Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Наши волонтёры в Рио: В Сочи было лучше

Фото из личного архива Владимира Петрушкина

Post cover

Российские волонтёры, поехавшие на Олимпиаду в Бразилию, рассказали Лайфу, зачем они поехали на другой континент за свой счёт, чем они там занимаются и сложно ли работать без португальского языка.

Владимир Петрушкин: "Видимо, пришли времена, в которых героям мало места"

Фото из личного архива Владимира Петрушкина

С самого детства, с открытия первой зимней Олимпиады, которое Владимир увидел по телевизору, он заболел Олимпийскими играми. Значки, марки, книжки, всё, что было с ними связано, вызывало у него восторг. Поэтому, когда вырос, он выбрал волонтёрство, чтобы приобщиться к великому событию.

Ради поездки в Рио-де-Жанейро российский волонтёр специально учил португальский. У него уже получается переписываться и немного говорить — язык даётся ему легко, потому что он уже давно увлечён бразильской культурой, объясняет он. Воспринимать речь на слух сложнее, но за месяц в Бразилии можно будет здорово подтянуть свои знания, рассчитывает Владимир.

— Моя функция на Олимпиаде — это аккредитация на площадке "Деодоро" (олимпийский кластер, в который входит девять спортивных сооружений. — Прим. Лайфа), где будет проходить ряд соревнований. Тренинг для волонтёров был на португальском языке, но всё, что было написано на слайдах, я понял, там никакой особой специфики — общие вопросы. Моим первым рабочим днём должно было стать 24 июля. Но в этот же день выяснилось, что к нашему чудному домику аккредитации пока ещё не провели электричество и до 2 августа мы можем быть свободны. 

В Сочи Владимир работал на Паралимпийских играх, которые начались, когда уже вовсю работал отлаженный организационный механизм. Там волонтёрам предоставляли бесплатное жильё, а в Рио даже не предложили помощи по поиску места. Питание, правда, тут разнообразнее — выбор из трёх салатов, шести гарниров, трёх горячих блюд и трёх десертов. Олимпийский транспорт в Рио пока не работает, поэтому волонтёрам выдали проездные на городской. В Сочи же олимпийский транспорт покрывал все потребности гостей и жителей города. Хотя пока Владимиру не нужен транспорт вовсе — он ездит на велосипеде, который привёз с собой из Санкт-Петербурга, упаковав в коробку. Передвигаться по серпантину непросто и довольно опасно, но сложности компенсируются красивыми бразильскими видами. 

Фото из личного архива Владимира Петрушкина

— По поводу допинга — я испытываю горькое чувство, понимаю, что произошла вопиющая несправедливость по отношению как к нам, россиянам, так и ко всему олимпийскому движению. Я так надеялся, что Томас Бах (президент Международного олимпийского комитета. — Прим. Лайфа) в последний момент "наденет на себя сияющие доспехи" и встанет на защиту идеалов, которые до того всегда удавалось отстаивать. Но чуда не произошло. В конце концов, у всех на памяти история с несгибаемым Блаттером (8-й президент ФИФА, который был отстранён от футбольной деятельности из-за коррупционного скандала. — Прим. Лайфа). Наверное, не стоит его осуждать. Если бы он поступил иначе, то стал бы героем в наших глазах и, возможно, в глазах потомков, но лишился бы своего поста. Видимо, пришли времена, в которых героям мало места. Хочется верить, что те, кто всё это затеял, когда-нибудь перехитрят самих себя. 

Александр Табаков: "Отстранение спортсменов и поездка в Рио — не связанные вещи"

Фото из личного архива Александра Табакова

Приём заявок волонтёров на работу на Играх XXXI Олимпиады завершился ещё в конце 2014 года. Те, кто успел подать заявки, проходили несколько этапов отбора. Первым этапом был заочный тест на знание иностранных языков и теста на "деловые качества". После успешного прохождения первого этапа, следовал второй — онлайн-интервью с представителями рекрутингового центра волонтеров. Александр успешно преодолел все эти этапы, сдав тест по трём языкам (английский, французский, немецкий), выполнив прочие задания, и получил приглашение стать волонтёром в Рио. 

— Португальский — очень сложный язык для меня. Без него тяжело, тут действительно почти никто не знает английского. Даже в центре выдачи волонтёрской формы только несколько ребят им владеют, и у них специальные наклейки есть "Я могу говорить по-английски". Так что я стараюсь везде ходить с приятелем, который мне помогает. 

На Олимпиаде Александр работает ассистентом Национального олимпийского комитета (НОК) Республики Фиджи. Ассистенты НОК — одна из самых ответственных позиций волонтёров. Их основной задачей является предоставление любой помощи в работе НОК страны, к которому они прикреплены. Обязанности очень обширны и включают в себя всё, начиная от проверки апартаментов атлетов на чистоту перед их заездом и заканчивая сопровождением атлетов до места их тренировок и спортивных состязаний.

Александра часто спрашивали, поедет ли он на Игры, если российскую сборную отстранят от участия. Он всегда отвечал, что для него это не связанные между собой вещи. Волонтёры приезжают сюда ради эмоций, новых друзей со всего мира и олимпийской атмосферы.

Фото из личного архива Александра Табакова

— По первому впечатлению, организация работы с волонтёрами в Рио немного хуже, чем в Сочи. Мне до последнего не присылали письмо с приглашением на конкретную позицию, а Рио — большой город, и хотелось бы найти жильё поближе к своему объекту. Мне прислали оффер только 30 июня, когда уже не было ни свободного жилья, ни билетов (или было, но неподъёмно дорого). С жильём здесь не помогают, тогда как в Сочи волонтёры платили только за перелёт, причём большинству студентов и стоимость билетов компенсировали их вузы. Проживание здесь сейчас очень дорогое. Если обычно сутки в отеле тут стоят примерно 100 реалов (почти 2000 рублей), то во время Олимпиады номер стоит 500—600 реалов (больше 10 тыс. рублей). Мне повезло — в Рио живёт мой студенческий друг Лукас, с которым мы вместе учились в РУДН, он меня тут и приютил. 

Большинство жителей Рио, с которыми Александр успел пообщаться, даже не слышали о текущей полемике относительно допингового скандала. Те люди, которые всё же слышали, имеют разное мнение о том, применяли ли наши атлеты допинг или нет, но в целом никто не поддерживал инициативу отстранения всей нашей сборной от участия в Играх.

— Конечно, я немного огорчён столь пристальным вниманием к нашей олимпийской сборной. Вследствие большой занятости из-за подготовки документов и вещей к отъезду в Рио и загруженности с утра до вечера на рабочих сменах после приезда сюда, я мало что знаю о деталях ситуации, в результате которой произошёл допинговый скандал. Если честно, то я никак не могу поверить в употребление допинга российскими атлетами, но, даже если вдруг это имело место, я не считаю это причиной для отстранения всей нашей сборной от участия в Играх.

Анастасия Пичугина: "Ради Рио я бросила скучную работу"

Фото из личного архива Анастасии Пичугиной

Волонтёром Анастасия стала, потому что ей хотелось быть причастной к такому грандиозному событию, набраться новых впечатлений. Многие знакомые и друзья не понимают девушку — поездку необходимо оплачивать из собственного кармана, да ещё и за работу ничего не заплатят. Но её позиция такова: ты или хочешь быть волонтёром, или нет. И если хочешь, то ничего уже не остановит — даже работа, на которой не предоставляют 45-дневный отпуск. Ради Игр Анастасия уволилась, но ничуть об этом не жалеет — это был толчок к тому, чтобы бросить своё скучное занятие.

С английским языком у местных жителей дела обстоят плохо, но бразильцы очень отзывчивы и всегда пытаются помочь с помощью онлайн-переводчика или ищут англоговорящих товарищей, рассказывает она. 

— Я очень поздно получила своё приглашение на позицию, но для подстраховки зимой взяла несколько уроков португальского. К лету все знания успели выветриться, так что пришлось снова усиленно заниматься, и в голове сейчас каша. Моя волонтёрская обязанность — это контроль доступа (сканирование аккредитаций). Через меня проходят сотни людей — лучшую работу на Играх для меня и не придумать. Рабочий день или с 7:00 до 14:00, или с 13:30 до 22:00, плюс есть перерыв на обед. 

Фото из личного архива Анастасии Пичугиной

В Бразилии мало говорят про отстранение российских спортсменов. В теме только те, кто интересуется Играми, да и то надо специально заводить разговор об этом. При этом в газетах и в сюжетах на местном телевидении частенько можно увидеть нашу сборную (о чём говорят и пишут, мне, к сожалению, не позволяют понять мои скудные познания португальского). 

— Лично я про отстранение сборной говорить ничего не хочу. Не в те игры играют в Олимпийском комитете. Мне просто невозможно представить состояние не допущенных к соревнованиям атлетов.  

Поскольку Анастасия была волонтёром и в Сочи, то сравнение напрашивается само собой. В области подготовки работников в Бразилии организация лучше — много онлайн-программ и о стране, и об Играх, и о правилах поведения на объекте и т. д. Причём общая информация, с которой волонтёры знакомились и в Сочи, тут оформлена и преподнесена гораздо понятнее. Кроме того, волонтёрам в Рио предоставлялась возможность онлайн-обучения английскому и португальскому с English First — можно было подтянуть язык к поездке. Но в остальном организация в Сочи была шикарная: предоставлялось и жильё, и питание (в Рио тоже кормят, но только во время рабочей смены), транспорт был бесплатным для всех и ходил по расписанию, не было пробок. Но справедливости ради надо отметить, что ездить волонтёром на Олимпийские игры за свой счёт — это нормальная мировая практика, а Сочи — это исключение. Нынешних волонтёров заранее предупредили о том, что все расходы каждый берёт на себя, а дальше уже каждый сам для себя решает — ехать или нет. 

Анна Долотова: "Каждый день теперь хочу работать!" 

Фото из личного архива Анны Долотовой

Как и большинству волонтёров, без знания португальского языка Анне непросто — приходится постоянно пользоваться Интернетом, чтобы узнать, как куда-нибудь добраться (олимпийский транспорт пока не ходит), или перевести непонятные слова. Но это мелочи.

С должностью повезло — работать девушка будет с легкоатлетами всех сборных. В её обязанности входит сопровождение спортсменов в зону старта и оказание любой помощи, которая им может понадобиться. Первый рабочий день прошёл на ура, и работа сразу же стала любимой, хотя на её стадион потренироваться в этот день приехал всего один легкоатлет и женская сборная Бразилии по футболу (есть ещё четыре площадки недалеко от Олимпийской деревни, на которых спортсмены также могут провести тренировку). А в конце рабочего дня был ужин со шведским столом и огромным выбором вторых блюд, салатов, фруктов и десертов. 

Фото из личного архива Анны Долотовой

— На Олимпийском стадионе, где и будут проводиться соревнования по лёгкой атлетике, меня зарегистрировали и дали в подарок олимпийские часы Swatch. Потом для меня провели экскурсию по стадиону, показывали всё и вся, так как оказалось, что на этой позиции я единственный волонтёр не из Бразилии, а уж тем более из далёкой России. Я увидела место, где будут ставиться все легкоатлетические олимпийские рекорды, дорожку, по которой будет бежать Усэйн Болт, и песочек, в который будет прыгать Дарья Клишина — единственная российская легкоатлетка, допущенная к Играм. Безусловно, мне очень жаль, что отстранена сборная по лёгкой атлетике. Из-за этого существенно снизится уровень соревнований, потому что наши спортсмены могли бы составить очень большую конкуренцию.

Выбор редакции

Loading...