Врач-сексолог объяснил, почему вредно смотреть порно

28 июля 2016, 14:04

Коллаж © L!FE Фото: © flickr /Tom Simpson,AK Rockefeller

<p>Коллаж &copy; L!FE&nbsp;Фото: &copy; <a href="https://www.flickr.com/photos/randar/15266483760/in/album-72157647905663311/" target="_blank">flickr /Tom Simpson</a>,<a href="https://www.flickr.com/photos/akrockefeller/15108331319/in/faves-7515487@N04/" target="_blank">AK Rockefeller</a></p>

Просмотр порнографии часто вызывает зависимость и приводит к психической сексуальной инвалидизации, пояснил Евгений Кульгавчук.

М. ШАХНАЗАРОВ: А порнографию смотреть — это зло?

Е. КУЛЬГАВЧУК: Ну, в конечном итоге, конечно, зло.

М.Ш.: Почему?

Е.К.: Потому что на что тренируешься, то и получается, да, во-первых. Во-вторых, я простой пример вам приведу вне всяких морально-этических вопросов. Если даже ваша жена хорошо готовит, но Вы по пути всё время заезжаете в кафе, то дома кушать вы не будете.

М. АНДРЕЕВА: Это правда.

М.Ш.: А вот в познавательных целях порнографию посмотреть, что в этом такого?

Е.К.: Так жанр-то это такой сексуальной фантастики, в том-то и дело. Это ещё один вред, особенно для подростков. Если ещё взрослые мужчины это могут понимать, а огромное количество комплексов у подрастающего поколения, в общем-то, порно его калечит даже.

Полную версию программы "Вперёд" с Евгением Кульгавчуком читайте ниже и слушайте в аудиозаписи. 

М.ШАХНАЗАРОВ: Доброе утро! У микрофона Мария Андреева!

М.АНДРЕЕВА: И Михаил Шахназаров.

М.Ш.: У нас в гостях врач-сексолог, психотерапевт, психиатр, президент Профессионального объединения врачей-сексологов, действительный член Профессиональной психотерапевтической лиги Кульгавчук Евгений.

М.А.: Евгений Александрович, здравствуйте!

М.Ш.: То есть человек по мою душу пришёл. Как ты считаешь, мне нужна психотерапевтическая помощь? Ну, говори как есть.

М.А.: Ну, нет пока. А то заберут тебя сразу, с кем я вести буду?

М.Ш.: Евгений, а вам как?

Е.КУЛЬГАВЧУК:

"На разных отрезках жизни психотерапия необходима всем без исключения думающим людям"

Очень важно её воспринимать не как только лечение, но и как запрос на качество жизни.

М.Ш.: Маша — самая думающая ведущая.

М.А.: Ой, Михаил, всё, прекрати, пожалуйста.

М.Ш.: Лучшая самая. Так какие сейчас проблемы у народонаселения, с какими проблемами чаще всего обращаются? Я понимаю, врачебная тайна, но мы же фамилии не будем раскрывать.

Е.К.: Ну, да. О тенденциях мы, конечно, можем говорить абсолютно без всяких проблем, не нарушая этику. Если говорить о моих пациентах, это, наверное, как мужчины, так и женщины, примерно 50 на 50. Дело в том, что сексология — наука парная. И врач-сексолог  единственный из всех врачей, который старается практически в обязательном порядке включать в терапию вторую половину, потому что все сексуальные реакции ответные. В этом случае, если человек приходит на приём даже один, всегда выясняем необходимость и возможность привлечения второй половины.

М.А.: Ну, это если она есть.

Е.К.: Конечно. Если нет, то мы тоже сопровождаем человека в этом направлении, работаем с самооценкой, самопрезентацией, с навыками общения, знакомств и т.д. И, в общем-то, помогаем ему найти эту вторую половину. 

"Прежде чем найти вторую половину, надо найти первую"

М.А.: Да, это правда. Вот каждый день практически приходят какие-то новости про игру Pokеmon GO. Современные гаджеты, новые модели, новые игры, виртуальная реальность, дополненная реальность — технический прогресс не стоит на месте. Но тут любопытный факт, сексологи говорят, что отчасти из-за этого у мужчин всё больше и больше проблем возникает в жизни. И это серьёзный такой вызов для врачей-сексологов. Это действительно так? То есть что люди уходят в другую реальность, там выплёскивают свои эмоции, и на реальную жизнь у них уже мало что остаётся.

Е.К.: То есть сексуальная энергия выплёскивается на Покемонов?

М.А.: Ну, в том числе. Если банально, то да.

М.Ш.: Ну, если покемон хороший.

Е.К.: Действительно, есть такое понятие, как "жажда впечатлений". И в том случае, когда мужчины, а они более любопытны в этом плане ко всему новому, компенсируют все эмоциональные потребности, то женщина по сравнению с яркими впечатлениями даже будучи интересной, с богатым внутренним миром, начинает порой меркнуть. И мужчины очень часто, приходя с работы, садятся за свой монитор. Женщины-пациентки у меня на приёме очень часто говорят: "Я очень хорошо за последние годы изучила затылок мужа". Часто мужчины, по сути дела, проваливаются в виртуальное пространство, и там действительно много проблем. Это гаджеты, порнография и т.д.

М.Ш.: А порнографию смотреть — это зло?

Е.К.: Ну, в конечном итоге — зло.

М.Ш.: Почему?

Е.К.: Потому что на что тренируешься, то и получается, во-первых. Во-вторых, я простой пример вам приведу вне всяких морально-этических вопросов. Если даже ваша жена хорошо готовит, но вы по пути всё время заезжаете в кафе, то дома кушать вы не будете.

М.А.: Это правда.

М.Ш.: А вот в познавательных целях порнографию посмотреть, что в этом такого?

Е.К.: Так жанр-то это такой сексуальной фантастики, в том-то и дело. Это ещё один вред, особенно для подростков. Если ещё взрослые мужчины это могут понимать, а огромное количество комплексов у подрастающего поколения, в общем-то, порно его даже калечит.

М.Ш.: Но смотрят-то все, по большому счёту?

Е.К.: И зря, потому что порой у 30-летних пациентов у меня на приёме уже мозги пенсионеров, им уже ничего не интересно.

М.Ш.: То есть они как бы насмотрелись и всё знают?

Е.К.: Конечно, пресыщенность.

М.Ш.: Там да, там разделы же самые разные.

Е.К.: Это своего рода психическая сексуальная инвалидизация происходит.

М.А.: Ну, если у вас есть такие данные, они же подтверждены, можно же предложить депутатам выступить с такой инициативой, как-то ограничить доступ?

Е.К.: Конечно. Я в этом плане уже много лет выступаю за эту инициативу. И, вы знаете, огромное количество пациентов приходит с порнофильмозависимостью, которые понимают, что порнография разрушает жизнь, что у них нет сексуального влечения, то есть они уже выпотрошены эмоционально. Они признают, что не в силах удержаться. Они понимают, что у них разрушается семья. Сходные такие же механизмы, как при любой другой зависимости, будь то наркотическая или другая.

М.Ш.: А семейные пары смотрят, это тоже зло?

Е.К.: Ну, вы знаете, большей частью, кто смотрит, потом на приёмах-исповедях своего рода, уже при закрытых дверях, в кабинете люди рассказывают, как оно есть на самом деле, не пытаются быть лучше. И очень часто бывает, что ревнуют партнёра к виртуальным.

М.Ш.: Ну, не ревнуют только свингеры, наверное? Или тоже ревнуют?

Е.К.: Ну, там свои проблемы. Их немало, поверьте. Конечно, бывает некий всплеск сексуальности. Знаете, это как с алкоголем, есть плюсы какие-то, но минусов в конечном итоге всё-таки больше, и вот с порнографией точно так же.

М.Ш.: Евгений, ну, вот смотрите, я как человек из другого поколения, мы с Машей из разных поколений, я не в обиду нынешним девушкам, но секс сейчас стал доступнее, и это факт. Мне иногда приходится общаться с теми, кто помладше, это всё стало намного доступнее. Может, это тоже влияет?

М.А.: Вот к чему ты моё имя упомянул. Но это правда. И, кстати, приходил к нам Михаил Боярский, он тоже об этом говорил. Раньше посмотреть на голую женщину — это было достижение.

М.Ш.: Я помню времена. Когда в кинотеатре, допустим, фильм "Золото Маккены", показывают сцену с Хешке, и там весь зал в удивлении, там не пускали и т.д. Сейчас если эту сцену покажут, на неё просто никто не обратит внимания. Вы говорите, в 30 лет у людей мозги выпотрошены, пресыщенность. Может, это не в порнографии дело, а в том, что нравы стали несколько другими?

Е.К.: В том числе. Как раз порнография тоже способствует упрощению всех этих поведенческих психосексуальных реакций поведения. Потому что мы там, в порнографических роликах, не видим, как кто-то кому-то носит цветы, ухаживает.

М.Ш.: Нет, бывает, сантехник приходит с цветами, с пиццей, и начинается.

Е.К.: Да, конечно, упрощённо, и в этом плане огромное количество комплексов у пациентов, которые считают, что в комнату надо входить уже с эрекцией наперевес.

М.Ш.: Это заблуждение очень большое.

Е.К.: А если не так, то надо идти к урологу, простату массажировать и т.д. Это раз. И второй момент — это выхолощенность, то есть люди, сами того не понимая, обделяют себя, потому что вот этот кураж — ухаживания, взгляды — оно со временем даже более важно, чем эти 2—10 минут.

М.А.: Вот любопытно. Если сейчас чуть в сторону, как ваш личный путь, как вы решили стать сексологом?

Е.К.: Это интересно. Сначала, мне повезло, в родительской семье была огромная шикарная библиотека. Мне понравилась книга "Занимательная психология". Я её от корки до корки прочитал ещё в школе, она меня очень воодушевила. И мне показалось, что ничего в жизни не может быть интереснее, чем человек, а в человеке — психика, душа. Потом был Медицинский университет, потом — кафедра психиатрии, потом — психотерапия, и потом уже я стал замечать, что на внутренний мир человека влияет, насколько он гармоничен в сексуальной жизни, и потом уже была специализация на сексологии. На сегодняшний день у меня три сертификата специалиста: психиатрия, психотерапия и сексология. Конечно, сексологии без психотерапии не бывает.

М.А.: То есть вы взяли всё из учения Фрейда, всё оттуда практически, да?

Е.К.: Учение Фрейда сейчас уже историческое значение имеет. Но то, что влияние огромное — это правда. И не только психологическое. 

"Всё базируется на биологии, это огромный важный инстинкт размножения"

М.Ш.: Выходим на финишную прямую нашего эфира.

М.А.: А вот по поведению, по чертам, жестам человека можно сказать о том, что у него там происходит на самом деле? Расстройство у него, депрессия или нет?

Е.К.: Да. Может быть, не на 100%, но, во всяком случае, у любого специалиста, который работает давно в своей профессии, который любит свою профессию, со временем формируется интуиция. Это сложно объяснить, но я порой по шагам, ещё не видя человека, представляю, в каком регистре это. И, конечно, много моментов показывает человек своим поведением, даже когда он не начинает говорить: взгляд, осанка, мимика. И любой психиатр обязан в этом разбираться, и, как правило, все замечательные врачи это уже чувствуют.

М.А.: У вас прямая спина — вы занимались танцами, например. Вот есть люди, у которых эта тема — табу, то есть они не любят ни шутки про секс, ни какие-то такие вещи, а есть, наоборот, они все темы сводят к этому. Что можете сказать?

Е.К.: Плохо и густо, и пусто. Потому что если мы возьмём половое воспитание, есть репрессивная модель, избегающая, и экспрессивные модели. Все крайности плохие. То есть плохо, когда вообще об этом не говорят, краснеют и т.д., и так же плохо, когда ребёнку-подростку, который ещё думает, как записочку там написать, а папа ему показывает порносюжеты. В практике бывают такие случаи, когда берут своих отпрысков, везут в бордели и говорят: "Давай, сынок, пора!" Тем самым очень часто калечат психику, потому что когда мужчина сам ещё не прошёл все этапы сексуального развития, а сына туда уже тянет. То же самое касается обсуждения всех этих вопросов. Здоровое нормальное отношение к сексуальности подразумевает и не избегание, и не переизбыток.

М.Ш.: То есть хорошего должно быть в меру.

Е.К.: И к месту.

М.А.: А в каком возрасте нужно девочкам и мальчикам начинать рассказывать про отношения полов?

Е.К.:

"Половое воспитание начинается с рождения"

Мама когда кормит грудью — это первый этап, когда доверие к противоположному полу и т.д. Потом показывать надо, но показывать не половые акты, тут, наоборот, надо закрываться, конечно, безопасность очень важна, а показывать элементы ухаживания, когда папа маму приглашает в кафе, цветы дарит, как обнимаются, как шутят, как флиртуют. В гармоничной семье порой достаточно показывать модель поведения. А дальше важно дружбу иметь с ребёнком, выделять время на это, чтобы он при первых каких-то сомнениях мог поделиться, как правило, с представителем своего пола, чтобы можно было об этих вещах рассказывать по запросу.

М.Ш.: Евгений, ну, согласитесь, вот сейчас подходит, допустим, папа к сыну и говорит: "Сыночка, мне с тобой нужно поговорить на одну интересную тему". Сыночка говорит: "Пап, что тебе рассказать?" Это же так.

Е.К.: Поверьте, ещё масса вопросов бывает. Сыночка уже может насмотреться порнографии в своём смартфоне, подаренном ещё в школе, в начальных классах. Может думать о том, что он всё знает. На самом деле он может быть уверен в том, что надо быть безупречным, надо соответствовать, он ещё девушку-то толком не знает, а уже лезет туда, как настоящий мачо, как он смотрел во всех этих роликах. И у него могут быть серьёзные проблемы. Он может прийти и сказать: "Я никто, у меня ничего не получается, у меня маленький размер" и т.д. У такого, всезнающего подростка могут даже суицидальные мысли быть. Поэтому, если дружба с отцом у него есть, тогда отец может сказать и поговорить на эти темы.

М.Ш.: А вот такой вопрос, ну, на мой взгляд, субъективный, однополых связей сравнение, ну, скажем, с концом прошлого века. Во много раз больше же!

Е.К.: Да, и это исследования американские, кстати, подтверждают.

М.А.: Почему? Что происходит?

Е.К.: Ну, некая популяризация происходит.

М.А.: Получается, это не врождённая болезнь, а приобретённая? Или вообще это не болезнь?

Е.К.: Социальный и социально-культурный фактор никто не отменял. Допустим, в местах лишения свободы кто-то имел какие-то гомосексуальные отношения, и это было в формате унижения, попробуйте этому человеку сказать, что он гомосексуалист, в глаза! Поэтому, конечно, очевидно, фактор поведенческий огромное значение имеет. Часто говорят, что в Греции это было крайне распространено — вот эта фраза объясняет. То есть культура влияет.

М.Ш.: А вот как вы думаете, это будет развиваться или придёт момент, когда общество перестанет быть столь терпимым?

М.А.: Ну, у нас общество, я бы сказала, и так нетерпимое, кстати.

М.Ш.: Слава богу, я считаю. Потому что когда я видел вот эти вот парады гомосексуалистов, и идут дети с родителями, и целуются взасос эти люди, для меня это дико! А людей, которые разрешают им усыновлять детей, я бы вообще под суд отдавал. Это моё субъективное мнение.

М.А.: Так уже и сериалы снимают — это тоже элемент пропаганды американский.

Е.К.: Да, что касается таких вот парадов, конечно, я считаю, что есть статья за хулиганство. Если точно так же ходили бы мужчины и женщины, пропагандируя гетеросексуальность, их тоже надо было бы привлекать к административной ответственности. И, конечно, в этом плане, вот мы как раз говорим о влиянии социума, что подаётся как норма. Если кому-то интересно будет из наших радиослушателей почитать на эту тему более подробно  — "Окно Овертона".

М.Ш.: Нет, ну, моду даже взять, сейчас нормальных штанов и пиджака не купишь.

М.А.: А какая цель?

Е.К.: Может быть, сокращение народонаселения. Но вот то, что есть элементы организованные, наверное, всё-таки, да. Потому что несколько лет назад гомосексуальной порнографии как таковой практически не было в Интернете.

М.Ш.: Я вам больше скажу, раньше, если она была, этот раздел был где-то в подвале, внизу.

М.А.: А ты откуда знаешь?

М.Ш.: Я знаю. Сейчас ты заходишь, они уже бросают её вперёд.

Е.К.: Давайте обратим внимание: мужчины, все, кто смотрит порнографию, находятся в состоянии возбуждённом, когда они видят этот баннер.

М.Ш.: У меня, кроме чувства отвращения, ничего не вызывает.

М.А.: Михаил, признавайся.

Е.К.: Ну, а у подростков, у которых ещё не сформировалось либидо, как раз я говорил о вреде.

М.А.: Говорят же, что это природный инстинкт, тяга мальчика к девочке, девочки к мальчику.

Е.К.: Есть ядерные гомосексуалы. Но огромное ещё количество — это поведенческие.

М.А.: Ядерные?

Е.К.: Ядерные — это определённые нарушения структуры головного мозга, они социализированные воспитанные замечательные люди. И на приёме у меня бывают такие люди, которые с осуждением относятся к этим гей-парадам, они говорят, что это провокаторы, они сеют рознь: "Мы нормально живём, никто нас не трогает, не притесняет". Они точно так же влюбляются и т.д., но они напоказ этого не делают.

М.Ш.: Посмотрите, какой я плохой, да.

Е.К.: 

"Критерий сексуальной нормы — чтобы не было ущерба"

М.Ш.: Сокращения населения, я думаю, нет. Но я вот знал фирмы, в которых они, у них лобби мощное, они кроме себя никого не подпускают, они считают других людьми другого сорта.

М.А.: Но точно так же ты считаешь.

Е.К.: Любой экстремизм, будь то садомазохистический, гомосексуальный или гетеросексуальный, наносит ущерб.

М.А.: Как вы думаете, учитывая всё вышесказанное, надо вводить в школах уроки полового воспитания?

Е.К.: Половое воспитание, а не секс-просвет. Половое воспитание подразумевает формирование половой роли правильное, маскулинность у мальчиков, семейность у девочек, ценность, избирательность и т.д. А секс-просвет — часто это берега без границ, попробуй и ищи, прислушивайся к себе, это не учение и воспитание, а, по сути дела, растление. Поэтому, если мы говорим про половое воспитание, то да, если секс-просвет, то нет.

М.А.: Спасибо вам большое. Это был Евгений Кульгавчук, президент Профессионального объединения врачей-сексологов, психотерапевт. Приходите к нам ещё. Спасибо.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1