Регион

Уведомления отключены

Борьба за трезвость. Как в России и СССР боролись с пристрастием к алкоголю

11 сентября отмечается Всероссийский день трезвости. Он не является официальным государственным праздником, однако в этот день проводятся различные мероприятия, связанные с пропагандой трезвого образа жизни. Этот праздник регулярно отмечался начиная с 1913 года и до самой революции 1917 года, после чего исчез из календаря. Восстановлен он был спустя столетие, в 2014 году. Только в ХХ веке в России и СССР предпринимались как минимум 5 масштабных попыток борьбы с пьянством. Лайф вспомнил, какими методами в России боролись с этим пагубным пристрастием.

11 сентября 2016, 06:00
<p>Фото: &copy;&nbsp;<a href="http://propagandahistory.ru/1936/Sovetskie-antialkogolnye-plakaty/" target="_blank">propagandahistory.ru</a></p>

Фото: © propagandahistory.ru

Хотя алкоголь известен людям с незапамятных времен, в социальную проблему его чрезмерное употребление превратилось только в 19 веке, когда начали разворачиваться процессы урбанизации. Крестьянину было пить, во-первых некогда, поскольку с осени до весны он работал, а во-вторых, не на что, спиртное было отнюдь не дешёвым, а денег у крестьянина и без того было немного. 

В воспоминаниях иностранных путешественников 16—17 века встречаются упоминания о распространённом пьянстве в России, хотя на самом деле ситуация была чуть иной. Эти путешественники бывали в основном в крупных городах, где жили служилые люди и ремесленники, которые могли себе позволить ходить в кабак. А для крестьянина ситуация была такова, что сегодня ты пьёшь, а завтра умираешь от голода, потому что ничего не посадил и не вырастил. В таких условиях злоупотребление алкоголем было не слишком распространено. К тому же кабаки, которые могли торговать алкоголем, размещались в основном в крупных городах и имелись далеко не в каждом селе. 

Чрезмерное употребление алкоголя началось, когда совпали два процесса: резко подешевевшее производство алкогольной продукции и начало формирования рабочего класса. Даже неквалифицированный рабочий хоть и был небогат, но денег имел больше, чем крестьянин, поскольку ему регулярно платили зарплату, а крестьянин деньги имел только после продажи урожая. Оторванность от сельской общины, жизнь в чужих и незнакомых городах вдали от родных и нелёгкий физический труд на заводах в совокупности приводили к тому, что рабочие, особенно молодые, начинали злоупотреблять алкоголем. 

Эти процессы были одинаковыми во всех странах. И в Скандинавии начали бить тревогу и вводить различные ограничения ещё в середине XIX века. В России урбанизация началась немного позже. Примерно в последней четвертиXIX века жители городов стали замечать, что происходит что-то не то. На улицах стало появляться больше пьяных, чем раньше, которые вдобавок вели себя безобразно. 

Дело в том, что для крестьян, с их хроническим безденежьем, водка была дорогим и статусным предметом потребления. В деревне в основном преобладали не денежные отношения, а товарный обмен, деньги крестьянин имел после продажи урожая. А водка стоила хоть и не очень дорого, но и не была дешёвой. Если у крестьянина были деньги на водку, значит, человек он по сельским меркам обеспеченный. Выпив водки, крестьяне ходили по улицам с целью показать себя людям. Дескать, посмотрите на меня,  у меня есть деньги на водку, имею право выпить.

Но в деревнях над крестьянами была сельская община, которая давила на них коллективом и не позволяла совершать совсем уж вопиющих выходок. Деревенскому хулигану свои же могли всыпать розг или пристыдить. Но когда вчерашний крестьянин переезжал в город (зачастую в 15—16 лет), он оказывался вообще без какого-либо контроля, над ним не было ни общины, ни родителей, ни знакомых. А денег при этом становилось больше, и пролетарии радовали глаз горожан, демонстративно разгуливая по городам в пьяном виде. Разумеется, возле кабаков и раньше можно было увидеть пьяных, но теперь их стало больше и они ходили по улицам, как бы хвастаясь перед публикой. 

Это привело к тому, что в Уставе о предупреждении и пресечении преступлений появился пункт: "На обязанность полиции возлагается смотреть, чтобы по улицам и переулкам пьяных не было и чтобы те, которые по улицам и переулкам кричат и песни поют, ночью в неуказанные часы ходят и в пьяном виде шатаются, были забираемы и отсылаемы под стражу»". 

А в Уставе о наказаниях даже было предусмотрено наказание для не знавших меры любителей выпить: "За появление в публичном месте пьяным до беспамятства или в безобразном от опьянения виде виновные подвергаются аресту не свыше 7 дней или денежному взысканию не свыше 25 рублей». 

Чтобы было понятнее, цифра 25 рублей – это месячная зарплата неквалифицированного чернорабочего. Разумеется, столь крупные штрафы были редкостью. Впрочем, полиции было мало и ей хватало своих дел, поэтому не стоит думать, что она только и делала, что искала пьяных по улицам. 

Алкоголь издавна был важным средством пополнения государственного бюджета. В конце XVII – первой половине XIX века в России действовала т.н. откупная система платежей. Заключалась она в том, что откупщики регулярно выплачивали казне определённую сумму, взамен получая право торговать алкоголем на местах и забирать себе всю прибыль. Откупная система неоднократно менялась и в конце концов была заменена акцизной, когда на каждую проданную бутылку алкоголя устанавливался фиксированный налог. Акцизная реформа была проведена в 60-е годы XIX века и привела к резкому удешевлению алкогольной продукции, что по времени совпало с начавшейся урбанизацией, становлением капиталистических отношений и переездом крестьян в города. 

К началу ХХ века с развитием гражданского общества стали появляться различные движения за трезвость. Общества трезвости появились во многих губернских городах. Появлялись и трезвеннические религиозные движения, например, чуриковцы, названные по имени их лидера и вдохновителя Ивана Чурикова, учредившего союз христиан-трезвенников и организовавшего земледельческие колонии для своих последователей.

Появившиеся позже черносотенные движения также уделяли большое внимание пропаганде трезвости. Вместо алкоголя они агитировали пить чай. 

Антиалкогольная кампания 1914—1917 гг. 

Государство, хотя и предпринимало время от времени различные ограничительные меры, полностью отказаться от алкоголя ни разу не пробовало, поскольку он приносил в бюджет до 40% доходов в отдельные времена. Первая такая попытка была предпринята императором Николаем в 1914 году. В связи с началом войны и мобилизацией в стране была прекращена продажа водки и крепких спиртных напитков. Поначалу это была временная мера на время мобилизации, но затем её продлили до окончания войны. 

Стоит отметить, что этот сухой закон не был тотальным. Крепкие спиртные напитки могли продаваться, но только в ресторанах, при этом городским думам и земствам было дано право самостоятельно запрещать или разрешать торговлю спиртным на своей территории. Пиво вообще не запрещалось, однако акциз на него был увеличен, что вызвало повышение цен на него. Вином небольшой крепости также разрешалось торговать в регионах, где не было боевых действий. 

Алкогольные акцизы на тот момент приносили в казну примерно миллиард рублей дохода и являлись солидной частью бюджета. Ещё накануне войны, в 1913 году, часть общественности начала антиалкогольную кампанию. В прессе был поднят шум на тему невиданного доселе алкоголизма и безнравственности власти, которая наживается на людских жизнях. 

На самом деле, по нынешним меркам в те времена, можно сказать, не пили. 1913 год считается пиковым в употреблении алкоголя, при этом было употреблено всего 7,3 литра алкоголя на душу населения по максимальным оценкам, или 3,4 литра – по минимальным. Сейчас, по данным ВОЗ, в России употребляют 15,7 литра, то есть в несколько раз больше. При этом основная доля выпитого алкоголя приходилась на города, где его употребляли в 3 раза больше, чем на селе. 

При этом антиалкогольная шумиха в прессе была вызвана не столько заботой о здоровье нации, сколько намеревалась свалить неугодного министра финансов Коковцова – убеждённого сторонника сохранения акцизной системы – и заменить его на Барка, который выступал за отмену акцизов и введение прямого подушевого налога. Это была достаточно сложная и запутанная интрига придворных кругов и части политиков, которая закончилась победой Барка и смещением Коковцова. Барк ещё до войны убедил царя, что акцизы на водку – большое зло и её вообще надо запретить, а дыру в бюджете можно залатать денежной эмиссией и подушевым налогом. 

Поначалу общество с пониманием и одобрением отнеслось к идее сухого закона, но со временем людям захотелось выпить. В итоге произошёл настоящий бум самогоноварения, практически отсутствовавшего в прежние времена. Самогоноварение резко возросло примерно в середине Первой мировой и процветало до середины 20-х годов. 

Скорее всего, после войны сухой закон был бы отменён. Барк так и не сумел залатать дыру в бюджете, которую сам же спровоцировал и которая ещё больше увеличилась из-за необходимости военных затрат. Однако в 1917 году произошла революция и государство перестало существовать. 

Антиалкогольная кампания 1917—1923 гг. 

После революции запрет на торговлю водкой был продлен. Временное правительство опасалось, что люди пойдут захватывать и разворовывать казённые склады, где за время войны накопилось большое количество спирта, и они окончательно потеряют контроль над и без того слабо контролируемыми народными массами, разгорячёнными революционными процессами. 

Со временем погромы складов действительно начались, и уже захватившие власть большевики вынуждены были для противодействия этому создать целый отдельный Комитет по борьбе с винными погромами. Запрет на торговлю водкой был продлён (вино не запрещалось). В этом большевики руководствовались не вопросами нравственности или здоровья населения, а суровой реальностью. Политика военного коммунизма разрушила привычные товарно-денежные отношения, что привело к голоду, а производство водки требовало зерна. Кроме того, частная торговля в те времена считалась государственным преступлением, а создать государственную монополию на производство водки было некогда из-за войны.

Стоит отметить, что в годы Гражданской войны, несмотря на суровые кары, расцвело самогоноварение, благодаря практически полному прекращению существования государства. 

Необходимость восстановления экономики, практически разрушенной в результате революции и политики военного коммунизма, заставила большевиков вернуться к самому надёжному способу пополнения бюджета вскоре после окончания Гражданской войны. В 1923 году сухой закон фактически был отменен. С этого года разрешалась продажа спиртных напитков крепостью до 30 градусов, так появилась первая советская водка – "рыковка", названная так в честь председателя совета народных комиссаров Алексея Рыкова. Её отличительными особенностями были слабая крепость – всего 30 градусов – и дешевизна. Позднее стала выпускаться и 40-градусная водка и даже более крепкая, но на неё уже была государственная монополия (позднее была введена и винная монополия). 

Антиалкогольная кампания 1929 года 

Вторая советская кампания по борьбе с пьянством была развернута в 1929 году. К тому моменту НЭП был свёрнут, начиналась форсированная индустриализация, и в Кремле решили, что алкоголь будет отвлекать рабочих от ударного труда. Поэтому "по многочисленным просьбам трудящихся" началось закрытие пивных, которые переоборудовали в трезвеннические чайные, была запрещена продажа спиртного в праздничные и предшествующие им дни, а также в выходные. Запрещалось открывать в городах новые питейные заведения. Прекращалась продажа алкоголя в буфетах, рабочих клубах, театрах. На места спускали директивы о необходимости организации социалистических соревнований между предприятиями по искоренению пьянства. 

В рамках борьбы за трезвость был создан Всесоюзный совет противоалкогольных обществ, который развернул кампанию за трезвость. Алкоголизм бичевался на страницах прессы, организовывались лекции в рабочих коллективах о вреде пьянства. Высказывалась даже инициатива переделать все религиозные здания в специальные клубы для отвлечения от пьянства. Однако уже в следующем году кампания была свернута. 

Причиной сворачивания кампании стало то, что в Кремле посчитали цифры и пришли к выводу, что отказ от продажи водки приведёт к огромным недоборам и дыре в бюджете. Поэтому было решено, наоборот, увеличить выпуск спиртной продукции "в рамках укрепления обороноспособности страны". Сохранилось письмо Сталина Молотову, в котором он пишет: "Поляки наверняка создают (если уже не создали) блок балтийских (Эстония, Латвия, Финляндия) государств, имея в виду войну с СССР. <…> Откуда взять деньги? Нужно, по-моему, увеличить (елико возможно) производство водки. Нужно отбросить ложный стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки на предмет обеспечения действительной и серьёзной обороны страны. Стало быть, надо учесть это дело сейчас же, отложив соответствующее сырье для производства водки, и формально закрепить его в госбюджете 30–31 года». 

Антиалкогольная кампания 1972 года 

В следующий раз масштабно бороться с алкоголизмом начали уже при Брежневе. Во времена Хрущёва наконец был достигнут дореволюционный уровень быта и благосостояния, у людей появилось чуть больше свободного времени и денег, соответственно, сразу же выросло потребление алкоголя. 

Это не осталось незамеченным, пить при Хрущёве, и особенно Брежневе, действительно стали значительно больше, чем раньше. В 1967 году была создана система лечебно-трудовых профилакториев. Это были полутюремные учреждения, в которые принудительно отправляли злоупотреблявших алкоголем. Разумеется, не всех алкоголиков, а только самых буйных, которые мешали жить родственникам или соседям, хулиганили, буянили и т.д. 

В ЛТП они помещались на срок от года до двух. Решение о принудительном направлении в ЛТП принимал суд по ходатайству участковых милиционеров. Обитатели ЛТП в рамках "лечения", как правило, занимались различными общественными работами. Кроме того, им пытались привить рефлекторное отвращение к алкоголю. Тогда считалось, что это перспективная методика. Просто так покинуть профилакторий было нельзя, там был полутюремный режим, но при этом пребывание там не считалось судимостью. 

В брежневские времена до полноценного сухого закона не дошло, однако ограничительные меры были введены. Была организована пропагандистская антиалкогольная кампания, предприняты меры по организации досуга трудящихся в выходные и праздничные дни, увеличено количество спортивных площадок и т.п. общие меры.

Были предприняты и более конкретные усилия: сокращено количество магазинов, торгующих алкогольной продукцией, за исключением непрофильных магазинов, которым разрешалось торговать пивом, шампанским и винами. Также была запрещена продажа водки в районах заводов, больниц, школ, строек, вокзалов и т.д. В остальных местах водкой можно было торговать только с 11 утра до 19 вечера. 

Кроме того, было прекращено производство водки крепостью свыше 40 градусов.  Этими мерами брежневская антиалкогольная кампания и ограничилась. 

Антиалкогольная кампания 1985 года 

Антиалкогольная кампания, оставившая наибольший след в памяти людей. Горбачеву её припоминают до сих пор. Несмотря на все ограничительные меры, потребление алкоголя росло как в 70-е, так и в 80-е годы. Возможно, на это так и не обращали бы внимания, но к 80-м годам началось падение темпов роста советской экономики и, наконец, окончательная стагнация. 

Партийные деятели долго ломали голову над тем, в чём кроется причина этого явления, и в конце концов решили, что во всём повинен упавший дух строителей коммунизма и их морально-нравственное разложение. Проще говоря, люди стали много пить, поэтому работают без энтузиазма. 

Двое членов Политбюро – Соломенцев и Лигачёв – выступили с инициативой борьбы с пьянством. Их поддержал Горбачёв, а следом и остальной состав Политбюро. В мае 1985 года началась активная фаза антиалкогольной кампании. Предполагалось сократить производство алкогольных напитков, резко повысить цены на алкоголь, резко снизить количество магазинов, торгующих алкогольной продукцией. Те магазины, которые остались, работали меньшее время – с 14 часов дня до 19 часов вечера. Поскольку значительная часть людей в это время работала, доступ к алкоголю оказался для них затруднён. 

Разумеется, тех, кто страстно желал выпить, это не останавливало, но тех, кто выпивал по настроению, – да. Сокращение потребления алкоголя произошло именно за счёт этой категории. 

В добровольно-принудительном порядке проводились безалкогольные свадьбы, из баров исчезал алкоголь, серьёзные усилия были направлены на борьбу с распитием спиртного в общественных местах. Попавшие в руки милиции в состоянии алкогольного опьянения могли получить серьёзные проблемы на работе, а члены партии и вовсе положить партбилет на стол. 

Антиалкогольная кампания привела к противоречивым результатам. С одной стороны, она привела к сокращению смертности и повышению рождаемости. С другой стороны – резко возросло количество отравлений различными спиртосодержащими жидкостями и самогоноварение. И главное – бюджет недополучил достаточно большую сумму. Советский бюджет был устроен так, что цены на продукты первой необходимости (хлеб, сахар) дотировались за государственный счёт и оставались на низком уровне, однако в условиях сокращающейся экономики и ещё более усугубившего ситуацию недополучения доходов дотировать эти продукты стало невозможно. Нельзя говорить о том, что антиалкогольная кампания привела к экономическому краху СССР, но она сделала существенный вклад и поспособствовала дальнейшим экономическим проблемам. 

К слову, достаточно быстро это поняли и в Кремле. Уже в 1987 году, всего через два года, кампания была свернута, хотя отдельные ограничения на продажу алкогольных напитков сохранялись до самого распада СССР. С тех пор никаких масштабных кампаний уже не проводилось.

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 4

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
avatar
MrSavlad11 сентября 2016, 15:50

цена на сахар в СССР как раз не дотировалась, он стоил недёшево, как минимум в 2 раза дороже чем сейчас в сравнении с остальными продуктами. наверно специально сделали, чтобы меньше самогона гнали. сейчас тоже можно цену на сахар в 2 раза поднять и сделать гос. монополию на производство и продажу спиртного.

Показать ответы
avatar
Инкогнито Нескажу11 сентября 2016, 08:56

Ну как это не проводилось больше антиалкогольных кампаний? А нынешнее несуразное повышение акцизов с 2009 года - это разве не кампания? Купить формально можно, но цены на качественный алкоголь такие, что его никто практически не покупает. В алкогольных отделах гипермаркетов не бывает покупателей. В то же время растёт самогоноварение и укрепляется спиртовая мафия, растут объемы продаж контрафакта и суррогатов. А бюджет также теряет деньги, как при прямом запрете.

Показать ответы
avatar
Василий Кравцов11 сентября 2016, 07:45

Боролись, а что было плохо? Наоборот, мало боролись!

Показать ответы

Новости партнеров

Layer 1