Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Курортная реформа. Станут ли санатории альтернативой пятизвёздочным курортам

Фото: ©Сергей Мальгавко

Post cover

Заместитель руководителя Федерального агентства по туризму Сергей Корнеев рассказал о перспективах санаторно-курортного лечения в России.

И. КОЛЬКЕ: Добрый день! Сегодня обсуждаем туризм. Юрий Щегольков, журналист, со мной в студии. Юрий Юрьевич, добрый день! И наш сегодняшний гость — заместитель руководителя Федерального агентства по туризму Сергей Корнеев. Сергей Евгеньевич, здравствуйте!

С. КОРНЕЕВ: Здравствуйте!

И. К.: Начнём с того, что президент Владимир Путин сегодня на Госсовете на Алтае обсуждал меры по повышению социальной привлекательности санаторно-курортного комплекса в России. Мы тут с Юрием Юрьевичем за кадром говорили о том, что может получиться из этого что-то хорошее или нет. Пришли к выводу, что в таких странах, как Израиль, Южная Корея, где есть медицинский туризм или так или иначе что-то с ним связанное, — всё хорошо. А вот получится ли у нас сделать что-то подобное, чтобы привлекательность этого сегмента была?

С. К.: Должно получиться. Вот Вы назвали страны, которые очень хорошие, известные с точки зрения медицинского туризма, конечно, лидирующие во многом, но они идут по нашему опыту, который у нас в санаторно-курортном комплексе был разработан в советские времена. К сожалению, сейчас он недооценён. Совершенно правильна тема, которая была поднята. Что такое советский санаторий? Это была огромная система, которая находилась не только на юге. Это, конечно, Краснодарский, Ставропольский край. Это и Алтай, где сегодня проходил президиум Госсовета. Это самая северная санаторно-курортная зона, которая находится в Санкт-Петербурге, ещё исторический курорт, основанный Петром I. И эта система была уникальная, потому что это на стыке медицины и туризма было и есть. С одной стороны, это медицинские учреждения, с другой стороны, это медицинский учреждения, находящиеся в шикарных, интересных, уникальных местах. Лечиться можно с удовольствием, это был лозунг, который для современной санкультуры мы продвигаем и используем постоянно. Если мы вспоминаем известные спа или лечебные воды, европейские страны — Венгрия, Чехия, много их, Баден-Баден, — у них послабее был базовый персонал, потому что...

...наши санатории — это до сих пор 30—40 специалистов с высшим медицинским образованием. А европейские спа — это, как правило, специалисты среднего образования
Сергей Корнеев

То есть потенциал у нас был очень высокий. В какой-то момент — переломный момент — это всё было не то чтобы брошено, но каждый санаторий искал для себя схему выживания. Что-то осталось, что-то пропало, что-то превратилось просто в базы отдыха. Но потенциал до сих пор высочайший, потому что есть специалисты, которых в мире очень немного. Есть комплексы, хозяева, собственники которых нашли в себе силы, средства покупать современное медицинское оборудование. И они прекрасно процветают и развиваются. Есть те, которым надо помогать. Есть те, которых надо классифицировать, потому что после советских времён система по-разному развивалась, где-то ушло, а где-то осталась старая школа плюс новые медицинские возможности. Поэтому возможность лечиться и отдыхать одновременно, и медицинский туризм развивать, и проходить реабилитацию после медицинских операций, после больниц, — это уникальная возможность, которая у нас в стране есть. Сейчас стоимость медицинского, санаторного двадцатиоднодневного курса в хорошем санатории сопоставима со стоимостью отдыха на базе отдыха. Но там медицинские процедуры, там оздоровительные ванны, грязи, уникальные минеральные воды, которые у нас во многих регионах есть, — все они на слуху. Много уникальных вод, которые действительно помогают и оздоравливаться, что есть часть туризма, и лечиться, что необходимо для очень многих людей. Фантастический потенциал, пора навести порядок, пора систематизировать, пора определиться, это правильные задачи, которые ставит президент.

Ю. ЩЕГОЛЬКОВ: Если говорить об отелях, мы знаем, по какому порядку происходит их классификация. А кто может классифицировать санатории? Понятно, что та часть санаториев, которая относится к средствам размещения, это гостиницы. Но то, что касается медицины, здесь, наверное, какой-то другой регулятор должен быть. Кто этой системой должен заняться?

С. К.: Совершенно верно. Санаторно-курортный комплекс и сейчас на стыке медицины, и его деятельность в сфере медицины курируется официальными другими медицинскими организациями. О классификации надо думать, потому что санаторий это не гостиница. Часть услуг, предоставляемых курортнику, человеку, который приехал в санаторий, это услуги по размещению, услуги по отдыху и так далее, но не они главные. Большая часть услуг — это услуги как минимум оздоровительные, когда человек приехал просто на выходные, такое тоже может быть, приехал провести очистку организма. Я вот знаю курорт, где бассейн с минеральной водой, туда приезжают девушки просто плавать, потому что от минеральной воды волосы становятся лучше. Это тоже имеет право на существование. Но дальше это набор от оздоровления до лечения. Классическая программа ещё в советские времена врачами курортологами разработанная, 21 день лечения с определённым набором процедур, с распорядком: режим дня, режим приёма минеральной воды, режим процедур. Системы должны разрабатывать профессионалы, у нас есть профессиональная курортная организация, у нас есть большое количество специалистов именно в курортологии, которые прекрасно разбираются в санаториях и медицинской части. Эта система должна базироваться и на том, что санаторий ещё и специализируется — кто-то на лёгочных проблемах, кто-то даже на косметологических. Это как минимум три составляющих: специализация медицинская, соблюдение всех необходимых требований санаторных с точки зрения санаторного лечения и классификация по качеству. Трудно представить, что современный человек приедет в санаторий лечиться, если там разломанные кровати.

И. К.: Трёхзвёздочная система может получиться.

С. К.: Такая система должна быть многофункциональной. Это не прямая калька отелей. Это только одна из составляющих. Поэтому такую систему и надо разработать. Она совсем другая, новая. Об это говорили на Госсовете.

И. К.: А есть какой-то западный опыт, если брать? Вот в Белоруссии, я не помню, по-моему, нет. Я могу оценить то, что Вы перечислили: параметры качества, обслуживанием там, лечение для себя, кровать скрипит или что там с ней. Но вот в троечку вполне себе укладывается. Трёхзвёздочная система.

С. К.: Наверное. Это предстоит специалистам обсудить, решить. Задача такая поставлена, будем её решать. Много составляющих надо оценивать. Одно совершенно точно и важно. К сожалению, судьба наших санаториев была очень разная. Какие-то прошли период перемен очень хорошо, появились новые в довольно большом количестве уже современного периода, многие старые изменились до неузнаваемости. Кто-то нет. И современному потребителю важно знать, куда он едет, куда ему рекомендуют поехать, куда ему — турфирмы, или медицинские учреждения, или профсоюзные организации. Или в медицинской организации после прохождения лечения советуют поехать в такой-то санаторий. Надо понимать куда. Современный клиент должен чётко понимать, для этого нужна система оценки медицинских факторов, факторов гостеприимства, факторов соблюдения расписания и так далее.

И. К.: Юрий Юрьевич, вот вопрос прозвучал по поводу курортного сбора.

Ю. Щ.: Относительно недавно было обсуждение по поводу того, вводить ли туристический сбор для городов. И, по-моему, Министерство финансов РФ в своей оценке сказало, что очень трудно их вводить, потому что очень трудно собирать и контролировать. Но вопрос про деньги. Вопрос о том, введут эти сборы, хорошо это или плохо. Наверное, для курортов это будет хорошо. Для потребителей — не знаю. Вот у нас чем дальше, тем больше вопросов, связанных с туризмом, обсуждается в президиуме Госсовета на самом высоком уровне, это показывает значимость отрасли. Тем не менее происходят ли потом какие-то изменения в бюджетном финансировании этих процессов? Потому что даже реновация наших санаториев, которые переживают не самые хорошие времена, требует достаточно больших финансовых затрат. Либо, может, должна появиться какая-то новая федеральная программа по этому поводу?

С. К.: Что касается нашей санаторно-курортной отрасли и притока туда денег — деньги приходят разными способами. Санаторно-курортный комплекс наш недооценён потребителем сейчас, потому что он абсолютно конкурентоспособен, даже если сравнивать с самыми лучшими мировыми стандартами. Потому что санаторно-курортные учреждения в Европе — это два-три дипломированных специалиста на курорт, а у нас там 10, 15, 20 с очень неплохой подготовкой, разные, многофункциональные. Неоценённость эта возникла, в том числе, из-за отсутствия информации. Поэтому была поставлена президентом на Госсовете задача продвигать, то есть рассказывать, информировать об этих санаториях, об их возможностях. О них очень мало знают российские потребители, тем более иностранные. Хотя очень активно пользуются. Мы вот сначала говорили про медицину в Израиле. Хочу сказать, что очень большое количество бывших наших соотечественников, живущих в Израиле, хорошо понимают, насколько эффективно работают наши санатории, они приезжают в санатории Белоруссии, России, очень активно лечатся, отдыхают в наших санаториях, несмотря на то что у них прекрасная медицина, но в своей части, а здесь в своей части. И не только наши соотечественники. Могу сказать, что в санаториях юга России стали активно появляться, ими интересоваться и египтяне. Потому что старшее поколение египтян помнит, что Наср лечился в Советском Союзе, в Москве и на советском Кавказе. Одни помнят, одни не очень информированы, но у них есть в памяти, что это было высокое качество. И высокое качество сохранилось сейчас. Оно, может, где-то обветшало, но надо восстанавливать и продвигать. Курортный сбор — это одна из возможностей привлечь деньги, плюс продвижение, соответственно, привлечение новых клиентов. Каждый приехавший отдыхающий — это сам по себе инвестор, потому что он привозит свои деньги и тратит. Плюс инвестиционные проекты в рамках ФЦП.

Курортный сбор должен быть мягким. Он должен не отпугнуть
Сергей Корнеев

 Он должен помочь развиваться санаториям, при этом не отпугнуть потребителя. Потому что иначе в нём нет смысла. Если он будет большой, человек просто не приедет, не оставит свои деньги, не то что курортного сбора, помимо него не будет средств самого отдыхающего. Поэтому сумма названа правильно — 50—100 рублей. Это и было обозначено. Что касается денег в целом и внимания, третий президиум Госсовета так или иначе связан с туризмом, совсем недавно был Госсовет по внутренним водным путям, по рекам России. Там большой разговор состоялся о развитии речного круизного туризма, вообще речного туризма как одного из основных факторов для наших рек, для водного транспорта. И так далее. Надеемся, что это даст какой-то качественный результат. Почему это происходит? Потому что туризм сейчас — одна из немногих отраслей экономики нашей страны, которая не переставая растёт. В мире международный туризм с послевоенных лет, после Второй мировой воны, после пятидесятых годов ежегодно растёт, несмотря на мировые кризисы, катаклизмы, перемены в экономике, природные проблемы. Потому что человек XXI века — человек отдыхающий, путешествующий. Для современного человека обязательной частью его образа жизни являются путешествия, короткие или длинные, оздоровительные или активные, курортный отдых, потому что это как перезагрузка в компьютере. Люди понимают, мы понимаем — особенно, жители больших городов — что, не отдохнув хорошо, мы не сможем хорошо работать. Соответственно мы везём свои деньги туда, куда мы едем отдыхать. Если мы едем лечиться в санаторий, мы везём их в санаторий. Если мы едем по внутренним маршрутам, мы финансируем эти маршруты. Мы как инвесторы, как туристы, как путешествующие. Поэтому и в России то же самое. Мы видим рост внутреннего туризма, рост въездного туризма из Европы, в особенности из стран Азии. Мы боремся за международный туризм, мы стараемся помогать российскому туризму. Почему? Потому что это короткие деньги. Все говорят, что нет коротких денег. Туризм — это короткие деньги. Можно привлечь туристические потоки активной рекламной информацией достаточно быстро, потому что мы принимаем решения, куда мы едем за полгода, максимум, за год, а иногда и за неделю, за две. И всё, что мы с собой привезём — у каждого свои бюджеты — мы потратим. С удовольствием потратим на отдых, на оздоровление, на лечение. И это всё больше понимают руководители субъектов федераций, таких как Алтайский край например. Те субъекты РФ, которые вкладывали деньги в развитие туризма, сейчас снимают сливки, получают рост туристского потока, рост инвестиций, новые рабочие места, которые мало где ещё сейчас появляются в других отраслях. Что касается наших денег, вот министр культуры на президиуме Госсовета сказал, что ФЦП, к сожалению, в результате многочисленных секвестров почти на 80% была инвестирована. И нынешняя программа, операторами которой мы являемся, заканчивается в 2017 году. И министр поставил вопрос о решении её продления. Надеюсь, мы будем услышаны. Надеемся, хотя бы вернутся к показателям, заложенным в программе. Туризм как драйвер поддерживается нашим высшим руководством, оценивается его значение. Надеемся, что это даст быстрый результат, продолжение нашей ФЦП по более активной позиции тех регионов, которые ещё не поверили в туризм или недооценивают его значение. Те региональные и муниципальные власти, которые стали развивать туризм два-три года назад, сейчас за счёт этого просто живут, получают новые точки роста.

Ю. Щ.: Вот Вы назвали египтян, из Израиля кто-то ездит, Китай, понятно. А кому ещё интересно будет, если мы вернёмся к хорошему санаторно-курортному лечению, всё будет хорошо, не только для нас, для соотечественников, кому ещё это будет интересно? И сколько времени вообще потребуется?

С. К.: Если всё будет хорошо, потребуется всем. Просто надо пройти несколько этапов. Первый этап — задача поставлена нашими руководителями, президентом — разработать концепцию, навести порядок в этой системе, которая практически с постсоветских времён развивалась стихийно. Сейчас президент поставил задачу, создать концепцию, то есть определиться. Что в этой концепции должно быть? Очевидно, если мы говорим про международный рынок, у нас есть первый рынок, который работает уже сейчас, рынок наших соотечественников бывших, наших бывших сограждан по Советскому Союзу. Мы вот ездим в санатории Белоруссии, к нам приезжают с постсоветского пространства практически отовсюду. Даже из прибалтийских республик люди с удовольствием едут, отдыхают и лечатся в наших санаториях. А вторая часть, которую необходимо преодолеть, — это адаптация. Что я имею в виду? Мы поддерживаем несколько программ, так называемых программ гостеприимства. Программа адаптации учреждений культуры, туристских учреждений, гостиниц и всего, чего угодно для приёма китайских туристов, программа адаптации для приезда туристов из мусульманских стран. И думаем о программе для индийских туристов. Санаториев это тоже касается. Потому что если я приеду в санаторий лечиться — я китаец — то мне будет довольно сложно рассказывать через переводчика врачам о состоянии своего здоровья. Должны быть некие рекомендации, они довольно простые, как сделать так, чтобы было комфортно отдыхать, лечиться, находиться. Если это будет сделано, то востребованность будет точно. Потенциал наших санаториев выше, чем во многих странах мира.

Ю. Щ.: Буквально несколько слов об электронной путёвке, которую тоже сейчас стали обсуждать часто в СМИ. Я так понял, что закончен первый этап подготовки этого проекта. Буквально в двух словах расскажите, что это будет и как это будет? Какие там подводные камни?

С.К.: Как раз только что проводили встречу с туроператорами, обсуждали электронную путёвку. Для чего нужна электронная путёвка? Первое: электронная путёвка — это требование времени. Люди привыкли пользоваться электронными сервисами. Мы уже давно пользуемся электронными авиабилетами, с недавних пор пользуемся электронными железнодорожными билетами, системами бронирования гостиниц. Организованный туризм, то есть пакетные туры, которые так популярны, это большой сегмент туризма. Может быть, один из основных. По крайней мере, организованный туризм всегда на виду. Это туроператоры, поездки в разные страны, это чартерные рейсы. И требование XXI века — чтобы это было информатизированно. Это причина номер один. Причина номер два, вытекающая из первой причины, то, что в принятых, вступивших в силу изменениях в федеральном законодательстве о туризме сказано, что с первого января 2017 года электронная путёвка появляется как явление в российском туризме, как правовой механизм. Поэтому мы просто обязаны это делать, чтобы исполнить требование закона, подготовить рынок и нас всех к ведению этой нормы закона. Третья причина, самая главная, — это защита прав потребителей, туристов, которые покупают путёвки и защита добросовестных участников туристского рынка. Не секрет, что идея электронной путёвки появилась в тот период, когда у нас массово обанкротились выездные туроператоры. Что выяснилось. Туроператор прекратил свою деятельность, у него копились некие финансовые проблемы не один день, он не выдержал. И оказалось, что туристам вроде даётся возможность получить свои деньги путём страховки, действующих тогда механизмов финансового обеспечения, но денег по факту у туроператора нет. Он прекратил деятельность, накопил задолженность и не может нечего вернуть. И чтобы решить эту проблему, думали о том, что они должны быть  сопоставимы. Во-первых, каждый турист должен следить за действиями со своими деньгами. Вот он заплатил в турфирму. Он должен понимать, что ему забронирована гостиница, ему оформлен авиабилет и так далее. Он должен это видеть. Самый простой механизм контроля со стороны туриста — электронный. Чтобы все операции  с его деньгами, бронированием его тура он мог увидеть. Чтобы он мог, получив номер, увидеть, что забронирована гостиница, агентство передало деньги туроператору, оператор работает и так далее. И сопоставимость рисков. Это уже защита благонадёжных. Конечно, доверие подорвано ко всем. Люди не понимают, это хорошая турфирма или плохая. Вроде раз — одна обанкротилась, где гарантия, что другая не обанкротится. Вернуть доверие к рынку — это очень важная задача. Турфирмы в основном качественно работают, много лет потратили на то, чтобы вытроить свой бизнес, свои технологии, свои знания. Чтобы вернуть это доверие полностью, нам надо чтобы каждый турист понимал, что в данной турфирме его путёвка, чтобы ни случилось, обеспечена. Механизм электронной путёвки, механизм слежения, что сейчас у турфирмы тысяча туристов находится в поездках, и обеспечение есть на тысячу туристов, а если 10 туристов, оно может уменьшиться. Количество туристов увеличится в августе, и оно увеличится. Должно быть сопоставимо. Механизм не должен быть субъективным. Не могут ни в Ростуризме, ни в туристском сообществе следить друг за другом и давать оценки — вот эта фирма нормальная, у неё всё хорошо с финансами, а у этой чуть похуже. Во-первых, нам никто этого не скажет, во-вторых такой механизм открывает большие возможности для нехорошей конкуренции, для произвола госслужащих. Мы сами себя хотим обезопасить от этого, сделав прозрачную систему. Вот туристов количество выросло, мы видим, потому что электронные путёвки себе оформили. Туроператор выписал, а обеспечения недостаточно — тревожный сигнал: туроператор, прими меры, увеличь обеспечение. Или не принимай меры, но тогда мы на тебя обратим внимание. И механизм такого простого технологического контроля заложен в путёвке. Это сложный, многозадачный проект. Его техническое решение в начале прошлого года было сделано. Этот год — это год адаптации, чтобы было удобно всем туроператорам. Мы и сегодня, и неделю назад, и дальше будем — постоянно общаемся с разными туроператорами, у которых есть свои решения, свои сайты, порталы, своя система бронирования. Чтобы всё это работало между собой, чтобы была обеспечена защита персональных данных, все требования конфиденциальности туристских поездок, что очень важно, этого от нас требует закон. Много моментов, которые должны сделать так, чтобы система была всем удобна. И потребителю, и пользователю.

Ю. Щ.: Можно, наверное, уже подводить итоги во внутреннем сегменте. Этим летом что-то поменялось по сравнению с тем годом? Слышал, что вроде как всё стабильно и хорошо.

С. К.: Очень много меняемся. Мы двигаемся вперёд. Мы переживаем болезненный рост и в санаторно-курортном комплексе, и в туристском, и во внутреннем туризме. Пережив эти болезни, мы выходим на новый уровень. Очень позитивно движемся вперёд и на внутреннем, и на въездном туризме, и на санаторно-курортном туризме, отдыхе и лечении, о котором сегодня такой важный разговор состоялся в Алтайском крае.

И. К.: Какие территории, места?

С. К.:

Всё больше и больше регионов, территорий, городов начинают понимать, что туризм для них — главный драйвер, индикатор, локомотив развития не только экономики, но и нормальной жизни
Сергей Корнеев

Если город, территория, деревня привлекательны для туриста, значит, они красиво выглядят, опрятно содержатся. Это даст стимул нам всем заботиться о своём внешнем виде не только для себя, но и для гостей. Туризм — это возможность мотивированно гордиться своей страной, своим регионом, своей родиной. Почему мотивированно? Потому что туристы привозят за это деньги, создают рабочие места. Мы можем гордиться нашим потенциалом. Можем реализовывать его через туризм. Можем показывать туристам, гостям и при этом заработать деньги, строя новую инфраструктуру, облагораживая территории. Это всё за счёт денег туристов происходит. Турист — это маленький инвестор. Он их заработал в одном месте, приехал на место отдыха, с удовольствием их составил. Турист уехал — деньги остались. Они работают в экономике, тратятся на развитие.

И. К.: Заместитель руководителя Федерального агентства по туризму Сергей Корнеев. Спасибо.

Выбор редакции

Loading...