Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

"Чёрные вдовы" и "женщины-кошки": что влечёт россиянок в ряды террористов

Исламовед, эксперт по экстремизму Роман Силантьев разложил уже известных экстремисток на ряд типов, к одному из которых можно отнести находящуюся ныне под судом Варвару Караулову.

Post cover

Фото: © East News/Polaris Image © Flickr/erick hrz aguirre © Kinopoisk

История экс-студентки филфака МГУ Варвары Карауловой aka Александры Ивановой уже второй год не сходит с газетных полос и телеэкранов. Её популярность объясняется целым рядом факторов: активным отцом, элитным вузом и трогательными историями о несчастной любви девочки-красавицы-спортсменки-вундеркинда к подлому негодяю-наркоману-террористу. Идущий сейчас судебный процесс над Карауловой периодически даёт новую пищу для размышлений и позволяет точнее классифицировать её случай.

По новообращённым гражданкам России, имеющим касательство к пресловутому ИГИЛ*, накоплен уже приличный пласт информации. Караулова среди них не первая и не последняя, причём многим, в отличие от неё, до ИГИЛ доехать всё-таки удалось. В целом "русских игиловок" можно разделить на три группы.

В первую, самую многочисленную группу, входят жёны и возлюбленные террористов (ввиду популярности так называемых шариатских браков без регистрации в загсе различить их бывает непросто), которым любовь действительно застила глаза и свела к нулю критичность мышления.

Сам по себе ИГИЛ им малоинтересен — с таким же успехом они могли последовать за мужем в секту "Аум синрикё"*, батальон "Азов" или в знаменитый казанский "халифат на семи сотках" (исламская секта файзрахманистов). По всей видимости, таких дам больше сотни, а наибольшую известность из них получили уроженки Кубани Ева Робски, Анастасия Калабух, Оксана Панина и Татьяна Иваненко. Как правило, такие игиловки в преступной деятельности не замешаны и в случае поимки редко получают реальные сроки. Условно назовём эту группу "жёны декабристов".

Вторая группа также состоит из жён и возлюбленных террористов, которые искренне прониклись соответствующими идеями. Они занимаются как минимум пропагандой, а как максимум осуществляют террористические атаки или даже возглавляют крупные группы боевиков, как печально известная Саманта Белая Вдова Льютуэйт из Великобритании. Приведём два классических примера из российской практики.

Алла (Аминат) Сапрыкина, террористка-смертница, убившая в 2012 году духовного лидера мусульман Дагестана Саида-афанди Чиркейского. Родилась в 1982 году в смешанной русско-дагестанской семье, однако взяла фамилию отчима — Андрея Сапрыкина. Закончила актёрское отделение факультета культуры Дагестанского государственного университета и поступила на работу в махачкалинский Русский театр, где часто играла главные роли, например Золушку. Там Сапрыкина познакомилась со своим будущим мужем Маратом Курбановым, чей старший брат Ренат уже воевал в рядах террористов.

Под влиянием братьев Курбановых она приняла ваххабизм, взяла имя Аминат и вскоре покинула театр, занявшись вербовкой боевиков. В 2009 году сначала Ренат, а затем Марат Курбановы были убиты. Как и многие вдовы террористов, Сапрыкина не протрезвела и продолжила свою деятельность, сменила нескольких мужей-боевиков и, наконец, попала в банду, где готовили смертниц. В 2011 году Сапрыкину намеревались использовать для теракта в Москве, однако он сорвался. В августе 2012 года неофит-террорист Алексей Пашенцев отправил Сапрыкину с поясом смертника на приём к суфийскому шейху Саиду-афанди.

Кристина Преснякова, вербовщица ИГИЛ. Преснякова родилась в Воронеже в 1990 году в неблагополучной семье, воспитывалась в школе-интернате, в первый раз вышла замуж за узбека, который быстро выгнал её за измену. Тем не менее первый муж приобщил Кристину к исламу. Второй муж Пресняковой — проживавший в городе Ноябрьске азербайджанец — оказался ваххабитом и уехал в Сирию. Из Ноябрьска ветреная Кристина вернулась в Воронеж, где вышла замуж в третий раз — за дагестанца, однако он ей быстро надоел, и она уехала ко второму мужу в Сирию.

Добравшись до места назначения в октябре 2013 года, Преснякова вступила в ряды террористической группировки "Джамаат Абу Ханифа" и прошла там специальную подготовку. В июне 2014 года её муж-азербайджанец был уничтожен правительственными войсками, а она сама сконцентрировалась на вербовочной деятельности в социальных сетях. Сейчас в её отношении возбуждено уголовное дело по ч. 2 статьи 208 УК РФ ("Организация незаконного вооружённого формирования или участие в нём"). Преснякова объявлена в международный розыск за преступления террористической направленности.

В честь прославленной подельницы комиксового Джокера, имевшей похожую биографию, назовём вышеописанных дам группой "Харликвин".

Третью группу "русских игиловок" составляют барышни, которые стали симпатизировать террористам абсолютно самостоятельно, в силу особого склада психики. Признаем честно: некоторым нашим согражданам, в том числе и женского пола, нравится насилие. Кто-то мучает котят и щенков, кто-то издевается над бомжами или беззащитными мигрантами, а кто-то мечтает о славе героини фильма "Её звали Никита" или вышеупомянутой Белой Вдовы. Возьмём Алёну Быкову из города Волжского Волгоградской области, которая развлекалась вовлечением своих подруг в ряды террористок-смертниц, а потом искренне радовалась их печальной судьбе.

Другой яркий пример этого типа являет собой петербуженка Мария (Марьям) Погорелова 1997 года рождения. Она родилась в небогатой и неполной семье, воспитывалась матерью. Увлекалась Шекспиром, танцами, однако в 2012 году связалась с местными фашистами и наколола себе на шее свастику. В это время в ультраправой среде Санкт-Петербурга было модно рассуждать о симбиозе "белого" и "зелёного" терроризма, благо имелись и наглядные примеры — в частности, пропагандировавшая симпатии к северокавказским террористам банда Боровикова — Воеводина.

Погорелова охотно участвовала в нападениях на мигрантов из Средней Азии и Кавказа, упиваясь скинхедской "белой силой", сделала себе модную в этой среде причёску "челси". Увлёкшись через какое-то время новым страшным образцом — исламским терроризмом, она начала учить арабский и на женских курсах при питерской мусульманской общине "Мекка", пользовавшейся самой дурной славой, познакомилась с русскими ваххабитами и приняла их веру, сменив имя на Марьям. 

Это произошло в середине 2014 года, и вскоре Погорелова сама нашла в Интернете вербовщика ИГИЛ и уговорила его выслать денег на билет до Стамбула, а по приезде в Сирию — подарить автомат. В ноябре 2014 года она добралась до столицы ИГИЛ города Ракки, где стала повышать квалификацию под надзором специально обученных инструкторов и вести агитацию в русскоязычном сегменте Интернета.

— Контрразведчики опасаются, что ИГИЛ марьямы нужны не в Сирии. Там их только шлифуют, как в разведшколе, — писали в апреле журналисты петербургской "Фонтанки" в статье, красноречиво названной "Эволюция протеста: от skinhead-girl до "белой" шахидки". — Есть убеждение, что белая девушка с поясом шахида менее заметна в российской толпе. УФСБ располагает данными, что Мария учится водить машину, хотя в ИГИЛ женщинам это заказано. И, как прокомментировали в ГУ МВД, где знают о разработке их коллег с Литейного (там находится офис питерского УФСБ. — Прим. Лайфа): "Нас это больше напрягает, чем даже то, что она занимается стрелковым делом".

Как следует из вышеизложенного, никакой любви в истории Погореловой нет — один голый расчёт. Игиловок такого типа можно отнести к группе "женщин-кошек" — в честь известной героини тех же комиксов и снятых по ним популярных кинобоевиков.

К какой же группе можно отнести Караулову? Увы, скорее всего, к "женщинам-кошкам", самому опасному виду. У Карауловой много общего с Погореловой: неблагополучная в плане отношений с родителями (хотя материально у Карауловой всё было хорошо) семья, увлечение неонацизмом (о чем говорят песни в плей-листе в соцсетях), подверженность влиянию улицы.

Не исключена и патологическая страсть к насилию — ведь интернет-жених слал ей в соцсетях не картинки котиков, а фотографии трупов и своих шрамов. И Караулову это совсем не шокировало.

Уголовное дело по серьёзной в плане наказания 205-й статье УК РФ в отношении Карауловой прямо свидетельствует о том, что следствие считает её не жертвой, а пособницей вербовщика. 

* Организация запрещена в РФ решением Верховного суда.

Роман Силантьев
Роман Силантьев

Выбор редакции

Loading...
закрыть