Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Боксёр Качановский: Принимающие допинг спортсмены — настоящие предатели

Фото: © L!FE/Владимир Суворов

Post cover

Боксёр подчеркнул, что принимать допинг подло и по отношению к другим спортсменам, и по отношению к спорту.

М. ШАХНАЗАРОВ: За Олимпиадой следишь?

В. КАЧАНОВСКИЙ: Не очень внимательно.

М. Ш.: То есть скандал, вся грязь, которая была перед Играми, повлияла?

В. К.: Конечно. Я вообще считаю спортсменов, принимающих допинг, настоящими предателями.

Полную версию программы "Вперёд" Виталия Качановского с Лайфом слушайте в аудиозаписи.

М. ШАХНАЗАРОВ: У нас в гостях Виталий Качановский, чемпион СССР, чемпион Европы, обладатель Кубка мира по боксу. Виталий, доброе утро.

В. КАЧАНОВСКИЙ: Доброе утро.

М. АНДРЕЕВА: Здравствуйте.

М. Ш.: За Олимпиадой следишь?

В. К.: Да.

М. Ш.: Внимательно?

В. К.: Не очень.

М. Ш.: То есть скандал, вся грязь, которая была перед Играми, повлияла?

В. К.: Конечно. Я не представляю, как можно под одну гребёнку "чистых" и "не чистых" спортсменов.

"Я вообще считаю спортсменов, принимающих допинг, настоящими предателями"

То есть они не хотят быть в равных условиях, честно бороться. И неважно, как они принимают — по приказу тренера или сами. Я считаю, что это подло и по отношению к другим спортсменам, и по отношению к спорту.

М. Ш.: Смотри, ты был в большом спорте, имел к нему отношение, а сейчас спорт уже несколько другой, чтобы попасть хотя бы в первую десятку, не есть нельзя, так говорят все. Тем более такие виды спорта, как штанга — там невозможно без допинга. И мы недавно говорили с Тягачёвым. Я говорю: "Как считаете, может, стоит просто всем разрешить?", и он открыто сказал: "Я бы разрешил, потому что грань, которая позволяет выступать "чистыми" и показывать результаты, осталась уже за спиной".

В. К.: Я не знаю, кто это сказал, но он сказал, что в будущем Олимпиада будет соревнованием допингов — у кого он лучше. Но был вопрос нашим российским спортсменам: "Если вы будете принимать допинг, и ваш результат улучшится?", 50% сказали "да". Но задали ещё один вопрос: "А если через пять лет вы умрёте?" Вы не поверите, но 25% — "да", потому что все мы надеемся на "авось пронесёт" — не бывает такого. И ещё в связи с Олимпийскими играми мне очень не нравится высказывания "Давайте бойкотировать игры", "Давайте не поедем". Я не был, я считаю, что я хороший спортсмен. Олимпийский чемпион — это отличный спортсмен, это спортсмен, который достиг самой высокой вершины в спорте. И когда олимпийский чемпион говорит: "Давайте откажемся", — это тоже неправильно. И тот, кто так говорит и не занимался спортом — тоже неправильно, потому что спортсмены, чтобы поучаствовать в Олимпийских играх, положили на алтарь всю свою жизнь, всё здоровье. 

"Спортсмены проживают две жизни — одну спортивную, одну обыкновенную"

И что самое интересное, в обыкновенной жизни спортсменов никто не ждёт, никому не нужны спортсмены-ветераны — у нас нет ветеранского движения. Я могу назвать многих великих спортсменов, которые умерли от водки, от болезни, от нищеты. Этим не должна заниматься федерация, она занимается действующими спортсменами, соревнованиями, а должна заниматься общественная государственная организация. Но я думаю, что это должно быть на совести государства, потому что спортсмены, которые положили свою жизнь на алтарь, чтобы прославить свою родину, свой город, не должны быть забыты. Но самое главное, что мы говорим про тех спортсменов, которые добились великих вершин, но без спарринг-партнёров, которым не удалось поучаствовать в играх, мы бы не стали чемпионами. Без них не было бы ни Саши Карелина, ни Мишы Мамиашвили, ни Саши Лебзяка, ни Вараева, ни Тихонова, потому что спортсмен рождается только в здоровой, честной конкуренции.

Я понимаю, что штангисты, велосипедисты, легкоатлеты принимают, без этого невозможно.

"В Советском Союзе спорт был чище"

Когда начался этот допинговый скандал, я приехал к своему товарищу, двукратному чемпиону Советского Союза Рамзану Себиеву, и сказал: "Ты когда о мельдонии услышал?", на что он ответил: "Когда начался скандал". Я вообще не знал, что это такое. Я понимаю, что там идёт накат на наших спортсменов, но так нельзя. Что, только российских спортсменов ловили с допингом? Многих ловили, но почему-то к другим спортсменам относились лояльно.

У меня своё мнение. Если человек тебя предал, он предал спорт — больше не возвращайся к нему. Но многие наши спортсмены по своему желанию и недопониманию принимали эти запрещающие препараты и уже подпортили свою репутацию. Да, их отстранили, они типа всё осознали, но они же сделали шаг. Ну не может предатель, предавший один раз, не предать другой раз, не бывает такого.

"Человека, который принимал допинг, нужно дисквалифицировать пожизненно, вот тогда будет чистый спорт"

М. А.: Это как Ефимова тогда. Она не знала или была у неё какая-то история с пищевой добавкой или с мельдонием, о котором никто не знает, сколько он выводится — не было ещё тогда исследований.

В. К.: Мельдоний и прочие добавки — это не допинг, а провокация против наших российских спортсменов.

М. Ш.: Мельдоний изобрели в Латвии, и даже латвийские изобретатели мельдония сказали: "Зачем вы это делаете?" То есть они заняли сторону российских спортсменов в этом скандале и сказали: "Зачем вы ребят гнобите за то, что в принципе можно считать аскорбинкой?" Даже страны ЕС, которые сейчас с нами не в дружбе, и то заняли сторону наших ребят.

В. К.: Я, конечно, за то, чтобы если по недомыслию, по незнанию… Некоторым выступающим на Олимпиаде по 14—15 лет, откуда у них мудрость, разум? Они слушают тренера, а тренеры тоже в этом замешаны. Злоумышленников, конкретных допингистов — да, но есть и те, которые принимали по недомыслию, типа Ефимовой и Шараповой, которая сама пришла и сказала: "Я принимала мельдоний. Вчера он был не допинг, а сегодня допинг. Как так?"

М. Ш.: А как ты оцениваешь реакцию наших первых людей из мира спорта? Не считаешь, что виновато наше руководство?

В. К.: Я считаю, что виновато. У меня тоже была авторская передача "Цена победы", и президент Ингушетии, генерал Аушев, Герой Советского Союза сказал: "Сейчас нет офицеров, которые стреляются за честь. Сейчас нет чиновников, которые совершили ошибку, кладут заявление и уходят. Есть ошибки, которые ты совершил по непониманию, незнанию. Но если ты совершил эти ошибки умышленно, ты негодяй. А если ты понимаешь, что совершил и не исправишь всё, нужно быть мужчиной — встать и уйти. Не надо ждать, пока тебя снимут или выгонят". Спорт так сильно поменялся, как и жизнь. Сейчас проект "Золотой телец", сейчас люди, которые дают деньги в спорт, думают, что больше разбираются в спорте, чем олимпийские чемпионы, чемпионы мира, СССР.

М. Ш.: Родители сейчас назначают тренеров некоторых видов спорта.

В. К.: Я знаю, что это такое, и не могу понять. Раньше тренер был как второй отец — его слушали, он мог дать подзатыльник, а сейчас тренер приравнивается к обслуге. А если ещё родители сидят на тренировке и смотрят, как тренируется их чадо, тренер не может ни наказать, ни пожурить разными словами — некоторые слова иногда отрезвляли некоторых спортсменов.

Я возмущён. Я понимаю, что Олимпийские игры — это самые яркие соревнования для любителей. Ранее Олимпийские игры превращались в войны. И моё мнение, что современные Олимпийские игры нарушают все олимпийские принципы, потому что команду любой страны должны прославлять самые сильные спортсмены. При чём тут лицензии? Если со спортсменом что-то случится, его место никто не может занять. На Олимпийских играх должны выступать все команды в полном составе. Какие лицензии? Если боксёры, борцы, футболисты будут проводить на три боя, на пять схваток больше — это праздник. Я знаю, что некоторые спортсмены, которые проигрывали Олимпийские игры, вешались, потому что это была цель их жизни, а для некоторых спортсменов Олимпийские игры, как хлебная карточка. Давайте разберёмся: если бы некоторые спортсмены не были олимпийскими чемпионами, они бы не были депутатами Госдумы, какими-то чиновниками.

А по поводу бокса я хочу сказать: откуда взялся этот гуманист, который изменил правила бокса, по которым занимался я в советское время? Пусть они борются с наркоманами, террористами. Давайте разберёмся, вот что там в перчатке не сжимается? В боксе нужно думать и мыслить мгновенно, любое твоё замедление может быть чревато последствиями. Но сейчас такого нет, потому что ударов нет. Я смотрел бой нашего Хамукова и венесуэльца, и у меня было одно мнение — это не бокс.

М. Ш.: Зачем изменили правила? Почему не вернуться к тому, что было?

В. К.: Для того, чтобы спортсмены были здоровые. Это просто враг бокса. Из греко-римской борьбы тоже сделали нечто. Если бы не Михаил Мамиашвили, её бы вообще убрали с Олимпийских игр, это его честь и заслуга. Я всегда придерживаюсь выражений наших известных политиков прошлого — "Кадры решают всё" и "У каждой ошибки есть фамилия". Вот кто изобрёл эти новые правила, что перчатки не сжимаются и так далее? Сейчас, чтобы личный тренер мог секундировать своего ученика на соревнованиях, он должен сдавать какие-то экзамены, платить деньги — это бред. Кто такое сделал? Пусть Олимпийские игры будут длиться полтора месяца, а не две недели, но мы отвлечём молодёжь от Интернета, пусть они хоть посмотрят спорт. Отец стрелка привёл сына в тир, а там уже была дырочка в десятке, этот парень стрельнул, никуда не попал, но стал призёром, потому что ему сказали: "Так это ты попал". И вот это был стимул человека, который начал заниматься спортом.

М. Ш.: Вот супертяжеловесы. Раньше я с интересом ночью вставал, чтобы посмотреть, а сейчас сознательно не смотрю, даже если в семь часов идёт — полнейшая деградация. Что должно произойти, чтобы супертяжёлый вес снова стал зрелищным, чтобы люди смотрели, собирались у телевизоров?

В. К.: Изменить правила и убрать людей, которые не понимают в боксе.

М. Ш.: Дона Кинга невозможно убрать.

В. К.: Он профессионал. Профессиональный бокс подпитывается из любительского. На сегодняшний день профессионалы физически сильные, мощные, а у нас сейчас боксёры-пятнашки — чем быстрее, тем лучше.

М. Ш.: Ты читал, что сказал Лебзяк?

В. К.: Да. Это очень серьёзный вопрос — надо находиться внутри команды, огульно говорить "нет". Я был на последнем спарринге перед Олимпийскими играми и просто ужаснулся, когда посмотрел супертяжей. В свои 56 лет в своём весе я их просто уберу.

"У меня всегда было своё мнение по поводу федерации: её должен возглавлять великий спортсмен, который занимался этим видом спорта, а не функционер, не олигарх"

У меня есть федерация-эталон — это федерация борьбы, во главе которой стоит Мамиашвили, и там все великие: там чемпионы Европы, мира, Олимпийские чемпионы — все в этой команде. Они знают борьбу, спорт, с ними можно поговорить на любые темы.

Я задаю вопрос одному боксёру-армянину не в России: "Ты меня знаешь?", он: "Нет". Затем начинаю перечислять ему фамилии известных боксёров, и он их не знает. Я говорю ему: "Так ты не боксёр. Кто ты, если не знаешь историю федераций?" Это как народ, который не знает свою историю.

Я считаю, что у нас в боксе нет лидера, дружбы. Мне говорят: "Расскажите о боксёрской дружбе", я говорю: "Чего нет, того нет". У нас нет человека, которого все слушают — у нас все великие. Нам эго мешает найти главного человека или сделать совет старейшин или чемпионов. Да, среди нас есть разные люди, как и среди других спортсменов.

М. Ш.: А почему не хочешь выдвинуться?

В. К.: Не хочу. Одно время мы занимались этим.

М. Ш.: В общем, я смотрю на бокс, хоккей, футбол, и у нас тут какие-то течения и нет никакого результата. И пока эти течения будут, результата не будет, а яма будет становиться всё глубже.

В. К.: Разрыв между спортсменами, тренерами и болельщиками. На сегодняшний день я почему-то не могу смотреть футбол. Один умный футболист Бубнов сказал: "Ну, будем платить 100 тысяч рублей нашим футболистам, и они будут играть, они никуда не денутся. Там они никому не нужны, а тут будут играть, и за 50 тысяч будут играть". Я не понимаю. Если спортсмен любит свой спорт, хочет показать результат, он сначала будет думать о результате, а потом обо всём остальном. Кого бы я ни спросил, кто стоял на пьедестале почёта, все говорили: "Это счастье!" Я хочу сказать слова нашей известной мировой гимнастки Мухиной, которая была парализована: "Когда я выиграла чемпионат мира, я поняла, что это прошлое и уже надо готовиться к следующему". У нас много что неправильно. В любительском спорте не бывает экс-чемпионов мира, экс-чемпионов Европы: есть чемпион мира такого-то года, такого-то года. Есть только экс-чемпионы Олимпийских игр.

М. А.: Есть вопрос от наших слушателей: "13 лет боёв, 14 поражений — почему так рано ушли? Тренер Карачев всегда нам ставил вас в пример".

В. К.: Почему рано? Я начал заниматься боксом в 16 лет.

М. Ш.: Всего 221 бой.

В. К.: Я больше выступал на официальных соревнованиях, не проиграл ни одного международного турнира, хотя их было немало. Я всегда любил кураж в спорте и я всегда хотел идти с ринга, чтобы мой противник был уже не в состоянии проводить бой, то есть я был ярко выраженным нокаутёром. На чемпионате Европы я выходил и говорил: "Пойдём, посмотрим, какого русского будем бить". Пришлось нокаутировать призёра мира на первой минуте.

М. Ш.: Спасибо. У нас в гостях был Виталий Качановский, чемпион СССР, чемпион Европы, обладатель Кубка мира по боксу.

Выбор редакции

Loading...