Регион

Уведомления отключены

Страница не загружается? Возможно:
1. Низкая скорость интернета - проверьте интернет-соединение
2. Устарела версия браузера - попробуйте обновить его
7 июля 2016, 08:20

Международное нарколиберальное лобби, или что такое Фонд имени Андрея Рылькова

<p><span>Фото: &copy;</span><a href="http://rylkov-fond.org/files/2015/07/sdp_58.jpg">&nbsp;rylkov-fond.org</a></p>

Фото: © rylkov-fond.org

Министерство юстиции включило в реестр "иностранных агентов" Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова (ФАР). Соответствующее решение опубликовано на днях на сайте ведомства. В фонде пообещали обжаловать это решение, хотя наличия иностранного финансирования и не отрицают.

– Да, действительно, мы осуществляем нашу деятельность за счёт иностранного финансирования, пожертвований частных фондов и краудфандинга, – заявляется в официальном пресс-релизе ФАР.

При этом, как сообщила 6 июля журналистам президент фонда Анна Саранг, "политической деятельностью организация никогда не занималась". С другой стороны, выступая 28 апреля 2011 года в Бейруте на 22-й конференции Международной ассоциации снижения вреда, Саранг заявила, что в России "необходимо проведение широких политических реформ, в том числе структурных реформ, сфокусированных на снижении числа осуждённых, находящихся в МЛС (местах лишения свободы. – Прим. Лайфа)".

В примечании к публикации этого доклада на сайте ФАР указано, что "презентация данной работы на конференции оплачена организацией "Фонды открытое общество" через Международную ассоциацию снижения вреда". Речь, судя по всему, о структурах, созданных Джорджем Соросом. 30 ноября 2015 года Генеральная прокуратура РФ признала "нежелательной" деятельность созданных Соросом структур на территории нашей страны, так как "установлено, что деятельность "Фонда открытое общество" (Open Society Foundations) и "Института открытое общество фонд содействия" (OSI Assistance Foundation) представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации и безопасности государства".

О какого рода реформах говорила Саранг?

– Из-за законодательного запрета на международно признанную заместительную терапию метадоном и бупренорфином наркозависимые часто страдают от синдрома отмены при задержании, – заявила глава ФАР, выступая 16 марта 2015 года на 113-й сессии Комитета по защите прав человека ООН в Женеве. То есть задержанным наркоманам должны предоставлять шприц с опиатным наркотиком, дабы и дальше поддерживать их пагубное пристрастие.

– Политика войны с наркотиками – это политика войны с людьми, употребляющими наркотики. И Россия – один из  лидеров этой войны в мире, – под таким лозунгом активисты ФАР провели 26 июня 2015 года акцию у центрального офиса ФСКН.

Интересно, что в аккаунте Саранг в сети Twitter (ссылки на него даются в официальном аккаунте в Twitter ФАР) сфера её деятельности представлена как "Международное нарколиберальное лобби".

– В России образца 2013 года власть с упорством гнёт линию и создаёт декорации так называемого "духовного ренессанса с православным уклоном", по сути, вгоняя страну в натуральное средневековье, где место неуправляемой чумы заняли тяжёлые наркотики, –говорится в предисловии Саранг к книге Марии Киселевой Ecce Femina, изданной в 2014 году в рамках осуществляемого ФАР проекта "Наркофобия".

Содержание предисловия (про "угнетение наркозависимых женщин в России") очень походит на манифесты небезызвестной группы Pussy Riot. Причем её вышедшие на свободу после отбывания наказания за кощунственный "панк-молебен" в храме Христа Спасителя участницы публично поддержали деятельность ФАР. Да и коллаж на аватаре Саранг в Twitter (Богородица с револьверами в руках) напоминает творчество сторонников Pussy Riot, изображавших Божью Матерь в иконописной манере, но в балаклаве на голове.

Название проекта "Наркофобия" поясняется при дальнейшем чтении предисловия Саранг: "Война с наркотиками" придумана не в России. Это термин, введённый во второй половине XX века в США и впоследствии активно используемый политиками, оправдывающими жестокие и безрезультатные милитаризированные действия декларируемыми благовидными целями". В общем, война с наркотиками – это плохо, очень плохо.

Что и неудивительно, ведь актив ФАР рекрутируются именно из среды потребителей тяжелых наркотиков.

– Максим Малышев работает в области снижения вреда от наркотиков и профилактики ВИЧ-инфекции с 2004 года. Он прошёл стадии от волонтёра проекта до координатора уличной аутрич работы (раздача наркоманам чистых шприцов, игл, мазей для рассасывания синяков от уколов и т.д., главный врач Москвы Евгений Брюн расценивает это как "пропаганду наркотизации" населения. — Прим. Лайфа) проекта "СВ-Москва". Максим также является представителем сообщества потребителей наркотиков и пациентов ВИЧ/гепатита, – сообщается на официальном сайте Евразийской сети снижения вреда (СВ) об этом её активисте, являющемся также координатором социальной работы ФАР в Москве (Саранг – из Екатеринбурга, затем переехала в Нидерланды). В материале британской газеты The Independent, журналист которой присутствовал в 2012 году на одной из акций ФАР, Малышев с его же слов указан как "ранее бывший героинозависимым".

 

– У меня случались моменты, когда я в состоянии абстиненции, то бишь на кумарах, вымучивала себе героин, чтобы поправить здоровье, – рассказывала в марте этого года журналисту Павлу Никулину активистка ФАР, известная как Ежи (выше её отчет о раздаче шприцов на улице).

Собственно, об этом аспекте деятельности организации можно понять и из её названия.

– У сотрудников и волонтёров часто спрашивают, а кто такой Рыльков – писал в феврале 2012 года на левацком сайте "Частный корреспондент" участник деятельности фонда. – А это был активист "снижения вреда" (далее мы увидим, что скрывается под этим красивым термином. – Прим. Лайфа), сам из наркопотребителей, панк по кличке Ирокез и классный чел. Он ушёл от нас (умер 11 октября 2006 года. – Прим. Лайфа). И когда социолог и дипломированный специалист по наркополитике Аня Саранг три с небольшим года назад (в июне 2009-го. – Прим. Лайфарешила основать фонд, то сразу поняла, в чью честь он будет именоваться.

На сайте ФАР как "стратегический кейс" фонда представлена поддержка его юристами лиц, осуждённых в разных регионах России за хранение наркотиков.

Безусловно, наркоманам близки такие акции, как марш за легализацию медицинского употребления конопли, который ФАР совместно с Лигой употребления конопли пытались провести в Москве 2 мая 2015 года.

 

Или "передовой западный опыт", который с восторгом описывает Саранг.

– На первом этаже ночлежки для мужчин просторно расположилась "программа снижения вреда", двери которой открыты, естественно, и для мужчин, и для женщин, –писала глава ФАР из Копенгагена в 2012 году. – Человек десять разгуливали по просторной потёртой комнате, парочка эмигрантов зависала на "креслах для втыка" — специально оборудованные одним дизайнером сиденья наркокомфорта: внешне они выглядят как шкафчики, крышка которых открывается и превращается в кресло, на котором можно позалипать, и сзади которого есть специальное место, куда можно сложить свой скарб, чтобы залипать, не отвлекаясь на мысли о сохранности имущества от посягательств менее благодушных соигольников.

– На днях в этом же помещении откроется новая Комната безопасных инъекций и Комната безопасного курения крэка (смесь на основе кокаина. – Прим. Лайфа), – продолжает Саранг. – Эти свежеоборудованные помещения заметно отличались... безупречным блеском алюминиевых "парт" для инъекций, современным дизайном светлых оттенков с оптимистичными оранжевыми блоками дверей и официозными табличками, с нарисованными трубочками крэка – мол, входите, люди добрые, курите, колите что хотите, здесь вам сдержанно рады и принимают как и других жителей этого странного и многоликого мира.

В свою очередь, Малышев описывает "торжество нарколиберализма" (термин Саранг) в другой отдельной взятой стране — Чехии.

– На Вацлавской площади и находится одна из самых больших и открытых пражских наркосцен. Открытой она называется потому, что все наркопотребители находятся здесь на виду: тусуются, приобретают и употребляют наркотики, – писал он в 2014 году из ознакомительной поездки. - На первый взгляд кажется, что это плохо и ни к чему хорошему не может привести. Ведь Вацлавская площадь — это также одно из самых известных туристических мест Праги. Но на практике всё оказывается немного не так: наркопотребители находятся под мягким контролем полиции, и она их не трогает до тех пор, пока они не совершают ничего противоправного.

Есть в Праге и "центры снижения вреда", где, как отмечает Малышев, например, "стоит аппарат, похожий на аппараты по продаже шоколадок, лимонада и прочей съедобной мелочовки: в этом аппарате за символическую плату можно приобрести то, что не раздаётся бесплатно — одноразовые ёмкости для приготовления героина, трубочки для курения крэка и прочее".

Колитесь, курите – полная толерантность, здесь "уважают ваш выбор". Ещё и чистые шприцы или трубочки для курения крэка предоставят для удобства.

Да, опять же "милая" черта: в Праге также из "10 аутрич-работников четыре наркозависимы". Даже не завязавшие – действующие наркоманы раздают заботливо приобретаемые кем-то (часто и властями) шприцы для уколов на улицах.

Является ли политической деятельностью продвижение у нас такой "наркополитики" с целью "торжества нарколиберализма" (оба термина из репортажа Саранг из Дании), – вопрос к юристам (но, собственно, Минюст свой вердикт уже вынес). Главный вопрос в другом: нужны ли России такие вот пункты для "соигольников" с автоматами по продаже трубочек для курения крэка или контейнеров для приготовления к употреблению героина?

Подписаться на LIFE

Комментарий

4
avatar
avatar
Alex Vendetta18 марта 2017, 08:41

Автору наверно нравится когда кругом валяются грязные шприцы, наркоманы в поисках дозы совершают преступления, сотни тысяч в тюрьмах, и постоянный рост наркомании. Сильно помогает репрессивная наркополитика? 

Новости партнеров