЧЕНКО: Ещё раз давайте уточним. Эти 8 886 400 – это погибшие на фронтах?

А. КИРИЛИН: Это демографические потери.

И. КОРОТЧЕНКО: Красной Армии?

А. КИРИЛИН: Красной Армии. Те, кто погиб на поле боя, умер в госпиталях, пропал без вести и не вернулся. У нас пропавших без вести было 5 059 000 человек, но 1 836 000 военнопленных вернулись из плена. Тоже судьба не у всех одинаковая.

И. КОРОТЧЕНКО: Итак, цифра боевых потерь Красной Армии в ходе Великой Отечественной войны – ещё раз назовите. 

А. КИРИЛИН: 8 866 400 человек.

И. КОРОТЧЕНКО: Это окончательная цифра, которая не подлежит пересмотру? 

А. КИРИЛИН: Это цифра, которая была получена путём многолетних исследований архивов путём подсчёта по донесениям о безвозвратных потерях.

И. КОРОТЧЕНКО: Это погибшие непосредственно в ходе боевых действий, умершие в госпиталях, попавшие в плен и не ввернувшиеся из плена, фактически замученные немцами в лагерях, и пропавшие без вести?

А. КИРИЛИН: Да.

В. ПОПОВ: Александр Валентинович совершенно правильно сказал. В плену за всю войну оказалось практически одинаковое количество военнопленных. У нас 4 559 000 человек в плену за всю войну, у немцев было 4 156 000, но вернулись 1 836 000 человек у нас, а 2 722 000 погибли, были замучены.

С немецкой стороны вернулось 3 000 572 человека, а не вернулось 579. А мы, как победители, могли им эту цифру изменить, правильно, потому что с их стороны шла война на истребление нашего народа.

Мы никогда не забудем эти цифры потерь и число мирного населения, которое преднамеренно было истреблено у нас в период оккупации и составило 7,5 миллионов. Угнано в Германию было 5 000 269 человек, вернулись из них только 51%. И 451 тысяча рассеялась по всему миру. Эти цифры и будем искать в Соединённых Штатах. Таким образом, потери-то получились в обратную сторону.

И. КОРОТЧЕНКО: Сейчас об этом подробно по соотношениям российских и германских потерь поговорим. Многие утверждают, что якобы наша победа в Великой Отечественной войне была достигнута при непропорциональном количестве потерь по сравнению с потерями Вермахта. Как выглядит эта статистика? 

В. ПОПОВ: Именно уничтоженные в плену наши военнослужащие Красной Армии эту статистику и перекосили эти потери. Мы итак стоим 1:29.

И. КОРОТЧЕНКО: Это фактически уничтожение.

В. ПОПОВ: Да. Если бы мы сделали то же самое, то соотношение потерь было бы в нашу пользу и составило уже 1:2 в нашу пользу.

И. КОРОТЧЕНКО: Понятно. Если сейчас мы говорим про соотношение чисто боевых потерь, то есть непосредственно на фронте между Вермахтом и Красной Армией.

В. ПОПОВ: Согласно нашим расчётам, у нас составили потери 8 668 000 человек – вооружённые силы. Это безвозвратные потери. Со стороны немецких – 6 000 779 человек, как, в принципе, и прозвучало во время разговора.

А. КИРИЛИН: Мы затронули эту тему. Мы её недавно стали озвучивать. Раньше брали абсолютные цифры: у нас демографические потери, у немцев демографические потери. Иногда, правда, ещё    вспоминали, что миллион союзничков погиб на просторах России.

И. КОРОТЧЕНКО: Союзников не имеется в виду, что это итальянцы, румыны – те, кто воевал в составе Вермахта.

А. КИРИЛИН: Самое интересное, что немцы даже австрийцев не учитывали в своих потерях, а выводили их за скобки. Они тоже воевали и французы. Это было, как с армией Наполеона.

И. КОРОТЧЕНКО: Получается, что потери 1:1 фактически с учетом потерь Вермахта и союзников фашистской Германии?

А. КИРИЛИН: Да, получалось один и один десятых.

И. КОРОТЧЕНКО: 1:1 фактически?

А. КИРИЛИН: Да.

И. КОРОТЧЕНКО: А эти лозунги так называемых либералов, которые кричат, что Жуков воевал кровью, что Сталин воевал кровью. На самом деле потери абсолютно одинаковые как со стороны Вермахта, так и со стороны Красной Армии.

А. КИРИЛИН: Это выходит за рамки сегодняшнего разговора, кто там воевал кровью. Если мы берём абсолютные цифры потерь в Берлинской операции, то больше всего погибло на Первом Белорусском фронте. Жуков шёл в лоб.

И. КОРОТЧЕНКО: Зееловские высоты.

А. КИРИЛИН: Если возьмём его группировку и сравним по количеству с группировками Рокоссовского и Конева, то у него в два раза людей было больше. Если мы возьмем потери на тысячу человек, тут меняется положение дел. Что касается потерь в целом за войну, Владимир Васильевич правильно сказал, если мы выйдем за скобки уничтоженных военнопленных, а посчитаем чистые боевые потери, тогда соотношение в нашу сторону получается. Наши солдаты вообще практически не получали довольствия.

И. КОРОТЧЕНКО: В концлагерях.

А. КИРИЛИН: В концлагерях просто отбросами их кормили: ботвой, кожурой, прочее. Были обращения немецких руководителей, что надо бы, потому что их использовали в качестве рабочей силы, и то было отказано Гиммлером в этом отношении. Военнопленные фашисткой Германии получали довольствие на уровне иждивенцев Советского Союза. В рацион даже входило масло. Я допускаю, конечно, что масла они не видели, но вполне прилично. 

И. КОРОТЧЕНКО: Мы пленных немцев кормили также, как своё население.

А. КИРИЛИН: Как своё население. У нас были категории: иждивенцы, рабочие, интеллигенция и прочее, поэтому среди такого же количества военнопленных, как было у Советского Союза, у немцев в 5 раз меньше погибло в плену людей, поэтому эти цифры такие интересные. Продолжается исследование наших потерь.

Я хотел бы сказать всем сторонникам огромных потерь, мы не только используем архивные данные, мы сравниваем другие способы получения этих цифр: паспортизация воинских захоронений и количество захороненных людей с учётом Гражданской войны, послевоенных захоронений, межвоенного периода, я имею в виду после Гражданской войны и Великой Отечественной, финская кампания. 9,1 миллиона паспортизировано захоронений, то есть цифра близкая к той, которая выведена.

Если взять «Всероссийскую Книгу памяти», то говорят: «Вы, Министерство обороны, вы уменьшаете потери». Не Министерство обороны составляло «Всероссийскую Книгу памяти», а в каждом регионе была своя редакция, тысяча с лишним томов. Ввели все эти тома в базу данных, посчитали, сколько там людей, получилось 12,5 миллионов. Но там огромное количество повторов. Один и тот же человек попадал в «Книгу памяти» там, где он родился и призван был, там, где он погиб, иногда по 3-4 раза одни и те же люди попадают. Проведя сравнительный анализ и отсев повторов, тоже получается цифра в районе 9 миллионов человек, поэтому это не только архивные данные Министерства обороны.

В. ПОПОВ: Сейчас выясняется по работе нашего представительства в США, что очень много военнопленных, надо провести отдельное исследование, были взяты «в плен», которые никакого отношения не испытывающих к армии. У нас порядка 6 800 000 ресурса мобилизационного осталось на оккупационной территории, где немецкие захватчики гребли, как военных. Возраст от 18 до 24 лет.

А. КИРИЛИН: Вместе с военными и гражданское население. Призывной возраст немцы загребали и отправляли, как военнослужащих, в форме. Это считалось военнопленными.

И. КОРОТЧЕНКО: Самый главный вывод: потери Вермахта и Красной Армии в годы Великой Отечественной войны – это один к одному. Это главный вывод, и сегодня мы должны об этом совершенно чётко сказать.

А. КИРИЛИН: У нас в 1941-1942 годах значительно превышали потери, а 1944-1945 год всё поставил на свои места.

У нас тема настолько широкая, что, если Вы нас ещё пригласите, мы могли бы рассказать и об экспедициях, которые проводятся и о поисковых батальонах.

И. КОРОТЧЕНКО: Примем несколько звонков. Представьтесь и, если можно, Ваш вопрос максимально коротко. 

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Алексей. Актуальный вопрос: а кто такой был Сталин? Вы не знаете?

И. КОРОТЧЕНКО: Сталин был Верховным Главнокомандующим Вооружёнными силами Советского Союза, под руководством которого советский народ разгромил гитлеровскую Германию. Так, давайте ещё. Слушаем Вас, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей. Я бы хотел согласиться отчасти с Вашими экспертами, но тем не менее хочу подчеркнуть, что в общем итоге Сталин подразумевал и санитарные потери, когда возвращались калеками. Берите в расчёт коллаборационистов, которые дёрнули в Канаду и страны Южной Америки.

И. КОРОТЧЕНКО: Понятно, всё-таки вопросов нет, идут одни комментарии.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Станислав. Благодарность Вашим гостям, они ведут хорошую работу, важную, особенно по потерям. Как Вы правильно сказали, нашим либералам будет очень не нравиться и колоть глаза реальность, которая была на самом деле. У меня вопрос, который может не понравиться Вашим генерал-майорам.

Один из Ваших гостей говорил о фальсификации истории, что надо чтить память, какая она была. Мы помним парад ноября 1941 года. До каких пор будет позорно прикрываться Мавзолей на Параде Победы?

И. КОРОТЧЕНКО: Это не вопрос нашим гостям, это вопрос в другое место. Тем не менее, вопрос, действительно, имеет место и задаётся нашими гражданами. Я сам, честно говоря, не понимаю, зачем прикрывать Мавзолей, это часть нашей истории. Давайте ещё один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Как Вы отнесётесь к такому предложению, как, допустим, собрать деньги по всей России и все памятники из Европы перенести к нам на Родину?

А. КИРИЛИН: Вы знаете, такие предложения поступают. Недавно в Министерство обороны обратился предприниматель, который предложил за свой счет перенести всё в Орехово-Зуево и поставить эти памятники. Но думаю, что правильнее будет приложить серьёзные дипломатические усилия и добиться прекращения этой вакханалии, потому что памятники от слова «память», и если мы их уберём, и память будет убираться.

Поляки со временем привыкнут, что это они чуть ли не сами освободили свою страну. Ни в коем случае нельзя идти у них на поводу. Памятники нужно сохранить там, где они стоят.

И. КОРОТЧЕНКО: Друзья, я хочу извиниться перед всеми, кто сейчас звонит, не успеваем, эфир подходит к концу. Ещё раз продолжим эту тему, безусловно, ещё раз пригласим наших гостей. В студии «Генштаб» работал Игорь Коротченко. Как всегда, мы продолжим нашу встречу ровно через неделю. 

Авторы

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1