Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

Снаряды для джихада: как Америка вооружает террористов

Коллаж © L!FE  Фото: © РИА Новости / Михаил Воскресенский, Владимир Астапкович, imago/Sebastian Backhaus/EAST NEWS

Post cover

Соединённые Штаты Америки рассматривают возможность отправки переносных зенитных установок сирийской умеренной оппозиции для борьбы с российскими военно-космическими силами. Что именно американцы могут передать "умеренно" воюющей стороне и как это может сказаться на сирийском конфликте, выяснил журналист Лайфа Михаил Котов.

Истории свойственно повторяться, и, увы, второй раз не всегда в виде фарса. История, как строгая учительница, будет вновь и вновь задавать один и тот же урок, пока не убедится, что ты его выучил. И горе тем, кто не учится на уроках прошлого. США уже передавали "стингеры" моджахедам, воюющим с Советским Союзом в Афганистане. Даже мотив был аналогичный — "помочь бороться с советской авиацией изнывающим в неравной борьбе повстанцам". 

Время "Циклона"

26 сентября 1986 года советская авиация в Афганистане впервые встретилась с новым противником — американскими переносными зенитно-ракетными комплексами (ПЗРК) "Стингер". За семь лет до этого президент США Джимми Картер подписал президентский указ, санкционирующий финансирование антикоммунистических сил в Афганистане. Картер так и сказал: "Советское вторжение в Афганистан — это самая большая угроза миру со времён Второй мировой войны". Началась операция "Циклон".

Впоследствии советник президента США Збигнев Бжезинский в своих интервью похвастается ещё не раз: "Джимми Картер и я положили начало моджахедам". С этой целью началось вливание американских денег в Пакистан. Общая сумма военной помощи составила около 20 миллиардов долларов. Кроме того, США поставили "своим" афганцам новейшие на тот момент переносные зенитно-ракетные комплексы FIM-92 Stinger ("Жало"), принятые на вооружение всего пять лет назад.

Сейчас эту историю пытаются облагородить, прикрыв самую дорогостоящую операцию ЦРУ слёзовыжимательными историями, самый яркий пример которых это фильм "Война Чарли Уилсона" (2007), основанный на биографических, но залитых сладкой и липкой голливудской патокой событиях. В кино техасский сенатор Чарли Уилсон, сыгранный Томом Хэнксом, изо всех сил, не щадя живота своего, пытается организовать операцию ЦРУ по передаче моджахедам ПЗРК.

Он хочет помочь афганским ребятишкам, которых уничтожают советские солдаты, раскидывая мины, замаскированные под игрушки. Да, именно такая мотивация в этом "биографическом фильме". Понятно, что это развесистая клюква для внутреннего потребления, и не будь Уилсона, нашлись бы другие руки для проведения грязной и малоэффективной операции Центрального разведывательного управления. Да и разве так уж важно, насколько благую цель преследовали США, занимаясь созданием мирового терроризма?

Корм в коня не пошёл, и влитые в армию Пакистана деньги не родили рыцарей в сияющих доспехах. А вот Усама бен Ладен и его "Аль-Каида"* — выкормыши именно тех операций. После их прекращения (увы, войны в Афганистане похожи на ремонт: их нельзя закончить, можно лишь временно приостановить) он спокойно повернул оружие против вчерашних хозяев, найдя новые источники финансирования. На исход операции в Афганистане это повлияло мало, и вопреки устоявшемуся мнению в процентном отношении потери от "стингеров" оказались не так уж и велики. Дорого, страшно и малополезно.

Уже в первой партии было поставлено 240 установок и около 1000 ракет к ним. Не стоит забывать, что одна ракета по тем временам стоила баснословные 80 000 долларов (180 000 современных). Впоследствии даже заявлялось, что 340 выпущенных ракет поразили 269 целей — с эффективностью почти 80 процентов, что просто нереально для такого типа оружия. По более реальным и подтверждённым данным, за 1986 год 843 ракетами всех типов (кроме новейших Stinger американцы поставляли и более старые FIM-43 Redeye) было сбито 23 самолёта и вертолёта, в 1987-м — 239 пусков и 27 сбитых. Из 450 самолётов и вертолётов, потерянных советскими войсками в Афганистане, это лишь одиннадцать процентов. Больше сбили даже китайские копии советских крупнокалиберных пулемётов ДШКМ образца 1946 года, и не стоит говорить, что каждый из них был несопоставимо дешевле и куда универсальнее "стингеров".

В 1988 году советские войска организованно вышли из Афганистана, а "стингеры" нет, начав потихоньку расползаться по всему миру. Это большая удача, что они не стали причиной падения гражданских самолётов, человечеству просто повезло. США попытались выкупить свои комплексы обратно и вернули аж триста штук, заплатив за каждый 183 000 долларов — более чем втрое против первоначальной цены.

Дело техники

FIM-92 Stinger был разработан компанией General Dynamics в конце семидесятых годов и принят на вооружение в 1981-м. Это один из наиболее распространённых в мире переносных зенитно-ракетных комплексов, только ракет к ним было выпущено более 70 000 штук. Даже само название стало нарицательным: часто "стингерами" зовут любой переносной комплекс ПВО.

Популярность "стингера" не случайна: он лёгкий, в заряженном состоянии всего десять килограммов, очень простой — научить им пользоваться можно в течение пятнадцати минут. Это эффективная и по сей день ракета, которая используется как в зенитных комплексах, так и устанавливается на вертолёты и беспилотники. А дальность стрельбы составляет от 200 до 5000 метров с высотой поражения около четырёх километров.

Снова и снова

Со времён афганского "Циклона" прошло ровно тридцать лет, и, словно празднуя круглую дату, американские военные и политики вновь заговорили о передаче противовоздушного оружия в руки "умеренной" оппозиции. Основных проблем тут две.

Во-первых, в самом термине и понимании умеренности оппозиции. Нельзя быть немножко беременным или чуть-чуть разоблачённым. Так же не бывает умеренно воюющих людей. Что это значит? Ты убиваешь, но не больно? Воюешь, но не на полную ставку, всего четыре дня в неделю? Стреляешь, но не на поражение? Скорее тут под умеренными стоит понимать "хотя бы немного подконтрольные нам, а не совсем бешеные".

Из этого вытекает и вторая проблема — невозможность отслеживания и контроля оружия, которое попадёт в руки воюющей стороны. "Стингер" до сих пор самая крепкая валюта и прекрасная возможность заработать, если перепродать его на сторону. К тому же США прилично изменили мир, подбросив дров в тлеющие войны по всему Ближнему Востоку. Мир стал иным, и теперь уже почти нет сомнений, что у ушедшего на сторону оружия есть гораздо больше шансов оказаться в руках бородатого, озлобленного на весь западный мир террориста, наводящего прицел на взлетающий гражданский лайнер.

Сизифов труд

Вообще слышать о таком шаге в 2016 году просто странно. Понятно, что в далёком 1986-м казалось, что только дай моджахедам "шайтан-трубу" и рухнут коммунистические войска, как карточный домик, и вмиг прекратят операцию. Но если и тогда это было не более чем мечтами, становится совсем непонятно, на что же американцы рассчитывают сейчас. Авиация не стояла на месте последние тридцать лет. Даже тогда в Афганистане станция оптико-электронных помех "Липа" снизила число потерь среди ударных вертолётов в несколько раз. А это были её первые и не самые эффективные из-за расположения и устройства версии.

Пытаться сбить Су-34 при помощи "стингера" — это задача похлеще, чем загонять воробья в голом поле руками. Слишком высоки скорости, слишком велика разница в технологиях. Если за последние тридцать лет американские переносные зенитно-ракетные комплексы так и не сделали шага вперёд, то средства борьбы с ними создавались и модернизировались неоднократно.

Тогда, может быть, речь идёт не о "стингерах", а о чём-то более серьёзном? И тут начинается самое сложное. Военная доктрина США, рассчитанная на войну на чужой территории с противником гораздо ниже себя уровнем, так и не смогла создать универсальный и простой комплекс ПВО. После 1980 года ставка была сделана на авиационное противодействие, а не на войска противовоздушной обороны. Для обороны своей страны это вполне рабочее решение — вкупе с самой мощной авиагруппой в мире, — но вот для операций за рубежом, особенно против серьёзных противников, этого явно недостаточно.

Основной комплекс ПВО США на сегодня это M1097 Avenger — джип HMMWV с небольшим радаром и двумя пусковыми контейнерами, в каждом из которых находится (ТАДАМММ!) по четыре ракеты Stinger. Их в американской армии около 700 штук, и с дальностью поражения в пять с половиной километров они вызывают лишь грустную улыбку. Заметить "хаммер" с воздуха — и ликвидировать — летательный аппарат может с расстояния гораздо большего, чем пять километров. Используя комплекс "Гефест", российские самолёты многие операции проводят с расстояния в 4—5 километров, куда Stinger просто не достанет.

Известно, что американские спецслужбы достигли предварительной договорённости с подконтрольными им сирийскими исламистами: чтобы ПВО не расползалась по всему миру, американцы предлагают местным лёгкие ЗРК, смонтированные на шасси. Такие носители, по идее, будет проще контролировать. 

Есть в США и 400 комплексов "Пэтриот", о точности и качестве перехвата которых до сих пор не утихают споры. Однако для передачи в руки оппозиции он выглядит слишком сложным и большим. Появление таких комплексов в руках сирийских террористов — это слишком очевидный повод к войне. Кроме того, их нельзя просто ночью передать с караваном за полчаса, вкратце рассказав, как ими пользоваться. К таким комплексам нужны станции РЛС, куча обслуживающего квалифицированного персонала и десятки инструкторов.

Однако, как показывает пример Саудовской Аравии, регулярно страдающей от ракет, прилетающих из Йемена, даже всё это вместе взятое не гарантирует, что местный персонал научится прилично управлять дорогой и сложной заокеанской техникой.

Многополярный мир

Что в ответ может сделать Россия? Начать вооружать врагов США? Так это уже происходит. У иракских курдов появляется российское оружие, всё лучше при помощи нашей техники воюют хуситы в Йемене. Это политика, в ней нет прекрасных рыцарей в сияющих доспехах. Тут враг моего врага — временный друг, и каждая из сторон готова на многое, чтобы добиться перевеса.

Однако передача зенитно-ракетных комплексов террористам, которые не контролируются никем, в ситуации нынешнего мира просто смертоубийственна. Можно на дух не переносить политику другого государства, завидовать его успехам и беситься от собственных неудач, но передавать опасное по современным меркам оружие в руки террористов — всё равно что играть с заряженным ружьём. Когда оно выстрелит — мало не покажется, а то, что оно выстрелит, всего лишь вопрос времени и больших чисел.

* Деятельность организации запрещена на территории РФ решением Верховного суда.

Михаил Котов
Михаил Котов

Выбор редакции

Loading...
закрыть