Регион

Уведомления отключены

Войну завершают танки. Генерал-майор рассказал, как вооружена танковая армия РФ

В преддверии Дня танкиста командующий Первой гвардейской танковой Краснознамённой армии генерал-майор Александр Чайко рассказал о танковой армии.

10 сентября 2016, 17:15
<p>Фото: &copy;РИА Новости/Максим Блинов</p>

Фото: ©РИА Новости/Максим Блинов

Е.ОЯ: Добрый вечер. У микрофона Елена Оя и гость программы "Генштаб" военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко. Игорь Юрьевич, здравствуйте.

И. КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте.

Е.О.: И командующий Первой гвардейской танковой Краснознамённой армии генерал-майор Александр Чайко. Александр Юрьевич, приветствую вас.

А. ЧАЙКО: Здравствуйте.

Е.О.: Игорь Юрьевич, первый вопрос к вам. Какова обстановка на западных границах, учитывая то, что НАТО уже в открытую говорит, что Россия не партнёр. Началось активное размещение баз НАТО в Прибалтике.

И.К.: Действительно, после Варшавского саммита Североатлантического альянса, где фактически произошла смена ориентиров в деятельности НАТО, мы наблюдаем усиление военной активности и, я бы сказал, смену риторики в ходе выступления официальных лиц Североатлантического альянса. Связано это с тем, что, непрерывно расширяясь 20 лет под разговоры о партнёрстве, сегодня вот это самое партнёрство с Россией уже не является для НАТО актуальным, тематика взаимоотношений. И наша страна, в отношении неё звучат уже достаточно неприятные высказывания, где заявляет военное и политическое руководство НАТО о том, что Россию надо сдерживать и устрашать. То есть это однозначно свидетельствует о том, что новые стратегические концепции альянса рассматривают Россию уже не в качестве партнёра, а, вероятнее всего, в качестве противника. Мы наблюдаем повышение разведактивности, сил и средств, прежде всего ВВС США, но и других ВВС стран – членов НАТО. Увеличились в разы полёты разведывательного характера, фактически вдоль всей западной границы наблюдаем повышенную активность самолётов-разведчиков, которые ведут радиоэлектронную разведку на глубину до 500 км вглубь территории России. Мы вынуждены на это реагировать, осуществляя перехват этих самолётов и их государственную идентификацию, потому что, несмотря на предложенный нашей стороной проект документа, в соответствии с которым и российские, и натовские самолёты были обязаны включать транспондеры при выполнении полётов над акваторией Балтийского моря, к сожалению, эта российская инициатива, поддержанная, кстати говоря, нейтральной Финляндией, до сих пор не нашла адекватного реагирования со стороны НАТО. Поэтому, когда мы слышим от наших западных коллег упрёки в том, что Россия ведёт себя агрессивно, она непредсказуема, это просто наглая и циничная ложь по той причине, что все попытки России сделать военную деятельность и нашу, и натовскую более прозрачной, предсказуемой наталкиваются на отказ альянса от реальных соглашений в данной сфере. Принятыми решениями на Варшавском саммите альянса оформлено прибытие передовых контингентов, в частности Объединённых вооружённых сил стран – членов НАТО на территории Литвы, Латвии, Эстонии, Польши. В перспективе, очевидно, это будут уже не просто отдельные батальоны, как планируется сегодня, а куда более существенные боевые силы. Мы не можем исключать, что НАТО может пойти и на выход из соответствующих соглашений, в частности из основополагающего акта Россия — НАТО, где есть определённые ограничения, пусть не юридически чётко закреплённые, но, тем не менее, прописанные, в соответствии с которыми НАТО обязуется не размещать существенные боевые силы на территории новых стран — членов НАТО, не размещать там ядерное тактическое оружие. Ну, всё это в любой момент, опять же исходя из политической конъюнктуры, может быть пересмотрено. В перспективе мы, подчеркну ещё раз, можем увидеть и новые военные базы, и другие объекты военной инфраструктуры на территории стран, непосредственно граничащих с нашей Россией. Поэтому относиться ко всем этим вопросам надо крайне серьёзно. Тем более что диалог фактически между Россией и НАТО по вине альянса заморожен, попытки Росси выйти на решение тех или иных проблем, достичь тех или иных соглашений наталкиваются на упорное сопротивление, не действуют никакие ограничительные меры по размещению Вооружённых сил в Европе. И в этих условиях, конечно, мы очень серьёзно должны анализировать всё: и военные учения НАТО, и те решения, которые принимают в Брюсселе, которые носят такой долгосрочный стратегический характер, для того, чтобы вовремя увидеть материализацию угроз вдоль наших границ и при необходимости дать на них адекватный ответ. Это абсолютно необходимо делать, потому что сегодня могут произноситься любые слова, но всегда о намерениях надо судить по имеющемуся военному потенциалу. Сегодня потенциал НАТО, я напомню, в четыре с половиной раза превосходит по численности личного состава, по технике Вооружённые силы РФ. Последние учения НАТО, которые проводились, в частности, с широким охватом Балтийского региона, говорят о том, что альянс серьёзно рассматривает вероятность ведения боевых действий против РФ, и мы не можем это не учитывать.

Е.О.: И какие наши действия? Вот какие меры Минобороны предпринимает, чтобы нейтрализовать эту угрозу, если вы говорите, что она есть?

И.К.: Во-первых, у нас все эти решения готовятся Генеральным штабом Вооружённых сил, исходя из анализа конфигурации соотношения сил и средств на наших западных границах. Разумеется, Министерство обороны готовит те или иные решения, учитывает это в плане обороны РФ. Ну, все финальные решения, конечно, принимает президент, как верховный главнокомандующий. Но, во всяком случае, судя по тем заявлениям, которые были сделаны для СМИ, в частности официальными должностными лицами российского Минобороны, приняты решения, в соответствии с которыми мы усилим на определённых направлениях наши группировки войск, исходя из необходимости парирования тех угроз, которые являются актуальными или могут стать для нас реальными в ближайшие годы.

Е.О.: Александр Юрьевич, встречаемся мы в преддверии Дня танкиста, отмечаем 70-й юбилей в этом году. Вкратце расскажите нам историю появления этого праздника. Вот насколько мне известно, ещё в 14-м году мы отметили столетие Танковых войск России. Почему такая несостыковка?

А.Ч.: Танковые войска принимали активное участие и в Первую мировую войну, и в Великую Отечественную войну. По завершении Великой Отечественной войны на основании указа Верховного совета Советского Союза от 1 июля 1946 года за активный вклад в обороноспособность государства Танковые и Механизированные войска были удостоены этого праздника. То есть проведён анализ применения Танковых войск за весь период ВОВ и Первой мировой войны.

Е.О.: То есть фактически 102 года мы отмечаем?

А.Ч.: Фактически да.

Е.О.: Армия сформирована недавно, танковая армия наша. Мы знаем, что её восстанавливали, как, по крайней мере, обозначали журналисты этот процесс. Сохранилась ли преемственность, легендарность той Первой танковой армии, которая штурмовала Берлин в 1945 году?

А.Ч.: Да, история Первой танковой армии несёт за собой серьёзные мероприятия.

Первая гвардейская танковая армия имени Катукова принимала участие  в четырёх стратегических операциях начиная с 1943 года
Александр Чайко

 И первым командующим был маршал Бронетанковых войск Катуков. На сегодняшний день армия восстанавливает практически все традиции этой армии. Мы ежегодно отмечаем праздник – День образования Первой танковой армии. И в этом году ветераны, военнослужащие Первой танковой армии, вышли с ходатайством перед министром обороны РФ о присвоении звания имени Катукова нашей прославленной армии.

Е.О.: Что сегодня танковая армия из себя представляет, мы, конечно, все знаем по параду. Все видим эти танки, все очень любят смотреть и радоваться. Но что входит в её состав сегодня? Помимо танков, наверное, что-то есть.

А.Ч.: Сегодня наша Первая танковая армия является уникальным объединением, которое включает в себя прежде всего мотострелковые, танковые, ракетные, зенитные ракетные соединения и воинские части. И по своему боевому составу, боевым возможностям не уступает ни одному из объединений всех Сухопутных войск. Армия дислоцируется в четырёх субъектах РФ. Управление армии находится в населённом пункте Баковка Одинцовского района. В составе армии – легендарные соединения, такие как Таманская мотострелковая дивизия, Кантемировская танковая дивизия. В полном объёме управление армии позволяет в установленные сроки выполнить поставленные задачи. На базе Второй мотострелковой дивизии сейчас идут испытания Единой системы управления тактического звена  "Созвездие", которое показало себя в ходе учения "Кавказ".

Е.О.: А какое вооружение, техника? Как происходит переоснащение? Мы понимаем, что сейчас техники приходит очень много новой. Вот как этот процесс переоснащения происходит у вас?           

А.Ч.: В соответствии с Государственным оборонным заказом в соединения и части армии, как и во все соединения и части ВС, поступают новые образцы вооружённой техники. На сегодняшний день мы в полном объёме завершили перевооружение на глубоко модернизированном танке "Т-72Б3", ракетная бригада переоснащена на ракетные комплексы "Искандер", зенитно-ракетные подразделения перевооружаются новыми ЗРК "Тор-М2У". Наряду с этим общая укомплектованность новыми образцами техники на сегодняшний день составляет до 40%. В будущем к 2020 году общая укомплектованность новыми образцами будет составлять до 80—90%.

Е.О.: Александр Юрьевич, в чём особенность подготовки? Вот молодые люди, которые приходят, которые хотят стать танкистами, к ним требования какие?

А.Ч.: Прежде всего мы начинаем отбор военнослужащих, которые выпускаются из вузов, ещё до государственных экзаменов. Военнослужащий должен стремиться быть танкистом до конца своих дней. Если рассматривать выпускников нынешних вузов, то обучение именно применительно к танковым подразделениям начинается со второго курса. И курсант сразу понимает, может он стать танкистом или не может, потому что сейчас, если рассматривать все учебные военные заведения на базе именно общевойсковых вузов, обучают по всем родам. И думаю, что каждый военнослужащий сам определяет для себя своё направление. Поэтому мы в принципе уже на первых порах, на втором курсе, начинаем рассматривать и отбирать для танковых войск конкретных офицеров. В рамках проведения стратегического учения "Кавказ" на базе Второй Таманской мотострелковой дивизии, как я ранее говорил, мы в полном объёме отработали и испытали работоспособность комплекса тактического звена "Созвездие". Вторая дивизия, наряду со всеми частями Южного военного округа, показала себя как дивизия, которая способна выполнить поставленные задачи. И наряду с тем комплекс "Созвездие" показал, что командир любого звена в определённое время может определить с помощью автоматизированной системы направление деятельности, направление сосредоточения основных усилий и передать в установлённом порядке команду-сигнал на выполнение данной задачи в кратчайшее время, позволяет прежде всего сократить время принятия решения, передачи сигнала и организации всех видов боевых действий. Так, например, дивизия выполняла мероприятия как в оборонительных мероприятиях, в наступательных, в том числе и форсировала реку Дон, протяжённость составила до 200 метров. Это позволяет говорить, что в принципе мы выходим на высший уровень передачи управленческих звеньев от командира дивизии до последнего солдата.

Е.О.: Когда вы общаетесь с молодыми людьми, ведь наверняка вы замечаете какие-то изменения. Допустим, последние пять лет. Вот какая-то мотивация, может быть, изменилась, которые приходят и только начинают?

А.Ч.: Если раньше мы очень долго считали и старались как-то заагитировать на службу в ВС, на сегодняшний день стимул прохождения службы довольно-таки высок. И даже те военнослужащие и молодые ребята, которые приходят в армию по истечении пяти лет, которые они проходили в вузах, приходят на один год, даже здесь они уже рассматривают вопрос о подписании первого контракта. То есть настолько вырос стимул прохождения службы, что каждый солдат, несмотря на то что имеет вуз за спиной, всё равно пытается как-то себя показать в ВС, в том числе и в последующем в присвоении воинских званий лейтенанта.

Е.О.: А почему девушек у вас нет?

А.Ч.: Кто вам такое сказал?

Е.О.: Есть девушки-танкисты?

А.Ч.: И девушки есть.

Е.О.: У них какие-то наверняка есть требования к физической подготовке?

А.Ч.: У нас есть в соответствии с приказом министра обороны перечень должностей, которые могут замещаться военнослужащими женского пола. Это прежде всего, если смотреть в органах управления, и переводчицы, и психологи, и военнослужащие-связисты, которые на сегодняшнем этапе составляют серьёзную конкуренцию военнослужащим-мужчинам. Они умеют работать на различных средствах связи, тем самым упрощая работу и давая возможность военнослужащим мужского пола выполнить свой воинский долг. Ну, и нельзя забывать именно про военнослужащих-женщин, которые и в годы войны, и на сегодняшний день выполняют задачи свои по оказанию первой медицинской помощи. Это наши медицинские учреждения. Любой солдат, увидев военнослужащего-женщину, старается сам приподнять свой воинский моральный дух. Если видит мужчину в медицинском учреждении, то, наоборот, как-то старается себя понизить чуть-чуть.

Е.О.: Но в танке они не сидят всё-таки?

А.Ч.: В танке они не сидят.

Е.О.: Там сложная какая-то физическая работа?

А.Ч.: На сегодняшний день любым танком может управлять даже ребёнок. Все системы наведения, все системы огня настолько просты, что задумываться никому не надо. Нажимаешь одной рукой на кнопку замера дальности, а другой рукой нажимаешь на кнопку ведения огня – вот и всё.

Е.О.: Очень интересно. Как показали себя военнослужащие армии на различных крупных учениях, конкурсах? Мы знаем, что череда  в последние годы, а вот в этот год очень много различных конкурсов армейских прошло. Вот те самые ребята молодые, которые пришли, как они себя продемонстрировали?

А.Ч.: Если рассматривать 2016 год, он, конечно, был в полном объёме в высокой интенсивности для мероприятий оперативной боевой подготовки. Все соединения и воинские части армии принимали  активное участие во всех учениях этого года, начиная с мероприятий оперативной подготовки на полигоне Мулино, где на базе нижегородской Шестой танковой бригады проводился сбор руководящего состава, где воины-танкисты показали все новшества, требующиеся от ВС в боевой подготовке. Затем впервые применились подразделения Танковых войск на учениях "Взаимодействие" с подразделениями КСОР ОДКБ, где воины-танкисты Четвёртой Кантемировской танковой дивизии участвовали в проведении контрудара, тем самым выполнили поставленную боевую задачу по замыслу учений. И не успев вернуться с одного учения, соединения и воинские части армии были подвергнуты внезапной проверке и переместились на полигоны незнакомой местности Южного округа, где на сегодняшний день возвращаются в пункты постоянной дислокации. Хочу сказать, что все соединения и воинские части были оценены положительно, были отмечены министром обороны и начальником Генерального штаба.

Е.О.: Игорь Юрьевич несколько предыдущих разговоров повторял постоянно одно и то же, что сейчас война пройдёт в течение двух недель, насколько я понимаю, что это будет решаться в течение двух недель.

И.К.: Я говорил немножко не так. Я говорил, что первая фаза активных боевых действий – это в первую очередь, конечно, по опыту ведения боевых действий США и НАТО против слабого противника, это первые две недели ударом высокоточного оружия.

Е.О.: То есть мы говорим про средства ПВО?

И.К.: Нет. Мы говорим про средства высокоточного нанесения ударов. Ещё раз повторяю, это на примере, когда США и НАТО вели войну против более слабого по потенциалу противника.

Е.О.: Какое место занимают Танковые войска в этих активных действиях? Раньше всё время говорили, что танкист прежде всего ассоциируется у нас со Второй мировой войной, танк победил войну, говорят. Сейчас не обидно, что как-то на задний план отошли танкисты? Или вы всё-таки своё место заняли? И какое оно?

А.Ч.: Я уверен, Игорь Юрьевич прав. Конечно, начальная фаза любой стратегической операции будет, прежде всего, в течение двух недель. Действительно, любая страна рассматривает кратчайшее завершение любых боевых действий. Но завершающий этап, я уверен, что без танковых и мотострелковых подразделений необъясним. Да, мы нанесём удары по критически важным объектам, мы нанесём разрушение инфраструктуре, мы нанесём какой-то урон. Но пока, как я всегда говорю, нога воина не наступит на ту землю, которой необходимо овладеть, никакому конкретному итогу не быть. 

Танковые войска – это тот род войск, который будет применяться на завершающем этапе для восстановления утраченного положения
Александр Чайко

Е.О.: То есть последнее слово будет за вами?

А.Ч.: Только за танковыми войсками.

Е.О.: Семидесятилетие, повторюсь, мы отмечаем буквально завтра. А как обычно празднуют военнослужащие? Может быть, есть какие-то традиции? И как непосредственно в этом году будут отмечать?

А.Ч.: В этом году в связи с тем, что, как вы отметили, юбилей, в армии проработан целый план этих мероприятий. Во всех регионах, где дислоцируются воинские части, будут проведены торжественные мероприятия. Например, в Алабино, это во Второй Таманской мотострелковой дивизии, это всё будет приурочено к завершению форума "Армия-2016", будет проведена историческая реконструкция – показная операция начального периода войны с участием артистов, затем будет динамический показ вооружения и образцов, находящихся на вооружении армии. В Баковке, где дислоцируется штаб армии, мы открываем бюст маршалу Катукову, пригласили ветеранов Первой танковой армии, которая участвовала в ВОВ, есть ещё наши ветераны, пригласили и ветеранов Первой танковой армии послевоенного периода, которые также будут принимать активное участие. В Мулино, где дислоцируется Шестая танковая бригада, будут проводиться мероприятия на Сормовском заводе, где вышел первый танк "Т-34", затем уже в пунктах постоянной дислокации с привлечением родителей военнослужащих: день открытых дверей, демонстрация образцов вооружения и техники. Ну и самое главное, сегодня будет проведено торжественное собрание под руководством главкома Сухопутных войск в городе Москве.

Е.О.: Ну а как обычно? Вот какой-то, может, обычай или традиция, как танкисты справляют свой праздник?

А.Ч.: Танкисты справляют свой праздник рядом со своими танками, потому что самый главный праздник – это готовый боеспособный танк. Конечно, мы начнём с парков боевых машин.

Е.О.: А вот, кстати, когда корабль пускают на воду, разбивают бутылку шампанского. С танком такой традиции нет?

А.Ч.: Мы не получаем один танк, мы получаем сразу танковое подразделение.

Е.О.: Где же взять столько шампанского? Я вас поняла. Ну и наверняка военнослужащим будет приятно услышать от вас личные поздравления, и всех сопричастных тоже поздравьте, пожалуйста.

А.Ч.: Пользуясь случаем, хотел бы поздравить всех военнослужащих, всех танкистов с настоящим праздником, пожелать здоровья, удачи, успехов и, главное, победы в их нелёгком труде.

Е.О.: Александр Юрьевич, спасибо большое. У нас в гостях был командующий Первой гвардейской танковой Краснознамённой армии генерал-майор Александр Чайко.

А.Ч.: Спасибо.

Е.О.: Продолжаем разговор. Игорь Юрьевич, каковы перспективы в Танковых войсках с точки зрения перевооружения новой боевой техники сегодня?

И.К.: Ну, мы помним известную всем фразу из известной песни: "Броня крепка, и танки наши быстры". Собственно, вот если говорить о тех требованиях, которые предъявляются, то это вот два основных требования – танк должен быть хорошо защищён от поражения  противником на поле боя, и, разумеется, они должны совершать быстрые эффективные манёвры для того, чтобы добиваться успехов в бою. Вот все эти, а также ряд других важных критериев реализованы сегодня в новейшей российской разработке – это танк пятого поколения "Армата". Очень много было разговоров по поводу, что представляет из себя этот танк, потому что разговоры были засекречены. Даже внешний облик танка "Армата" являлся государственной тайной. И только буквально в канун Семидесятилетия Победы гриф секретности был снят – и мы увидели эти танки сначала на парадной площадке в Подмосковье, где шла тренировка, а затем уже на улицах Москвы, в том числе в ходе Парада Победы Девятого мая. Перспектива, разумеется, наших танковых войск связана с перевооружением на танки пятого поколения. Конечно, это не одномоментный процесс. Почему? Во-первых, сегодня выпущена только первая партия опытных танков "Армата". Они проходят необходимые циклы испытаний. Как всегда, техника должна показать свои возможности в реальных боевых условиях, то есть в поле. В зависимости от нюансов, которые возникают, проводятся необходимые корректировки для того, чтобы уже серийный танк был избавлен от каких-то мелких погрешностей, либо были проведены какие-то модернизации, улучшения конструкции, решён ряд других вопросов, потому что всегда на этапе испытаний в конструкцию любого образца вооружения вносятся какие-то изменения. Поэтому перспектива, разумеется, российских Танковых войск – это танк пятого поколения "Армата". Вот только что в ходе форума "Армия-2016" Министерство обороны объявило о том, что подписан первый контракт с корпорацией "Уралвагонзавод" на первую закупку более ста таких танков пятого поколения. Конечно, этого мало. Мало по той причине, что сто танков не делают погоду. Но важно начать и дальше изыскивать средства на закупку этого вида вооружения. Могу сослаться на статью Владимира Путина. Эта статья была опубликована  в 2012 году в "Российской газете", она называлась "Быть сильными". Как раз там было написано, что, по мнению президента, необходимо иметь в составе ВС России как минимум 2200 танков "Армата". Вот, собственно, тот ориентир, на который нам надо смотреть, учитывая, что это программная планка, которую поставил президент страны. Что такое танк пятого поколения? Чем он отличается от танков предшествующих поколений? Ну, во-первых, надо сказать, что Россия первая страна в мире, которая разработала танк пятого поколения. Другие страны, известные как центры мирового танкостроения, это, конечно, США, Германия, Франция, Великобритания, они пока даже не приступали к отработке танка пятого поколения, а мы уже его создали. Принципиальное отличие "Арматы" от всех остальных танков заключается в том, что экипаж размещён в специальной бронекапсуле, и боекомплект, горюче-смазочные материалы, всё другое вынесено за контур бронекапсулы, где находится личный состав. Поэтому  при, допустим, действии на поле боя в случае поражения танка, в случае детонации боекомплекта в танках предшествующих поколений, тех, которые сегодня находятся на вооружении, в том числе  в западных странах, происходила практически мгновенная гибель экипажа. Здесь же экипаж может не просто выжить в этой бронекапсуле, но и сохранить свою работоспособность, тем самым мы знаем, что главные на войне – это всё-таки не техника, а люди, особенно обычные люди экипажа. Танк "Армата" максимально автоматизирован. То есть действительно там управление ведётся, как в компьютерной игре, джойстиками, там большие жидкокристаллические экраны сенсорные, и экипаж имеет возможность оценивать боевую обстановку со всех ракурсов. То есть обзор в 360 градусов. При этом весь процесс боевого управления танком максимально автоматизирован. И действительно это новое слово в развитии вооружения военной техники. Степень автоматизации танка "Армата" настолько велика, что есть даже планы у Министерства обороны иметь где-то к 2018 году роботизированные танки "Армата", то есть без экипажа. То есть степень автоматизации, обмена информацией, возможность дистанционного управления такова, что танк является элементом сетецентрической войны, а, следовательно, может получать команды, выполнять их, передавать эти команды, действовать в составе группы танков, получать целеуказания на поражение конкретной цели на поле боя, всё в автоматическом режиме. Это очень важно. Ну и наконец, это новые принципы войны XXI века, и танк "Армата" полностью вписывается в эту концепцию  боевых действий. Я могу подтвердить слова нашего гостя, что, конечно, высокотехнологичная война, которая сегодня может быть, например, если её развяжут против России, она не может закончиться победой с использованием противником высокоточных средств поражения, потому что у нас есть надёжная система ВКО. Часть сил и средств противников в случае нападения на Россию будет уничтожена. Поэтому нас, Россию, не поставить на колени так, как Штаты поставили, например, Югославию, или как НАТО – Ливию, ряд других стран. Поэтому, конечно, бронетанковая техника, танки, как главная ударная сила Сухопутных войск, и в XXI веке будет иметь очень важное значение.

Е.О.: Ну, если говорить об интересе иностранцев к той же "Армате", он велик?

И.К.: Я могу сказать, что в целом Россия является одним из признанных мировых лидеров танкостроения. Огромное количество советских, потом российских танков находится сегодня на вооружении целого ряда иностранных государств. В первую очередь, конечно, это танки Т-72, в последние годы Россия уже активно поставляла целому ряду своих зарубежных партнёров танки Т-90С. Ну и в ряде государств до сих пор находятся даже на вооружении  танки Т-55. Я был в прошлом году на выставке вооружений в Перу, вот там основа Сухопутных войск – это перуанские танки Т-55, закупленные ещё у Советского Союза. Они по-прежнему находятся в прекрасном состоянии, прошли там определённую модернизацию и способны также успешно решать боевые задачи. Что касается танка "Армата", в первую очередь мы будем ориентироваться на насыщение этими танками наших ВС. Вот я уже сказал, программная цель, которую объявил президент, – 2220 танков "Армата" должно поступить. Что касается поставок на экспорт, я могу сказать, что до момента, пока мы не насытим этими танками наши собственные ВС, поставок на экспорт не будет. В перспективе нельзя исключать, что будет разработан экспортный образец танка "Армата", и тогда он может быть предложен на экспорт тем или иным странам, если они проявят к этому интерес. Пока, ещё раз повторю, поставки из России идут, в основном это танки Т-90С, это как поставка готовых изделий, так и организация лицензионного производства. Например, в Индии Россия развернула лицензионное производство танков Т-90С. Там объём контракта уже свыше 320 танков. То есть интерес очень большой. Но мы, поскольку техника абсолютно новая и она предназначена для российской армии прежде всего, когда уже выполним программные цели, поставленные президентом, будем рассматривать возможность экспорта.

Е.О.: В первой части программы мы уже немножко затронули это, но сейчас более подробно о роли танков сегодня в современной войне, если, не дай бог, такая будет.

И.К.: Ну, по-прежнему танк, появившись ещё в годы Первой мировой войны и совершив переворот в тактике и ходе боевых действий, сегодня остаётся главной ударной силой сухопутных войск. Танки используются везде. Даже в антитеррористических операциях, которые вели, например, американцы и НАТО, танки по-прежнему имели очень важное значение. Везде танки по-прежнему используются и применяются. Ну, лучшей иллюстрацией роли танков всё-таки я бы назвал, конечно, боевые действия, которые сегодня сирийская армия ведёт против террористических организаций ИГИЛ, "Джебхат ан-нусра" и других вооружённых формирований террористов в Сирии. Кстати говоря, там наша техника показала чудеса выживаемости. Ну, например, известен широко эпизод, когда по сирийскому танку Т-90 работали боевики одной из вооружённых оппозиционных группировок, используя американский противотанковый ракетный комплекс. Не удалось поразить Т-90 сирийских ВС. То есть экипаж выжил, смог продолжить боевые действия. Это лучшим образом показывает надёжность нашей техники. Сегодня танки, возможности танкового производства развивают практически все крупнейшие страны мира. Возьмём, к примеру, те же самые США, там уже седьмая или десятая модернизация танка "Абрамс". В Германии танк "Леопард-2" тоже проходит уже, по-моему, где-то десятую модернизацию. Это же касается и Франции, французского танка "Леклерк", и британского танка "Чифтен", и в целом ряд других государств, ранее не обладавших бронетанковыми возможностями на своей промышленности, активно занимаются в последние годы созданием своего собственного танка. Ну, например, Турция, где разрабатывается свой собственный танк "Алтай", или, например, тот же самый Пакистан. То есть любая страна, сталкивающаяся с реальными военными угрозами и тем более не исключающая большой вооружённый конфликт либо небольшую войну, стремится иметь в своём парке военные танки. Слава богу, что Россия сегодня опережает всех. Если мы уже имеем опытные образцы танка пятого поколения, то в западных странах пока нет даже концепта. То есть они не приступали к созданию танка пятого поколения. Поэтому мы впереди сегодня. Это даёт нам определённое преимущество и фору. Важно её не растерять. И повторю ещё раз, что, конечно, танк, о котором мы говорим, "Армата", – это шедевр мирового танкостроения. Конечно, важно понимать, что в условиях, в которых находится сегодня Россия, неразумно отказываться и от советского ещё наследства, это от танков Т-72. Поэтому, как вот командующий Первой танковой армии отметил в первой части нашей программы, в настоящее время проходят эти танки Т-72 модернизацию в варианте Т-72Б3. И этот танк по своим тактико-техническим характеристикам практически ничем не уступает тому же самому Т-90, то есть более новому танку. Ну и танк Т-90 также сегодня имеет модернизационную версию, поэтому вот такое сочетание новых танков и модернизация старого танкового парка до современных требований – всё это наиболее оптимальные пути действий сегодня в условиях, когда есть определённые бюджетные ограничения.

Е.О.: Но основной производитель танков у нас "Уралвагонзавод". Вот о нём немножко, о его мощности, может, расскажете?

И.К.: Это завод в Нижнем Тагиле, основной центр танкового производства в России. Ну и в последние годы на базе целого ряда заводов, которые выпускают бронетанковую технику, создана корпорация, называется она "Научно-производственная корпорация Уралвагонзавод". Создание этой корпорации позволило, во-первых, сконцентрировать весь научно-технический производственный потенциал в рамках одного оборонного холдинга. Соответственно, сохранить кадровые возможности, запустить серийное производство бронетанковой техники, а самое главное — минимизировать финансовые затраты, потому что в рамках одной корпорации всегда есть возможность минимизировать затраты путём того, что дублирующее производство ликвидируется, создаются центры компетенций, каждый из которых отвечает за своё направление. Поэтому сегодня корпорация "Уралвагонзавод", которую возглавляет Олег Сиенко, это один из ведущих наших оборонных холдингов, успешно развивается, и, мы видим, что и государство поддерживает эту корпорацию, понимая роль и значение бронетехники в современной войне и в системе обороны нашей страны.

Е.О.: Ну, на это всё нужны деньги: и на новые разработки, на новую технику, на учёных. Минфин выступил не так давно с инициативой сократить военный бюджет, говорим о шести процентах, в том числе и на перевооружение. Ваше отношение?

И.К.: У меня, честно говоря, очень отрицательное отношение к этой инициативе Минфина, потому что, понимаете, когда речь идёт об обороне страны, здесь должен превалировать не бухгалтерский такой подход. В отношении обороны экономия неуместна, тем более сокращение военных расходов. У нас есть другие возможности для экономии. Ну, например, сократить чиновников, потому что количество чиновников в России сегодня больше, чем было во всём Советском Союзе. То есть есть, за счёт кого сокращать. Совершенно очевидно, что вот эти безумные бонусы, которые люди получают в нефтяных, газовых компаниях, как говорится, надо тоже жить исходя из того, что сегодня кризис. Поэтому возможности для экономии есть, но не за счёт армии и флота, тем более когда речь идёт о перевооружении. Понимаете, нам нельзя оказаться в ситуации, в которой оказались, допустим, те же самые индейцы, когда туда приплыли испанские колонизаторы для их завоевания. Индейцы встретили их луком, стрелами, а взамен было применено огнестрельное оружие. Пушечными залпами испанцы просто смели эти отряды индейцев. Это вот что бывает с теми, кто не уделяет важного значения наличию современных образцов оружия. Напомню, что у нас программная установка, заданная президентом России, является получить к 2020 году 70% новых образцов вооружения и военной техники. То есть наша армия должна быть готова к современной войне и экономить на перевооружении сегодня нельзя. Я бы сказал, это просто преступно. Думаю, что вот эти планы Минфина пока не более чем ожидания. И мне кажется, своё слово здесь должен сказать в первую очередь Совет безопасности РФ для того, чтобы указать Минфину, что экономить на армии, тем более урезать военные расходы в нынешней геополитической ситуации нельзя, потому что угрозы растут. Они буквально сегодня витают в воздухе. А в этих условиях крепкая армия – это залог безопасности государства.

Е.О.: Мы говорили опять же в первой части программы немножко о расширении НАТО. На этой неделе появилась новость о том, что с Грузией активно ведут они переговоры. Как мы можем противостоять НАТО сегодня?

И.К.: Ну, во-первых, надо сказать, что Россия не должна ввязываться в лобовую гонку вооружений. Мы её не вытянем. Во-вторых, мы не можем предложить народу лозунг: "Пушки вместо масла". Ну и наконец, всё-таки мы должны помнить советский опыт. Страна в известной степени подорвала свой экономический потенциал за счёт гонки вооружений. Причём во времена Советского Союза было огромное количество типажа вооружений и военной техники. Сегодня с учётом этих обстоятельств важно отметить, что идёт оптимизация оборонных производств, идёт унификация. Любая система оружия рассматривается прежде всего как платформа, которая имеет определённый потенциал модернизации, и, самое главное, работает сетецентрический принцип, когда, допустим, как вот флешку можно вставить в любой компьютер, и всегда она будет опознана, и эта информация с этой флешки всегда может быть считана. Вот такой же принцип должен работать в области оборонных производств. То есть отдельные компоненты должны быть взаимозаменяемы, в случае их подключения всегда по интерфейсу должна проходить переконфигурация, всегда есть возможность перенастройки. То же самое должно происходить в области разработки вооружения и военной техники. То есть многофункциональность с одной стороны, а с другой стороны – максимальная унификация. Это сегодня делается везде на всех уровнях, начиная, например, от баллистических ракет, потому что, к примеру, морская баллистическая ракета "Булава" и, допустим, ракетный комплекс шахтного и мобильного базирования "Ярс" – они во многом унифицированы по своим составным элементам и узлам. Это даёт существенную экономию при массовом серийном производстве. Вот то же самое делается везде. То есть любое новое оружие сегодня – это прежде всего платформа. Это очень важно. С другой стороны, мы всё-таки понимаем, что наша задача – не нападение, а оборона. Тот, кто обороняется, он всегда минимизирует свои расходы. То есть нам не надо копировать действия НАТО один в один. Мы можем ответить ассиметрично, но менее затратно. Тем более понимая, что лобовая гонка вооружений нам никоим образом не походит.

Е.О.: Но нас к этому всячески подталкивают.

И.К.: Подталкивают, безусловно. Но, тем не менее, в ответ на появление новых баз НАТО и новых войск НАТО в странах Балтии, Польше мы можем парировать эти угрозы не созданием точно такой же группировки, а, допустим, размещением бригады оперативно-тактических ракетных комплексов "Искандер" в Калининградской области для того, чтобы одна бригада полностью закрыла все риски и угрозы, которые несут нам НАТО в странах Балтии и в Польше. Вот что значит ассиметричный ответ. Конечно, будут крики, вопли. Мы это наблюдаем. Россию пытаются демонизировать. Но мы проводим перевооружение своей армии и флота и никому не должны отчитываться, что у нас есть в Калининграде, зачем мы там разместили, с какой целью – это внутреннее дело России исходя из потребностей её обороны. Другое дело, что риски сегодня появляются с очень неожиданной стороны. Это появление оружия на новых физических принципах, а также принципиально новых видов вооружения. Вот сейчас американцы, например, испытывают в космосе мини-шаттл военного назначения, прототип космического корабля военного, называется Х-37В. Поэтому надо комплексно смотреть на все угрозы, вызовы и, соответственно, планировать их, в том числе и в новой государственной программе вооружений, которая сейчас начинает разрабатываться.

Е.О.: Мы завершаем программу. У микрофона были Елена Оя и гость программы "Генштаб" военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко. Игорь Юрьевич, спасибо большое, что пришли.

И.К.: Спасибо. Ещё раз всех с Днём танкиста!

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!

Новости партнеров

Layer 1