Марсианин. Космическая одиссея профессора Вайсберга. Часть II

Post cover

Научный руководитель проекта российской колонизации Луны всю жизнь отстаивал идею экспедиции на Марс.

Первая часть. Краткое содержание:

Школьник из Нижнего Тагила Олег Вайсберг, посмотрев в 1946 году советский фантастический фильм "Космический рейс", загорелся идеей полёта на Красную планету.

Поступив через несколько лет в МГУ на отделение астрономии, он стал учеником астрофизика Шкловского, выдвинувшего гипотезу искусственного создания планеты-спутника Фобос жителями Марса.

По окончании университета Вайсберг остался в аспирантуре, продолжая мечтать о космосе. В 1963-м записался в отряд космонавтов, но вскоре был отчислен по состоянию здоровья.

Вайсберг занялся созданием космических приборов и исследованиями солнечного ветра. В 1967 году он был принят в новый Институт космических исследований РАН и участвовал в подготовке полётов межпланетных станций на Марс.

Через два года программа была свёрнута из-за аварий при запусках зондов. Вскоре из США пришла новость о высадке астронавтов на Луне. 

1971-й, 2 декабря. В Москве промозглый вечер. На марсианской равнине у кратера Птолемей сильнейшая пылевая буря. Посадку автоматической станции "Марс-3" не успели отменить, аппарат лёг на курс снижения.

Марсианский вихрь смял парашют и бросил зонд на камни. К удивлению учёных, аппарат умер не сразу. Включившиеся на 15 секунд камеры успели передать на Землю единственный кадр — вид серых пылевых облаков и безжизненной равнины.

Олегу Вайсбергу в его московскую лабораторию сразу же отослали по телетайпу другую присланную зондом информацию — показания детектора гелиево-водородной плазмы.

Солнечный ветер бомбардировал поверхность планеты плазмой. Это значило, что миллиарды лет назад он уничтожил всё живое, сдул в космос марсианскую воду и атмосферу. Поверхность планеты давно была безжизненной пустыней, где даже следов погибшей цивилизации не найдёшь — если она и существовала, то распалась на атомы.

Надежды на колонизацию Марса умерли в эту минуту. На Красной планете у землян нет спасения от смертоносного излучения.

Учёный вышел из института и побрёл мимо стройки будущей станции метро "Калужская" к автобусной остановке. Холодный ветер трепал полы пальто.

Через месяц ему исполнялось 38 лет, начальник отдела космической плазмы, самый молодой из руководителей в институте. В подчинении десяток сотрудников и аспирантов, но над чем и ради чего они будут теперь работать?

С этого дня он искал в работе новые задачи. И занялся спортом — бегом на лыжах, потом переключился на горные лыжи, которые он не бросает до сих пор.

К работе без выходных ему вскоре пришлось вернуться. Захватили новые горизонты и другие небесные тела.

Американцы возродили интерес к Марсу и финансирование новой волны исследований в своём стиле, через шумиху. Отправленная НАСА к планете станция "Викинг" в 1978 году передала на Землю фотографии поверхности, на рельефе которой обнаружилось "лицо Сфинкса". Ну или скала, форму которой при желании можно было принять за него. Вновь разгорелись споры о возможности существования марсианской цивилизации.

Советские учёные, в число которых входил Вайсберг, на новой волне интереса пробили исследования Фобоса: мол, не может великая держава отставать от Америки в космической науке. Гипотезу академика Шкловского из 1950-х о возможном создании Фобоса выходцами с Марса тогда уже не рассматривали всерьёз. Но интересно было выяснить: откуда вообще Фобос, по составу отличающийся от Марса, оказался на его орбите? Не могла ли планета в далёком прошлом притянуть пролетавшее мимо тело? 

В 1980 году в Институте космических исследований был утверждён проект "Фобос", предусматривавший полёт к спутнику двух автоматических станций. Подготовка заняла восемь лет. "Фобос-1" и "Фобос-2" с приборами Вайсберга на борту стартовали с интервалом в пять дней в 1988-м. Первый перестал выходить на связь в сентябре и бесследно сгинул в космосе. Второй успел в 1989-м передать снимки Фобоса и его тени на Марсе и тоже потерялся навсегда, не выпустив спускаемого аппарата. 

Ещё до "Фобосов" Институт космических исследований провёл успешную миссию "Вега" — запустил две автоматические станции для изучения Венеры и проходившей недалеко от неё кометы Галлея. В 1985 году посадочные аппараты и зонды спустились на Венеру. На них были приборы, установленные Вайсбергом вопреки запрету директора института Роальда Сагдеева, привлёкшего к проекту других учёных.  

Как он сумел нелегально поставить приборы на две космические станции? Вайсберг улыбается:

— Договорился с коллегой, и он незаметно вмонтировал мои приборы внутрь своих.

Когда в ЦУПе узнали о самоуправстве, разразился скандал. Разгневанный Сагдеев грозился уволить строптивца. Но на других совещаниях ставил Вайсберга в пример молодым сотрудникам: смотрите и учитесь, как должен двигаться к цели учёный!

После неудач с "Фобосами" советская программа исследований космоса вновь была свёрнута. Стране оставалось существовать два года, затем пришли 90-е. Институты закрывались, учёные уезжали за рубеж. Роальд Сагдеев стал преподавать в Мэрилендском университете.

Вайсберг тоже перебрался в Штаты. Сначала работал в НАСА, затем в частном институте исследования космоса в Сан-Антонио. Вскоре появился комфортный дом, автомобиль, учёный увлёкся горными лыжами и сноубордом.

Конец 90-х стал чёрной полосой и для НАСА. После успеха миссии Mars Pathfinder, доставившей на планету первый американский марсоход, одна за другой были потеряны четыре автоматических станции. Многие программы закрылись.

Помощь пришла из Европы. В 2003 году станция Европейского космического агентства, спектрометры и сканеры которой были созданы руками коллег и учеников Вайсберга, стартовав с Байконура на ракете "Союз", обнаружила на южном полюсе Марса следы водяного льда, а в атмосфере планеты — молекулы метана, свидетельство наличия бактерий.

Марс больше не был сухой, безжизненной планетой. В учёном мире поднялась новая волна интереса к соседним планетам, возобновился спор между "марсианами" и "лунатиками". А в растущем бюджете России как раз снова появлялись деньги на большие проекты.

В 2006 году новый директор московского Института космических исследований Лев Зелёный позвал Вайсберга на родину с повышением — главным научным сотрудником. Учёный принял предложение. 

В следующие пять лет главной его работой стала подготовка приборов для экспедиции "Фобос-грунт" в ноябре 2011 года. Она обещала стать громким триумфом российской космонавтики, а обернулась крахом надежд. (Подробности полёта и исчезновения зонда — в начале первой части материала.)

Олег Вайсберг после аварии доказывал руководству возможность повторить эксперимент, выпустив в сжатые сроки копию разбившегося аппарата. Не убедил. Неудача "Фобос-грунта" заразила руководителей космической отрасли марсофобией. О новых экспериментах не хотели и слышать.

Крах российских программ проходил на фоне достижений НАСА. Американцы в 2004 году высадили на планету марсоходы Spirit и Opportunity, передающие на Землю цветные фотографии. Один из них всё ещё работает.  В 2012-м ещё один марсоход Curiosity установил, что почва Красной планеты состоит примерно из тех же минералов, что и Земля.

Россия к этому времени переключилась на лунные исследования. Вайсберг также увлёкся идеей создания научной программы колонизации спутника. Луна ближе и достижимее.

В 2014 году вице-премьер Дмитрий Рогозин объявил о включении России в новую "лунную гонку". Коллективу Института космических исследований было поручено подготовить новую редакцию Федеральной программы космических исследований до 2025 года, где Луна названа одним из трёх приоритетных направлений (два других — МКС и развитие спутниковой группировки).

Учёные ИКИ РАН составили программу, включающую три полёта межпланетных станций для исследований грунта и льда на южном полюсе.

Первый старт станции "Луна-25" назначен на 2019 год. Цель миссии — испытание новой посадочной платформы, разработанной в НПО имени Лавочкина. Если она хорошо покажет себя, следом в полёт отправится "Луна-26", которая составит подробную карту полярных районов и подберёт место посадки "Луны-27", запланированной на 2025 год.

Следом учёные намерены направить на спутник луноход, а к 2040 году — пилотируемую экспедицию. К середине века постоянное дежурство на Луне, если задуманное сбудется, будут нести три-четыре специалиста по промышленному освоению планеты.

Приборы для новых экспедиций, вероятно, будут делать ученики Вайсберга. Его отдел составляют шестеро молодых сотрудников. Четыре студента-практиканта регулярно подключаются к работе.

Профессор выбрал их из двух сотен кандидатов тех, у кого в глазах разглядел "жажду познания иных миров". Похожую на ту, которая была 70 лет назад у школьника Олега Вайсберга, начитавшегося космической фантастики в послевоенном Нижнем Тагиле.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1
Узнавай важные новости первым
Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.