Беспредельно жестокое. Напалм, "вонючие бомбы" и другое запрещённое оружие

10 декабря 2016, 13:00

Коллаж © L!FE. Фото: © Flickr/Nicolas Raymond/New York National Guard// © ASSOCIATED PRESS/FOTOLINK

<p>Коллаж &copy; L!FE. Фото: &copy; Flickr/<a href="https://www.flickr.com/photos/80497449@N04/8677736772/" target="_blank">Nicolas Raymond</a>/<a href="https://www.flickr.com/photos/nyng/16051705238/" target="_blank">New York National Guard</a>// &copy;&nbsp;<span>ASSOCIATED PRESS/FOTOLINK</span></p>

Миллионы людей заняты разработкой нового и смертоносного оружия, становящегося всё совершеннее год от года. Однако есть оружие настолько опасное, что его даже боятся и запрещают сами создатели. Журналист Лайфа Михаил Котов разобрался, что это за оружие и почему на него накладывают ограничения.

Основы готтентотской морали

С древних времён, люди изобретавшие оружие держали в голове лишь одну мысль — оно должно убивать неприятеля и как можно эффективнее. Дальше стрелять, больше взрывчатки нести с собой, быстрее убивать. Не секрет, что именно военные разработки стоят на передовом краю научного прогресса и тянут вперёд за собой остальные гражданские технологии. Любое новое изобретение сначала придирчиво осматривается военными: "Хм-м-м, утюг, а может ли он убивать? А если кинуть? А если сделать сотню маленьких? А если кинуть в сто раз сильнее или начинить его взрывчатым веществом?"

Как правило, при виде очередных военных разработок, гражданские бледнеют, но радостно хлопают, представляя насколько же сильнее теперь они станут, чем задаваки-соседи. Либо же мирные жители громко возмущаются изобретению, одновременно требуя, чтобы военные инженеры из их страны создали такое же оружие, или что-то ещё сильнее и ужаснее. Понятно, что так происходит, когда о создании нового вооружения объявляет другая страна.

Но иногда созданное в секретных лабораториях оружие получается настолько эффективным и жутким, что даже те, кто должен будет его применять, во весь голос заявляют, что это слишком жестоко и нужно запретить его дальнейшую разработку, а лучше вообще забыть про него от греха подальше.

Кажется, что в этом нет никакой логики. Любое оружие, используемое военными, как правило, ставит целью привести противника к смерти. Ранения же заставляют врага страдать и мучиться. Но разве есть разница — быть убитым в расцвете сил обычной, разрешённой и ратифицированной всеми конвенциями пулей или погибнуть от какого-то запрещённого оружия?

На самом деле есть. И большая. Солдаты, видя, что делает с противником напалм, пробираясь по окопам, где при температуре 1200 градусов горело всё, кристально ясно понимают, что завтра может прийти их очередь быть залитыми с неба сжигающей кислород, причиняющей жутчайшие боли при попадании на кожу и горящей до получаса жидкостью. И моральных сил и стойкости это понимание не приносит.

Стальные цветы смерти

Одним из первых документов, ограничивающих использование оружия, стала подписанная в 1899 году в Гааге "Декларация по использованию пуль, которые легко раскрываются или сплющиваются в человеческом теле", иначе — экспансивных пуль.

Технологии создания винтовок и боеприпасов к ним дошли до того, что винтовочная пуля на огромной скорости проходила сквозь тело цели, зачастую оставляя лишь две аккуратные  дырочки, указывающие полевому врачу место входа и выхода боеприпаса. Зачастую, уже после перевязки раненый оставался в строю и продолжал сражаться, что категорически не устраивало военных.

Способ решения этого вопроса принадлежит британскому капитану Клэю, который проходил службу в арсенале Дум-Дум колонизированной Индии, где много экспериментировал с изменением боеприпаса. Опытным путём он сделал из обычной свинцовой пули с оболочкой из латуни или мельхиора полуоболочечную, просто отпилив боеприпасу переднюю часть. В результате при попадании в тело противника такая пуля от удара выворачивалась наружу, что делало её похожей на красивый металлический цветок, чрезвычайно сложный к удалению врачами.

В результате практически любое ранение пулей "дум-дум" приводило к длительной госпитализации, инвалидности или даже смерти. Вопреки распространённым легендам, Клэй не надпиливал пули крест-накрест, это придумали уже позже, как самый простой способ изготовления экспансивных боеприпасов.

Когда в 1899 году в Гааге был поднят вопрос о запрещении этого вида боеприпасов, руку подняли многие государства, но вовсе не потому, что мечтали избавить мир от такого ужасного оружия, а лишь по причине того, что эти пули мало подходили для использования в армии. Из-за изменившейся геометрии они не могли набрать большую скорость, а следовательно, и большую дальность действия, начиная останавливаться уже на первой сотне метров.

Однако запрещённый военными боеприпас прекрасно прижился на гражданке и до сих пор используется охотниками и полицейскими в некоторых странах. Первые любят его за то, что он не оставляет подранков — жертв, за которыми нужно идти много километров, пока они не упадут от потери крови, а вторые за то, что подобные пули имеют гораздо меньший шанс выскочить из тела преступника с обратной стороны и ранить или убить случайного прохожего. Кроме того, у них очень высокое останавливающее действие, что полезно при перестрелках на короткой дистанции.

Дыхание смерти

Одним из первых точечных применений химического оружия в современном виде стала Крымская война. Во время бомбардировки Одессы англичане использовали две "вонючие бомбы", не принёсшие особых жертв. Так или иначе, но статья 23 Гаагской конвенции от 1899 года запрещала применение боеприпасов, единственным предназначением которых является отравление живой силы противника. 

Однако это не помешало всего 15 лет спустя начать массовое применение химического оружия на фронтах Первой мировой войны. Женевский протокол от 1925 года вновь запретил его использование, и  химическое оружие затихло на несколько лет, чтобы потом вновь вернуться во Второй мировой, а затем и во Вьетнаме. Последнее запрещение от 1993 года вроде должно было поставить точку в этом вопросе, но дешевизна и простота изготовления способствуют новым триумфальным возвращениям химического оружия то там, то здесь.

Самым известным случаем применения отравляющих веществ стало 22 апреля 1915 года в районе города Ипр, когда на фронте шириной шесть километров немецкие войска, дождавшись нужного направления ветра, выпустили 168 тонн хлора в сторону французских траншей. Результатом химической атаки стали 15 000 отравленных, из которых 5 000 погибли. 

Все виды отравляющих веществ делятся на две основные категории:

  • летальные — нервно-паралитические, кожно-нарывные, общеядовитые и удушающие
  • нелетальные — психотомиметики и ирританты

 

Последние два используются в основном в полицейских операциях и способствуют кратковременному выведению противников из строя. Все военные вещества вошли в первую категорию. Кроме собственно применения второй очень серьёзной проблемой стало производство и хранение этих газов. Именно поэтому конвенция от 1993 года чётко прописывает не только запрещение такого оружия, но и его производство, длительное хранение и утилизацию. Любая авария в такой производственной цепочке может привести к серьёзным человеческим жертвам среди мирного населения.

Военные согласились на подписание конвенции по нескольким причинам. Во-первых, химическое оружие не обеспечивает максимального эффекта за счёт применения современных средств защиты. Во-вторых, оно очень капризное и требует подходящих условий для атаки (нужного направления ветра, отсутствия дождя или наоборот солнца). 

В данный момент Россия продолжает сокращение запасов химического оружия и уничтожила уже более 92 процентов всех запасов. Самую большую сложность составляет утилизация зарина и зомана, требующая повышенной осторожности. По плану на территории нашей страны не останется отравляющих веществ летального действия уже к 2019 году.

"Напалм, сынок. Этот запах ни с чем не спутаешь"

В Гарвардском университете в 1942–1943 годах под руководством профессора Луиса Ф. Физера была разработана горючая смесь на основе бензина и алюминиевых солей двух кислот — нафтеновой и пальмитиновой, имевших консистенцию мыла. Получаемое вещество выглядело как вязкая и липкая коричневая субстанция. 

После Второй мировой химики пошли дальше, и следующее вещество "Напалм-Б" уже не включало в себя никаких кислот — только бензол, бензин и растворённый в их смеси полистирол. Повысилась температура горения, время горения и прилипание субстанции. Попавший на тело или форму напалм было уже не удалить, он пылал до 10 минут, достигая температуры горения в 1200 градусов, что причиняло адскую боль.

Кроме того, при горении напалм выжигал весь кислород, что приводило к смерти людей, укрывшихся от огненного дождя в землянках. Воистину, оружие дьявола. Одни из первых на себе почувствовали мощь напалма японцы во время Второй мировой войны. Несколько японских баз на Тихоокеанских островах были просто залиты напалмом.

В феврале 1945 года при бомбардировке Дрездена использование напалма помогло получить "огненное торнадо" — огромный огненный вихрь, образующийся при массовых пожарах. Он всасывает в себя кислород и работает как огромная печь, сжигая на своём пути всё.

Но больше всех пострадал от напалма Вьетнам. США не церемонились, заливая с неба огнём целые деревни не сдающихся вьетконговцев. Не случайно самая страшная и жуткая фотография сделана именно там, и на ней нет напалма. Этого и не надо, чтобы передать всю боль и ужас от использования этого оружия.

 

В 1983 году страны подписали договор Международной конвенции ООН о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия. Протокол III чётко говорил о запрещении использования напалма, и с этим согласилось всего около сотни государств мира. США тоже подписали протокол, правда, с условием, что если атака не повлечёт больших жертв среди гражданских, то они продолжат поливать противников жидким огнём.

Смерть из-под земли 

Попали в тот же договор Международной конвенции ООН о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия и противопехотные мины. Они начали активно применяться только во время Второй мировой войны, как средство для остановки наступления противника. И даже несмотря на то, что по статистике погибших от прохода через минное поле было не так много (5–10 процентов в зависимости от способа постановки), психологический эффект был ужасающий.

Хуже другое, именно мины стали тем самым эхом войны, сполна отдающим смерти свою жатву и через много лет после окончания боевых действий. Больше всего от них страдают дети. Противопехотные мины частым гребнем проходят по жизням ни в чём не повинных мальчишек со всего мира. Корея, Вьетнам, Африка, Югославия, Сирия.

Минный след остался везде, и везде от него страдают непричастные к боевым действиям люди, с которых было спрошено зачастую уже после того, как враждовавшие страны подписали все документы и забыли думать о прошедшей войне.

Конвенция 1983 года ни к чему не привела, поэтому в 1997 году был подписан Оттавский договор, он же Конвенция о запрете противопехотных мин. Его подписали 133 государства, среди которых, впрочем, нет самых крупных и серьёзных производителей этого оружия. США, Китай, Индия, Израиль и Финляндия наотрез отказались отказываться от этого изобретения. Россия тоже не подписала этот договор, и во многом наша страна держит лидирующие позиции в развитии технологий противопехотного минирования.  

Лучшее конечно впереди

На самом деле, с каждой новой конвенцией всё отчётливее становится позиция ООН, которая стремится разделить нонкомбатантов (мирных граждан) и боевые действия. Позиция запрещённого по причине жестокости оружия (как с экспансивными боеприпасами) уходит в прошлое, в конце концов, когда тебя убили, то уже не особенно важно, чем.

Вопрос в другом — попробовать ограничить использование того оружия, которое максимально сильно может ударить по мирным жителям. Именно поэтому в конвенции запрещено биологическое оружие, кассетные бомбы и многое другое, что было придумано для выяснения отношений между армиями двух стран, а приносит страдания женщинам и детям, никак не замешанным в этом.

Возможно, в недалеком будущем насквозь бюрократизированное и разрываемое во все стороны ООН сможет в итоге донести главную истину — если войны неизбежны, то пусть участвовать в них будут только те, кто соглашался на это, подписывая контракт и читая присягу.

Если посмотреть с этой стороны, то сделано уже немало, но впереди ещё непочатый край работы. Сложно поверить в мир без войн, но в мир, где войной занимаются только и исключительно военные, гораздо проще. Это их работа, пусть используют хоть запрещённое, хоть исключительно разрешённое, но такое же смертельное оружие.

Авторы

Комментариев: 7

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
avatar
Алексей Ерохин15 декабря, 18:40

все ради бабла грёбанного 

avatar
Чё12 декабря, 12:34

А кто затевает войны? Кто печатает баксы!!!

avatar
Vladimir Savochkin11 декабря, 13:51

автор  статьи   не  упомянул  применение   американской  военщиной  во   Вьетнаме    смеси   дефолианта  и  гербицида   &quot; Агент  Оранж &quot; .

Layer 1