Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

Кому мешают отечественные онлайн-кинотеатры?

Как борьба с "захватчиками" из западных онлайн-сервисов может погубить российскую индустрию онлайн-кинотеатров.

Post cover

Фото: © EAST NEWS

Госрегулирование и отстаивание национальных интересов — вещь вполне нормальная и необходимая. Но всегда важны мотивации и точное целеполагание. Если они не очевидны и не заявлены во всеуслышание, начинаются спекуляции и хаос.

В начале 2016 года в Россию пришёл Netflix — крупнейший американский онлайн-сервис и кинопроизводитель, потративший на съёмки таких сериалов как House of Cards и Stranger Things более 3 млрд. долларов. Многие эксперты в тот момент ожидали, что это событие взорвёт рынок и сметёт всех конкурентов.

Достаточно быстро стало понятно, что Netflix не настроен инвестировать в российский рынок и примитивно русифицировал интерфейс, предоставив пользователям на территории России возможность оформлять подписку. Но, и это очень важное "НО", на тех же условиях, что и гражданам США и других стран, без скидок и учёта национальных особенностей.

Условия суровые: строго платный доступ — от 8 до 12 евро в месяц (550—820 руб), основной язык фильмов и сериалов оригинальный, читай английский. Доля контента, переведённого на русский язык хотя бы при помощи субтитров, незначительная.

Эксклюзивные продукты? House of Cards показывают по федеральным телеканалам, а прочие эксклюзивы Netflix вроде цикла из 4 сериалов под общим названием "Защитники" от Marvel (не путать с российским полнометражным фильмом с цигейковым медведем-пулемётчиком) интересны узкому кругу лиц, пусть и очень качественны. Например, сериальная экранизация комикса про "Сорвиголову", по оценкам критиков, на пять голов выше полнометражной с Беном Аффлеком, снятой несколько лет назад.

Если на рынке нет ничего, то подобный продукт воспримут с распростёртыми объятиями, но внезапно оказалось, что в России с онлайн-кинотеатрами всё очень хорошо и без американцев. 

Российский рынок не очень велик: в 2016 году, по оценкам экспертов, его объём составил порядка 6 миллиардов рублей. Самый посещаемый онлайн-кинотеатр России — IVI.ru с выручкой в 2015 году в 1,05 млрд рублей, по данным "Ведомостей". На IVI.ru масса бесплатного контента: фильмы, мультфильмы, сериалы от классических "А зори здесь тихие" и "Семнадцать мгновений весны" и до западных хитов вроде Grey Anatomy великого продюсера Шонды Раймз и всех сезонов доморощенных "Сватов". Есть и платный доступ, но деньги просят только за топовые киноновинки и самые новые сезоны любимых сериалов. Цена вопроса — 400 рублей в месяц.

Мало IVI.ru? Есть Оkko с оплатой за каждый фильм или сериал и годовым оборотом в 650 миллионов рублей. Есть Megogo с подпиской за 200 рублей с доступом части фильмов и сериалов, остальное — бесплатно. А еще Tvigle и Tvzavr. Не интересуетесь полным метром и классикой, а являетесь фанатом исключительно Game of Thrones и прочих крутых новинок сериального рынка? Извольте в "Амедиатеку", подписавшую контракты со всеми производителями от HBO и до Showtime и ABC. Подписка — от 600 рублей, но и продукт достойнейший, агрегирующий едва ли не всё лучшее, что сегодня есть в мире сериалов.

Перечисленные компании — не просто активные игроки на российском рынке, они этот рынок успешно сформировали. То есть сложилась та редкая ситуация, когда национальные  IT-продукты оказались для конечного пользователя гораздо интереснее и привлекательнее западных. Для примера: только этой осенью Apple предложила пользователям телеприставки Apple TV сервис TV, позволяющий получить доступ к сериалам и фильмам, произведённым различными каналами, из одной учётной записи. До этого момента приходилось оформлять подписку на каждый канал по отдельности. А "Амедиатека" работает в России по такому принципу уже несколько лет.

И именно этим отставанием было вызвано решение Netflix не выходить на российский рынок, а просто технически открыться для него, как и ещё для десятков разных стран. Хотите смотреть? Смотрите. Как есть.

Но под знаменем борьбы с Netflix несколько месяцев спустя Медиа-коммуникационный союз — общественная организация, объединяющая крупных игроков (МТС, "Вымпелком", "Ростелеком", "ЭР-Телеком" и ряд других), подготовил законопроект, регулирующий рынок мультимедийных сервисов и фактически относящий онлайн-кинотеатры к СМИ, то есть предполагающий регистрацию в соответствующем реестре и ограничивающий иностранное владение долей в 20 процентов. 25 ноября законопроект был внесён в Госдуму депутатами Госдумы.

Плохо ли, если иностранцы владеют СМИ в нашей стране? Кто-то считает, да. Кто-то — нет. СМИ оказывают влияние на повестку дня, формируют мировоззрение. Это нельзя пускать на самотёк. Но кино и сериалы — дело совсем другое. По сути своей это онлайн-библиотеки уже созданного контента, который и так подпадают под всё законодательство по борьбе с экстремизмом и защитой детей от вредной информации. Да и противник был избран очень странный — пассивный, денег не инвестирующий, не предлагающий ничего такого, что могло бы изменить расклад сил. К тому же весьма активно продвигающий на американском рынке российские продукты, например, мультсериал "Маша и Медведь".

И начинаются догадки и приступы боевой паранойи. Добавляет неразберихи и шума и присущая нашим законодателям нелюбовь к точным формулировкам. И получается, что главной целью оказался не Netflix, а YouTube — он тоже, якобы, подпадает под основные критерии, озвученные в законопроекте. Сервисы должны предлагать доступ к контенту за плату, по подписке или за рекламу, а посещаемость на протяжении трёх месяцев должна составлять более 100 000 человек в сутки.

То, что могло бы вывести YouTube из-под удара, скрывается в формулировке "преимущественно профессиональный контент". А на YouTube контент вроде как "преимущественно любительский". Но что такое это "преимущественно"? Какое соотношение?  20/80?  30/70? 40/60? Из текста закона это неочевидно.

Роскомнадзор, призванный в качестве регулятора, и замминистра связи Алексей Волин говорят, что не подпадает, так как важна основная направленность площадки — профессиональная или любительская. И поскольку у YouTube она всё же любительская, то нет — он ничем не рискует. Но она любительская сегодня, а завтра?

Десяток лет назад один из крупнейших российских спортивных порталов Sports.ru публиковал только редакционные материалы, а сегодня на нём едва ли не 90 процентов текстов сторонних авторов, не являющихся профессионалами. А на видеохостингах наоборот, блогеры становятся всё профессиональнее, а практически все российские киностудии и телеканалы давно открыли там свои представительства. И так везде. Направленность площадки равно как и контентная стратегия — это вещи, меняющиеся в один день по воле главного редактора, и от них не могут зависеть вопросы собственности.

А ещё, как только появились слухи о том, что подобный проект закона начали готовить, от приобретения одного из онлайн-кинотеатров отказались китайцы из LeEco. В рамках их стратегии ядром бизнеса по продаже телевизоров и смартфонов должна была стать контентная площадка. И совершенно логично, что вместо развития своего онлайн-кинотеатра с нуля они решили приобрести что-то уже существующее и успешное. Но ограничение в 20 процентов иностранного владения даже на уровне слухов и теоретической возможности эту сделку похоронило.

Обращает на себя внимание и то, что регулировать рынок онлайн-кинотеатров взялись структуры, сами на этом поприще успехов не достигшие, как будто бы олицетворяя присказку, что руководит обычно тот, кто сам ничего делать не умеет. А едва ли не самая популярная теория появления законопроекта сводится к тому, что ограничение владения долей в 20 процентов должно лишить возможности существующие площадки получать деньги на развитие, продавая доли западным компаниям, и тем самым вынудить их занимать деньги на внутреннем рынке, продаваясь компаниям российским — тем самым членам МКС. А практически все крупные российские онлайн-кинотеатры уже привлекли инвестиции из-за рубежа, и, соответственно, им срочно придётся менять собственников, руководствуясь не интересами бизнеса, а принадлежностью покупателя к той или иной юрисдикции.

Ещё по одной версии, рекламодатели хотят большей прозрачности в том, что касается показов рекламы, и именно по этой причине цифры посещаемости чрезвычайно важны в качестве критерия. И непонятно, почему два десятка лет рекламу в Сети без ведома и контроля Роскомнадзора продавать удавалось, а теперь это стало абсолютно невозможно.

В результате получается, что неспособность внятно формулировать цели и задачи, и неумение (или нежелание) писать законопроекты без дырявых формулировок могут повергнуть в хаос один из самых быстрорастущих сегментов российского онлайн-бизнеса. Причём это всё может произойти, даже если закон в итоге принят не будет. И тогда, чем чёрт не шутит — предложение Netflix или каких-нибудь китайцев может действительно оказаться одним из самых привлекательных для пользователей. Просто потому, что ничего другого не будет. Но кто в этом будет виноват?

Выбор редакции

Loading...