Регион

Уведомления отключены

10 июля 2016, 12:41

Михаил Богдасаров: Мне некогда становиться народным и заслуженным

Актёр рассказал о своих режиссёрских планах, вкусовых предпочтениях аудитории и хобби.

Фото: ©РИА Новости/Григорий Сысоев

Фото: ©РИА Новости/Григорий Сысоев

А.МИТНОВИЦКАЯ: К нам пришёл Михаил Богдасаров, актёр театра и кино, кинорежиссёр, заслуженный артист России.

Р.КАРИМОВ: Но не юморист при этом.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Но при этом мы хохочем. Дело в том, что у нас в студии ожидает своей очереди психолог. Как раз психолог что вам сказал? Что в куртке вам лучше?

М.БОГДАСАРОВ: Да-да. Он меня увидел, когда я стал снимать куртку  кожаную чёрного цвета. А меня видно, да?

А.МИТНОВИЦКАЯ: Вас видно, камеры работают.

М.БОГДАСАРОВ: Клава, давай-давай-давай! Клава! И, значит, он мне сказал: «Михаил Сергеевич, вам лучше всё-таки в чёрной куртке остаться». И, к вам заходя, я стал её надевать. И Рустам обратил внимание, что я стал её надевать.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А вы так всегда психологов слушаете?

М.БОГДАСАРОВ: Я же артист, я же исполнитель, поэтому я слушаюсь, да.

А.МИТНОВИЦКАЯ: По этой логике получается, вы и подкаблучник по жизни, если слушаетесь?

М.БОГДАСАРОВ: Нет. А что?

А.МИТНОВИЦКАЯ: А это, может быть, и хорошо.

М.БОГДАСАРОВ: Нет-нет. Конечно, профессия артиста – это прежде всего отбор.

Р.КАРИМОВ: То есть кого слушать, кого не слушать – в этом плане отбор, да?

М.БОГДАСАРОВ: Ну конечно, да. Внутренний же какой-то есть отбор. Как-то нужно же понимать, кто тебе зла желает, а кто нет.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Всегда легко понять?

М.БОГДАСАРОВ:  Вы знаете, мне уже 38 давно исполнилось…

А.МИТНОВИЦКАЯ: Уже научился?

М.БОГДАСАРОВ: Уже как-то да, научился.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А что вы хотели про заслуженного артиста рассказать?

М.БОГДАСАРОВ: Давайте, объявите меня.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Давайте. Михаил Богдасаров. Богдасарян, вообще-то, правильно же? С этого всё началось?

М.БОГДАСАРОВ: Нет. Какой Богдасарян? Так, давайте не засирайте тему заслуженного артиста!

Р.КАРИМОВ: Заслуженный артист России Михаил Сергеевич Богдасаров!

М.БОГДАСАРОВ:

"Я вынужден сделать признание. Я не заслуженный артист и никогда им не был, потому что просто не было времени таковым мне стать"

 Я уже несколько месяцев, как вступил в Союз кинематографистов, причём по гильдии режиссёрской, вот по актёрской я не успел. Понимаете, и так вот сложилось, что я даже заслуженным артистом не успел стать.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А почему же тогда пишут про вас так?

М.БОГДАСАРОВ: А я не знаю. Ну, кто-то придумал, им, значит, в кайф.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Кому это могло в голову прийти вообще?

М.БОГДАСАРОВ: Ну, так вот! Заслуженный артист.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А зачем вы сейчас признались? Зачем вам это надо?

М.БОГДАСАРОВ: А зачем мне это надо?! Неправда какая-то, наговор на меня!

А.МИТНОВИЦКАЯ: А кто проверять-то будет?

М.БОГДАСАРОВ: Может быть, я народный!

Р.КАРИМОВ: А вообще, это на что-то влияет: заслуженный вы или народный?

М.БОГДАСАРОВ: Да вот именно. Понимаете, то, что я в гильдию вступил, в союз – похоронят за их деньги – и всё! А так, больше ничего!

А.МИТНОВИЦКАЯ: Вы прям так на перспективку, я смотрю!

М.БОГДАСАРОВ: Ну, я ж говорю, что мне уже 38 давно. Нет, я шучу, понятное дело. Как-то надеюсь дожить до 100. Работаю над собой, качаюсь, вытягиваюсь.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Вы сейчас спорт имеете в виду?

М.БОГДАСАРОВ: Да, конечно.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Прямо много этим занимаетесь?

М.БОГДАСАРОВ: Утро, во всяком случае, я начинаю именно с этого.

А.МИТНОВИЦКАЯ: В смысле, вы растягиваетесь, лёжа на кровати?

М.БОГДАСАРОВ: Да-да. Я приказываю рабам, чтобы меня растягивали.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Ну, вообще, это какая-то страшно модная вещь, насчёт спорта, сейчас. Все куда-то бегут, на каких-то дорожках носятся, что-то там поднимают…

Р.КАРИМОВ: Слушайте, даже посмотреть на улице, очень много сейчас детских площадок – не просто горки и качельки, а очень много турников, брусьев и, главное, ещё разные такие аппараты.

М.БОГДАСАРОВ: Но это же замечательно, когда человек стремится. Но, знаете, там очень интересно получается: утром – мы спортсмены, и вечером, а совсем поздним вечером – там идёт жизнь другая!

А.МИТНОВИЦКАЯ: Так это же другие люди, не те, которые утром там занимались!

М.БОГДАСАРОВ: Да. Поднимаюсь к себе домой, открываю окна, чтобы как-то проветрить, – там совершенно другие люди уже сидят, счастливые!

А.МИТНОВИЦКАЯ: Ну а что, вы сами не помните, разве у вас этого не было в юности: гитара, винцо?

М.БОГДАСАРОВ: Но там, извините, люди моего возраста.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Задержались просто в развитии, там где-то зависли.

М.БОГДАСАРОВ: Да-да. Боюсь, что так. С другой стороны, главное, чтобы народ был счастлив. То есть люди разделились на две половины, получается: те, кто занимается, и те, кто занимается, все занимаются собой, короче говоря!

А.МИТНОВИЦКАЯ: Совершенствуют душу или тело. Ну, смотрите, Михаил Сергеевич, или вас нельзя всё-таки так называть?

М.БОГДАСАРОВ: Михаил называйте. Можно Миша.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Ладно, договорились. Так вот, Миша, так интересно, неожиданно так просто для себя самой!

М.БОГДАСАРОВ: Клава!

Р.КАРИМОВ: А кто такая Клава, скажите мне, пожалуйста?

А.МИТНОВИЦКАЯ: Клава - это кто?

М.БОГДАСАРОВ: Клава – это та, которая Клавдия. Помните, песня была такая «Клава, давай!»

Р.КАРИМОВ: Да.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Я почему-то нет.

Р.КАРИМОВ: Она такая, шуточная.

М.БОГДАСАРОВ: Вот эта жизнь заставляет постоянно жить в таком ритме, что «Клава, давай!».

А.МИТНОВИЦКАЯ: Это вы так крутитесь как бы? И не можете себя остановить?

М.БОГДАСАРОВ: Ну, как бы да.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Смотрите, человек, который утром призывает рабов, чтобы они его растягивали в постели, после этого ходит на радиостанции и делает признание, что никакой он не заслуженный артист, этот человек занимается в последнее время. Вы сейчас только как режиссёр работаете или ещё снимаетесь в кино?

М.БОГДАСАРОВ: А нельзя, понимаете, занимаясь нашим святым делом, «нести свой крест и веровать», как сказал великий Чехов, да?

А.МИТНОВИЦКАЯ: Наверное. Да.

М.БОГДАСАРОВ: Чехов, да. Вы же, друзья, помните, в пьесе «Чайка» он так и сказал устами главной героини: «Я несу свой крест и верую!» Всегда и во всём я этим занимаюсь, прям с утра и до ночи, серьёзно. У меня день может повернуться вдруг в неожиданную какую-то сторону. Вдруг позвонит продюсер и говорит: «Нужно встречаться с каналом! Давай, приезжай!» Приехали, поговорили часа 2, и она такая: «Великолепно! То, что сняли пилот, – это просто великолепно!» Мы сейчас сняли пилот, «Быстрые свидания» называется.  Знаете, что такое быстрые свидания?

А.МИТНОВИЦКАЯ: Ну да. Это когда за столиками сидят и надо ходить по конвейеру.

М.БОГДАСАРОВ: Да-да. Причём девушки сидят на одном месте, ходят мальчики.

Р.КАРИМОВ: Ну а как ещё?

А.МИТНОВИЦКАЯ: Ну и правильно, чтобы не отрастало пузо.

М.БОГДАСАРОВ: Как это правильно, Рустам, ну тебе не стыдно?

Р.КАРИМОВ: Нет, почему?

М.БОГДАСАРОВ: То есть женщины пусть не ходят, да?

А.МИТНОВИЦКАЯ: Они принцессы.

Р.КАРИМОВ: В данном случае надо быть джентльменом.

М.БОГДАСАРОВ: Не знаю. У меня рабы женщины в основном. Кстати, я сейчас пошутил.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Они же на каблуках приходят.

Р.КАРИМОВ: Нет, они рабы потом. Сначала вот первое свидание, а потом уже.

М.БОГДАСАРОВ: Нет! Потом рабы мы, Рустам!

Р.КАРИМОВ: А это зависит от того, кто себе какую роль определяет.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Так вот, вы сняли пилот «Быстрые свидания».

М.БОГДАСАРОВ: Да-да. И, в общем, я вот несу свой крест и верую.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А это сериал намечается?

М.БОГДАСАРОВ: Ну, намечается, да. На каком канале, мы говорить пока не будем, но будем надеяться.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Потому что мы не хотим или мы не знаем?

М.БОГДАСАРОВ: Мы пока не подписали договор.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Понятно. Тогда да. Мало ли, чтобы не сглазить. Ну так и что? Вам говорят: «Замечательно! Потрясающе!»

М.БОГДАСАРОВ: «Гениально всё!» И тишина. И пропадают.

А.МИТНОВИЦКАЯ: И так всё время?

М.БОГДАСАРОВ: Частенько, да. Я обожаю этих людей.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А зачем? Они же своё время тратят!

М.БОГДАСАРОВ: Вот да! Мало того, даже нам дали деньги, чтобы мы сняли пилот пилота.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Это как?

М.БОГДАСАРОВ: Ну, то есть мы сняли пилот за свои деньги, с продюсером сложились, написали с моим сыном старшим, сценаристом, Сергеем Михайловичем Богдасаровым.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А у вас уже старший сын – сценарист? Я думала, он у вас в звании сразу – старший сценарист! Просто так прозвучало забавно!

М.БОГДАСАРОВ: И мы написали, сняли за свои же деньги. После того как мы сняли – стали показывать в разные каналы. Люди говорили, что всё прекрасно, но никто не брал, не заключал договор. Вдруг, вот клянусь, если что-то такое нужно, – это происходит очень быстро, я это понял. Значит, я звоню одному продюсеру и говорю: «Такая ситуация, вот у нас есть пилот». Он так лениво сказал: «Ну, давай, высылай». Это было где-то в 11 часов вечера. А в 6 часов утра вдруг звонок: «Миша! Давай-давай, приезжай! Давай – приезжай, бюджет распишите. Мы дадим вам денег, снимете пилот пилота!» То есть нужно новый пилот написать, теперь уже по требованию этого продюсера. Я ещё не понимаю ничего – 6 часов утра. Я звоню продюсеру: «Семёнов, ты спишь или что?» Он говорит: «Да, а что?» Я говорю: «Понимаешь, у нас берут пилот! Нам дают денег с тобой – мы будем снимать!» Он сказал: «Ну, отлично! Да, хорошо!»

Р.КАРИМОВ: И сразу проснулся.

М.БОГДАСАРОВ: Да. И всё заработало сразу. Мы написали по их требованию в течение недели. Это очень быстро. Вообще с ног на голову всё.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Так вы сутками работаете, что ли?

М.БОГДАСАРОВ: Практически да.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А у вас в команде много людей?

М.БОГДАСАРОВ: Да, нас трое.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Очень много! Ну, для троих тяжело!

М.БОГДАСАРОВ: Нас четверо, можно так сказать. Там есть ещё мой сын младший, артист. Вот старший – сценарист, а этот – артист, пошёл в меня абсолютно.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А почему вы так делаете это ударение на О?

М.БОГДАСАРОВ: Потому что все же ошибаются, как правило.

А.МИТНОВИЦКАЯ: То есть, если говорить Багдасаров и писать через А, то это будет совсем не ваша фамилия и она не будет иметь к вам никакого отношения?

М.БОГДАСАРОВ: Это будет фамилия дрессировщика Багдасарова.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Интересно, что вы с дрессировщиками себя ассоциируете.

М.БОГДАСАРОВ: Нет, я не ассоциирую, я с ними просто дружу. А самое смешное, что это действительно такая больная тема для Богдасаровых. Я прихожу сдавать телефон, у меня спрашивают фамилию и инициалы. Я говорю: «Богдасаров М.С.» Он говорит: «Хорошо» И пишет: Боб Дасаров М.С.

А.МИТНОВИЦКАЯ: У меня пять ошибок делали в фамилии. Что касается денег, вы год назад говорили: «Бюджетов нет, проекты останавливаются, но мы пока держимся».  Вы как провидец были. А потом другой человек сказал: «Вы держитесь там!» За год что-нибудь изменилось? В экономике, говорят, что вроде как постабильнее стало. Роста нет, но хотя бы не падаем. А в экономике кино чуть легче или всё так же?

М.БОГДАСАРОВ: Всегда есть необходимость в хороших проектах, потому что радио, телевидение, театр, кино – это то, что является помощью для проведения политики партии, грубо говоря. Ну и вообще, для воспитания патриотизма. Есть такие глобальные вещи, которые необходимы.

А.МИТНОВИЦКАЯ: И это так всегда? То есть ни один проект без линии партии не проходит?

М.БОГДАСАРОВ: Ну конечно. Поэтому, собственно этот год и объявляется Годом кино, потому что уже необходимость какая-то.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А деньги есть на Год кино?

Р.КАРИМОВ: Ну, вот 6 миллиардов выделили, правильно?

М.БОГДАСАРОВ: Да.

А.МИТНОВИЦКАЯ: А это нормально? Или это копейки?

М.БОГДАСАРОВ: Ну, 6 миллиардов рублей.

Р.КАРИМОВ: Да, но, учитывая сокращение расходов, – это, как я понимаю, и многие эксперты говорят, что это нормально.

М.БОГДАСАРОВ: Нормально, да. Другой вопрос – кто получит эти деньги?

А.МИТНОВИЦКАЯ: А кто? Дебютники?

М.БОГДАСАРОВ: Ну понятно, кто. Приближённые. Те самые люди, которые принимают, собственно, решение. А мы, если успеем вскочить к ним на подножку, то мы то же самое получим. Пока мы встречаемся, я отослал 17 синопсисов.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Это много!

М.БОГДАСАРОВ: Для них это не так много, потому что их там у них миллионы лежат. Это люди с очень уставшими лицами, которые всё это читают-читают. Они уже перестают понимать что-либо. 

А.МИТНОВИЦКАЯ: А как это, с вашей точки зрения, надо урегулировать, чтобы одни писали – другие их читали? Нужно, чтобы меньше людей писали или чтобы больше читали?

М.БОГДАСАРОВ:

" Как сказал мне вчера один замечательный редактор, в ситуации, когда очень много всего присылается, уровень достаточно низкий, сценаристов нет"

Они должны понимать формат канала, должны понимать, что нужно народу, и писать то, что требуется. А для этого нужно встречаться с каналом. Всегда нужно быть лёгким.

Р.КАРИМОВ: Вы сказали: «Чего хочет канал?» Я всё время задаю себе этот вопрос. А может ли быть такая ситуация, если все телеканалы, особенно федеральные, будут показывать мероприятия чисто культурные: из театров, какие-то документальные фильмы, без ток-шоу со стиркой белья? Будут ли люди смотреть эти телеканалы?

М.БОГДАСАРОВ: Думаю, что нет. Всё намного разнообразнее и интереснее, на самом деле. В мною любимом американском кино, там в каждой картине по всем интересам каждого уровня представлен какой-то продукт. Все затронуты. И для шестилетнего ребёнка какая-то шутка, и для начитанных, и т.д.

Р.КАРИМОВ: А телек умрёт с развитием интернета в регионах?

М.БОГДАСАРОВ: Вот это я не могу предсказать. Есть традиционная зависимость от телевизора. Хотя, конечно, молодые всё же больше в Интернете, они там живут. Потому-то мы и придумали «Быстрые свидания». Мы-то исходили из интересов молодёжных прежде всего.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Тогда у меня вопрос: а ваши «Быстрые свидания» больше похожи на «Кухню» или на «Интерны»?

М.БОГДАСАРОВ: В результате, то, что с нас попросил производитель, это получилось «Понять, простить». А у нас была замечательная такая картина, как, например, «Дэйтс», английское кино, маленькие 20-минутные серии, где люди встречаются, с ними что-то происходит, и они либо расходятся, либо нет. У нас скорее было кино в нашем первом пилоте. А им нужно было другое. Не мы решаем, а те, кто может разместить.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Кстати, вы же хотели снять короткометражку. Вот эти 20-минутные серии близки к этому. А короткометражка-то снялась?

М.БОГДАСАРОВ: Нет. Я сейчас нашёл очень хорошую пьесу. Вот я хочу её сделать. Я буквально несколько дней тому назад её прочитал. Там очень интересная ситуация, непонятно, насколько она реальная или нереальная. Там к девушке, заброшенной, запущенной, но красивой, приходит непонятный какой-то человек, то ли реальный, то ли нет. Он говорит: «Привет. Я тебя люблю. Я твой муж» И они по ходу начинают разговаривать и выяснять отношения как муж и жена. И в результате у них получается семья. И заканчивается эта пьеса тем, что они сидят и ждут своих детей. А где-то за кадром мы слышим детский смех, они идут, поднимаются по лестнице, то есть становятся реальностью.

Р.КАРИМОВ: Это реальность нынешнего мира – женщины одиноки.

М.БОГДАСАРОВ: И мужчины тоже. Все одиноки. Они появились друг у друга, они друг другу необходимы.

Р.КАРИМОВ: Но это же женщина выдумала?

М.БОГДАСАРОВ: Непонятно.

А.МИТНОВИЦКАЯ: У нас мало времени остаётся. Можно, я задам вам неприличный вопрос? У вас осталось ли желание вернуться в Табакерку?

М.БОГДАСАРОВ: Я немножко перерос уже. Была очень смешная ситуация в 2009 году, когда я поступал на высшие режиссёрские курсы. Я пришёл к завтруппы и говорю, что хочу вернуться. Она говорит: «Хорошо». Я пришёл, посмотрел спектакль, мне стало ужасно плохо. Я позвонил и сказал ей, что передумал и решил поступать на высшие режиссёрские курсы.

А.МИТНОВИЦКАЯ: Спасибо. Счастливого всем дня!

Подписаться на LIFE
  • yanews
  • yadzen
  • Google Новости
  • vk
  • ok
Комментарий
0
avatar

Новости партнеров