Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Как Россия вышла из сумрака. Будущее света или "пятна" над Кремлём

Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости/Евгений Биятов, © Flickr/Nullfy from nullfy.com!

Post cover

В конце 1730 года Сенат Российской империи издал указ "О сделании для освещения в зимнее время в Москве стеклянных фонарей". Этот документ положил начало уличному городскому освещению, важность которого трудно переоценить. Но как изменилось его значение со временем? Какова роль освещения сегодня? Разговор Лайфа с экспертами светового дизайна выявил много интересных подробностей.

Всё начиналось со шкаликов

Директор музея "Огни Москвы" Наталья Потапова рассказала Лайфу, что согласно этому указу фонари следовало установить на всей территории города, но только вдоль больших улиц. Расстояние между ними должно было быть 20—40 метров, а в фонарях горели одна-две свечки.

Сначала уличные фонари зажигали только по праздничным дням, позже — в течение 18 ночей каждый месяц, за исключением лунных. Всю ночь свет горел только на территории тюрем, а на обычных улицах фонари светили максимум до трёх часов утра. Поэтому сложно сказать, что ночью стало светло, как днём. Но уже с появлением керосиновых фонарей жители заметили, что Москва преобразилась, стала европейским городом.

В некоторой степени прообразом световых инсталляций можно считать фейерверки, которые по приказу Петра Первого устраивали в праздничные дни, чтобы "народ в тот час великий плезир имел". Устраивались целые представления, где простым людям рассказывали о важных политических событиях.  

Фото: © Wikimedia Commons

— Завоевание выхода России к Балтийскому морю аллегорически было представлено так: к Государственному орлу, на чьих крыльях располагалось панно с изображением Белого и Азовского морей , а в одной лапе — Каспийского, подъезжал на колеснице Нептун и вручал ему Балтийское море. А в эпоху Екатерины Второй с помощью иллюминации объясняли устройство мира по Копернику, — рассказывает Наталья.

Задолго до проведения выпускали альбомы-сценарии с гравюрами. Так происходило внедрение европейской культуры: с использованием символики, аллегорий, греческих и римских богов.

Наряду с фейерверками устраивались в городе "шкаликовые" иллюминации. Шкалики — это небольшие стаканчики с маслом и фитилем. Их расставляли на деревянных лесах вокруг зданий, что несколько портило их внешний вид днём, и затем поджигали.

В 1856 году на Сухаревской башне было установлено 27 тысяч шкаликов. В организации этой иллюминации участвовало 527 человек, и обошлось это государственной казне в 5 тысяч рублей — сумма по тем временам немалая. И счастье, если повезло с погодой: в дождь и ветер шкалики не загорались, и все усилия оказывались напрасны.

Первое же электрическое освещение появилось в Москве только в 1856 году — всего на один день, в честь коронации Александра Второго. Десять дуговых ламп засияли на башнях Кремля и в Лефортовском дворце, автором этой иллюминации был изобретатель Александр Шпаковский. А для подсветки Кремля в честь коронации Николая Второго были использованы уже лампочки Эдисона в количестве 3500 штук. В описании журналиста В.И. Немировича-Данченко он словно изукрашен драгоценными камнями:

"Длинная Кремлёвская стена по всему рисунку зубцов унизана крупным блестящим жемчугом <…> Представьте теперь Спасские ворота — вся остроконечная верхушка их унизана такими изумрудами, а дальнейшая часть их вниз — рубинами..."

Фото: © РИА Новости/Анатолий Гаранин

Фото: © РИА Новости/Анатолий Гаранин

Сегодня даже тысячей лампочек такого впечатления у зрителя вряд ли добьёшься. Однако массовые иллюминационные шоу с салютами и фейерверками пользуются не меньшей популярностью — в качестве примера достаточно упомянуть ежегодный фестиваль "Круг света".

Как рассказывает Ирина Ширкина, генеральный директор компании, занимающейся видеомаппингом (3D-проекция на объект. — Прим. Лайфа), здесь очень важна зрелищность, яркость и творческий подход создателей видеоконтента. Эффект такой инсталляции определяется оригинальностью, неожиданностью зрительных образов и тем, насколько удачно они подчёркивают архитектуру здания, выступающего в качестве фона. Ещё одним обязательным элементом светового шоу является музыкальный видеоряд.

— Здание преображается — может разрушиться или собраться, сгореть; зрители очень любят водные эффекты — например, когда с верхнего этажа начинает литься вода. Такая игра с реальностью всегда очень впечатляет, — говорит Ирина.

Последнее время световые инсталляции часто используют в рекламных целях. Например, при презентации в Малайзии автомобиля Hyundai Accent III. Его прикрепили к вертикальной поверхности и наложили проекцию, покрывшую саму машину и пространство вокруг неё. Создавалось впечатление как будто машина едет — и при этом она оставалась подвешенной в воздухе в необычном положении.

Помимо рекламных развлекательных и туристических целей такие мероприятия способствуют развитию навыков арт-художников, привлечению западных профессионалов и повышению уровня видеоарта и рабочей техники.

Пирамида потребностей

Иллюминации, видеоинсталляции, уличное, архитектурное и интерьерное освещение — всё это сфера ведения светового дизайнера. Профессия эта пока ещё очень молода — официально она была принята только в 2007 году на конференции в Лондоне. Однако задачи, которые вынужден решать световой дизайнер, зародились одновременно с человечеством.

Основатель школы светодизайна LiDS Сергей Сизый классифицировал их с помощью пирамиды потребностей человека в освещении.

Согласно этой пирамиде, на базовом уровне нам достаточно естественного света, которым люди ограничивались довольно долго. Позже появились факелы, свечи и другие приспособления — и перемещаться в пространстве в тёмное время суток стало проще и безопаснее. Сейчас эти задачи решает ориентирующее освещение.

Затем у нас возникла потребность в рабочем освещении, позволяющем не только ориентироваться в пространстве, но и выполнять зрительную работу. Сегодня мы хорошо понимаем, что для каждого вида работы нужен определённый свет — в этом большая заслуга светотехники XX века, которая сформировала соответствующие нормы. Ещё позже с помощью светового дизайна стали решать эстетические потребности и со временем, наконец, добрались до самых высших — в самореализации.

Сегодня освещение существует в городском пространстве не само по себе, но взаимодействует с окружающей средой и воздействует на восприятие её пользователей. Этим объясняется появление различного рода световых интерактивных инсталляций.

Например, инсталляция BruumRuum в Барселоне недалеко от небоскрёба Жана Новеля в зависимости от интенсивности окружающих звуков изменяет цвет и форму светового изображения. Любой прохожий может крикнуть или спеть в установленные на площади рупоры и увидеть результат своей деятельности. Этот проект по визуализации шума города говорит о высоком уровне потребностей современного человека и больших возможностях светового дизайна.

И дольше века длится тень

Наряду с теми проблемами, которые появились в области светового дизайна лишь в последнее время, существуют и те, которые зародились чуть ли не в античные времена. Одна из таких — ложное, искажённое отношение к освещению и пониманию его роли. Как формировался этот стереотип?

— Первые осветительные приборы могли создать только однотипное — рассеянное или отражённое — освещение и не предоставляли особых технических художественных возможностей; тогда и задач таких не стояло. И примерно до середины XX века свет оставался однотипным: рассеянным, мягким, тёплым. Из-за этого сложилось впечатление, что выбор освещения заключается только в выборе внешнего вида светового прибора, — рассказывает Лайфу светодизайнер.

Нам этот стереотип хорошо знаком по выбору освещения для дома, когда заказчик или дизайнер задаёт лишь один вопрос: насколько подходит выбранный светильник в стилевом плане, сочетается ли с обоями и остальной обстановкой? 

Но ведь есть масса других параметров: светораспределение и световой поток, цветовая температура или цвет освещения. Более того, свет позволяет выделить детали, подчеркнуть поверхность, обыграть материалы. И работа светового дизайнера состоит именно в подборе правильных параметров, а внешний вид — это лишь один из многих подпунктов.

Главная проблема ещё и в том, что этот стереотип уходит корнями далеко в историю и складывался на протяжении нескольких веков. Впервые перелом произошёл именно в архитектурном освещении, где иногда сам светильник даже не видно. А в интерьерном — позиции "старого подхода" пока сохраняются и даже передаются из поколения в поколение.

Второй вечной проблемой является отсталость самого пользователя. Инертность же отрасли светодизайна по-прежнему велика. Формирование световой среды города находится в руках крупных государственных компаний, которые не особо хотят меняться и смотреть, как изменился мир, и продолжают делать всё "по старинке".

— По сути, наше освещение городов ничем не отличается от освещения XX века. Многие подходы взяты из прошлого. И здесь появление критики — всегда положительный сигнал. Когда говорят: это банально, скучно, устарело и не интересно, значит, потребности пользователя возросли, подавай ему что-то новое и оригинальное, — рассказывает Лайфу светодизайнер.

Мос-Вегас

Как считает Сергей Сизый, к современным проблемам светового дизайна можно отнести неправильное использование светодиодной техники. Да, светодиоды обладают большими преимуществами, но некоторые их достоинства не совсем правильно используются. Например, одна из возможностей светодиодного освещения — цветодинамика — позволяет выбирать подходящий оттенок и изменять его в различных сценариях освещения.

— Мы подбираем оборудование, создаём концепцию, закладываем определённые цвета: утром один, вечером другой. Но большинство заказчиков неправильно истолковывают эту возможность и начинают играться, чередовать цвета с бешеной скоростью, что портит и сам объект, и окружающую среду. Использование цветодинамики "на полную катушку" превращает многие объекты города в Лас-Вегас, — говорит Лайфу Сергей Сизый.

Так возникла потребность в единой концепции, рекомендациях и правилах освещения города: основные идеи, образы, выбор объектов, приборов и вариантов освещения — то, чем занимается световой урбанизм. Впервые о таких вещах задумались во Франции, постепенно эти идеи активно распространились по всему миру, а в 90-х годах прошлого века пришли и в Россию.

Тогда и была сформирована единая концепция световой среды города Москвы, которая со временем претерпела некоторые изменения. По идее она призвана упорядочить световой хаос и снизить обилие света в городе.

Но, во-первых, не все соблюдают этот свод правил, а во-вторых, есть множество нюансов, которые нуждаются в уточнении, так как могут быть по-разному интерпретированы.

Согласно своду этих правил, освещение верхнего яруса зданий на Садовом кольце должно иметь золотой оттенок. Если мы пройдёмся по улицам, то увидим, что все дизайнеры прочитали это указание по-разному. Поэтому попытки решить проблему цветового хаоса есть, но они, к сожалению, не совсем успешны
Сергей Сизый, светодизайнер

Ещё одна пока потенциальная проблема связана с долгим сроком службы светодиодов. Учитывая современные темпы развития, можно предположить, что через 20 лет появится новое, более совершенное и качественное оборудование. А это, устаревшее, так и останется стоять — ведь работает же! — и никто его не заменит. 

Иллюминация

Наталья Маркевич, куратор курса "Световой дизайн" в архитектурной школе МАРШ, объяснила нам, что трудности в воплощении концепции "золотого кольца" связаны с сильной "засвеченностью" этой улицы.

Первые варианты действительно были не совсем удачны. Чтобы придать единство световому оформлению верхнего яруса, был выбран общий для всех зданий жёлтый оттенок. Выглядит слишком ярко, но иного способа "перекричать" дорожное и рекламное освещение нет. Ведь для светового дизайна очень важен общий фон города. В европейских городах он выглядит темнее, что связано с высокой стоимостью электричества и необходимостью экономить. Это и позволяет им создавать сдержанные, камерные инсталляции, приглушённое архитектурно-художественное освещение.

Другой пример неудачного светового оформления в Москве — Мясницкая улица: светодизайнеры не учли её ширину, не рассчитали ракурс обзора, и получилась засвеченная улица полосатых огней.

Слишком пёстрым оказался торговый комплекс "Европейский": цвет и без того несёт большую "эмоциональную нагрузку", а здесь из-за его обилия и таких едких оттенков и вовсе в глазах рябит.

 — Я отношу себя к приверженцам умеренного освещения, но признаю, что многим людям нравится обилие света в ночное время суток, особенно зимой. С этим важно не переборщить: так, праздничное освещение возле станции метро "Театральная" в прошлом году было настолько динамично, что, проходя мимо, многие мои друзья даже прикрывали глаза. Страшно подумать, какой дискомфорт испытывают, например, эпилептики. Дизайнер несёт ответственность перед аудиторией, для которой создаёт свой проект, — поделилась мнением Наталья.

Яркое освещение может быть и удачным решением: примером его корректного использования является дом Пашкова. А вот для фабрики "Большевик", наоборот, выигрышным вариантом стало приглушённое освещение: на фоне зданий-"петрушек" оно смотрится роскошно и изысканно.

Насветили тут!

Другая проблема нашего времени — световое загрязнение, связанное с резко увеличившимся количеством света в ночное время, уходящего выше уровня горизонта. Раньше обходились только уличным освещением, сейчас есть и архитектурное, и ландшафтное, и праздничное, что не соответствует принципам "световой экологии".

Специалист в области светодизайна Сергей Сизый привёл Лайфу два примера крупных световых пятен в Москве — одно, розоватое, расположено над "книжками" на Новом Арбате, второе, белого цвета, — над Кремлём.

Они даже могут служить ориентиром для гостей и жителей Москвы. Поэтому ещё на стадии расчётов надо выбирать такую оптику, которая концентрирует световой поток на объекте освещения и не даёт ему вхолостую уходить в атмосферу. Для этого также предназначены специальные аксессуары — шторки, фильтры и прочее.

— Много вопросов вызывает банальный подход к ландшафтному освещению. Почему-то почти никто не предусматривает такую вещь, как опадание листвы в холодное время года. За счёт этого, а также снега, который отражает свет, масштабы светового загрязнения увеличиваются в разы. Зимней ночью в московских парках можно гулять без опаски, — рассказывает Лайфу светодизайнер.

Уже не раз говорилось, что это серьёзно сбивает биоритмы растений и птиц, плохо сказывается на здоровье человека и даже может привести к сезонной депрессии. Вечернее освещение должно быть спокойным, не переутомлять и без того уставший от дневных впечатлений ум. Для здорового сна необходимо максимально затемнённое помещение. Днём — как можно больше света, ночью — как можно меньше.

Наталья Маркевич считает, что светового загрязнения не избежать — его можно только уменьшить. Обилие светового загрязнения в Москве продиктовано стремлением обезопасить дорожное движение и одновременно сделать поездку по ночному городу приятной. Здания пытаются украсить, разнообразить вид за окном. Другое дело, что в этих зданиях живут люди.

— Например, рядом со мной в ста пятидесяти метрах от дома пролегает хорошо освещаемая дорога, и вечером я спокойно могу передвигаться по квартире, не включая свет. Представляю, как страдают жители домов, рядом с которыми построили новые торговые центры. Выделяя фасады ярким, цветным и подчас динамическим освещением для привлечения покупателей, проектировщики часто не думают, что тем самым заливают квартиры местных жителей попеременно жёлтым, малиновым или изумрудным цветом, — рассказывает Лайфу Наталья.

Сейчас ведутся исследования, которые помогут определить нужное количество светильников, их мощность и их качество. Ведь стоит только установить неправильную оптику — и свет уходит вверх. Можно надеяться, что когда-нибудь мы достигнем нужного баланса между избытком и достаточным количеством света.

Это вам не лампочку вкрутить

Как отмечает Сергей Сизый, многие слабо представляют, в чём заключается профессия светового дизайнера. На самом деле, все задачи не сводятся к простому "выбрать лампочку и светильник"

Проектирование освещения начинается с очень подробного анализа: что за объект, где находится, как используется, в какое время (день — ночь, будни — выходные, зима — лето), каково фоновое освещение и так далее.

Затем на основании полученных выводов ставятся задачи, начиная от базовых и заканчивая эстетическими. При этом объект должен удовлетворять всему комплексу задач в равной мере. После выстраивается концепция: какие виды освещения будут использованы, какие части здания будут освещены, а какие останутся затемнёнными.

Второй пункт не менее важен: всё должно выглядеть гармонично. Заканчивается формирование концепции описанием параметров световой среды, световыми планировками и визуализациями. После согласования с заказчиком начинается рабочее проектирование, и только на этом этапе окончательно решается, какое оборудование будет выбрано, какой мощности, с какой оптикой, где оно должно стоять и куда нацелено.

Причём нельзя просто скопировать освещение уже существующих проектов из той же, по мнению многих, "эталонной" Европы. Все объекты разные, и освещение должно быть разным. И даже меняться в зависимости от естественного освещения. В одних случаях рассеянное освещение будет удачным решением, в других — вообще недопустимо. Учитывая разный характер задач светодизайна, люди этой профессии должны быть одинаково подкованы в творческой и технической стороне дела. 

О влиянии света

При составлении концепции объекта световой дизайнер должен в том числе учитывать воздействие света на человека.

Первый вектор его воздействия, самый простой и понятный — это визуальный, который позволяет ориентироваться в пространстве, выполнять работу.

Второй — биологический: влияющий на пассивность и активность человека. Это зависит от количества и спектрального состава света (наличие синей составляющей, которая делает свет холодным).

— Допустим, мы создаём две одинаковые световые среды с одной лишь разницей: в одной будет тёплый свет, а в другой — холодный белый. Предположим, это транспортная магистраль. И здесь этот выбор очень важен: холодный свет в большей степени способствует активности, чем тёплый, который расслабляет человека и настраивает на отдых, — говорит Лайфу Сергей, автор и преподаватель дисциплины "Теория эмоционального дизайна".

Третий вектор — эмоциональный — ещё более сложный. Освещение — ключевой элемент в формировании визуального образа, который с помощью определённых ассоциаций воздействует на наше настроение, эмоции, чувства. И для светового дизайнера крайне важно это учитывать для создания правильных ощущений. Утром освещение не должно походить на вечернее, а вечером — на утреннее, то же самое со временем года.

Особую роль играет эмоциональная составляющая в праздничном освещении: если бы в канун Нового года в городе не стояли ёлки, не висели гирлянды, не было этого запаха мандаринов, праздник бы походил на обычный день. Световой дизайнер изучает, за счёт каких параметров формируются различные ассоциации. Восход солнца и закат, свечи, огонь — вроде бы все они имеют одинаковый тёплый белый, янтарный и красный свет. И задача светодизайнера — найти между ними различия, чтобы человек не путал огонь в камине с огнём свечей в церкви.

Есть, куда расти

Совсем недавно начались работы по восстановлению исторического облика фонарного освещения на главных улицах Москвы. За основу были взяты фонари 40—50-х годов, а провода — как и в сталинское время — спрятали под землёй.

Светодизайнер Сергей Сизый считает такую политику затратной, но верной и даже нужной. А вот унификация светового оборудования возможна только в рамках внешнего вида, так как на световые характеристики фонаря влияет множество факторов: сама территория (пешеходная часть или улица), высота опоры, ширина улицы, ну и, разумеется, ожидаемый эффект.

Фото: © РИА Новости/Максим Блинов

Фото: © РИА Новости/Александр Вильф

А Наталья Потапова, в свою очередь, видит возможность исключений для фонарей, подвешенных на растяжках, что довольно удобно на узких улицах без общественного транспорта. По словам директора музея "Огни Москвы", такой вариант тоже нравится посетителям: ночью он напоминает гирлянду, зависшую в воздухе. Поэтому надо искать золотую середину: убрать провода там, где их слишком много, и оставить в тех местах, где они ничем не мешают.

Сегодня российскому световому дизайну действительно есть куда расти: надо развивать освещение пешеходных зон — сделать интересный акцент или светотеневые рисунки.

В любом случае каждая ситуация, каждый объект требует детального рассмотрения и принятия взвешенного, обдуманного решения. Если руководствоваться здравым смыслом, в любой области можно достичь результатов. И, как мы видим, у российского светового дизайна они уже есть. Остаётся только решить некоторые проблемы и внести свой неоценимый вклад в развитие светодизайна. Вперёд, товарищи, в светлое будущее!

Выбор редакции

Loading...