Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Путаница вокруг Алеппо

Журналист Айк Халатян — о том, как ведётся борьба за захваченный боевиками город на дипломатическом уровне.

Post cover

Фото: © РИА Новости/Михаил Алаеддин

Минувший день ещё больше запутал ситуацию вокруг Алеппо.

С одной стороны, глава МИД России Сергей Лавров раскрыл детали достигнутого в ходе субботних переговоров в Риме соглашения с госсекретарём США Джоном Керри: "В ходе российско-американских консультаций будут согласовываться конкретные маршруты и сроки выхода всех боевиков из восточного Алеппо. Как только они будут согласованы, вступит в силу режим прекращения огня". Добавив, что те боевики, которые не покинут Алеппо, будут рассматриваться как террористы.

С другой стороны, уже вечером России и Китаю пришлось заблокировать в Совбезе ООН проект резолюции по гуманитарной ситуации в  Алеппо, авторами которой стали Египет, Испания и Новая Зеландия. Сама резолюция призывала к прекращению огня в Алеппо как минимум на 10 дней, в том числе и по позициям террористических групп "Джебхат ан-нусра"* и ИГ*.

Ещё до заседания Совбеза Лавров назвал данную резолюцию контрпродуктивным и провокационным шагом, подрывающим российско-американские усилия, так как в ней идёт речь не об уходе боевиков из города, а о немедленном прекращении огня.

"У нас отсутствуют какие-либо сомнения при учёте опыта предыдущих пауз в боевых действиях, что десятидневная передышка такого рода, которую боевикам так щедро хотели бы предоставить энтузиасты проекта резолюции, была бы точно использована для перегруппировки и пополнения их сил и средств и тем самым затруднила бы освобождение восточного Алеппо от них, лишь продлевая страдания людей", — отметил глава российского МИД.

В понедельник Алеппо оказался в центре внимания мировых СМИ не только из-за дипломатических схваток, но и из-за трагической новости об обстреле боевиками из восточной части города российского госпиталя, в результате которого погибли двое российских медиков, а ещё один был тяжело ранен.

И если российские дипломаты были более сдержанны в своих оценках помощи воюющим в Сирии боевикам со стороны США и его европейских союзников, то российские военные прямо высказали всё, что думают об этом. "Кровь российских военных медиков в Алеппо лежит на руках покровителей террористов из США, Великобритании, Франции", — заявил официальный представитель Минобороны генерал-майор Игорь Конашенков.

У боевиков были точные координаты госпиталя, и российские военные понимают, от кого они их получили. "Поэтому вся ответственность за убийство и ранения наших медиков, оказывавших помощь детям Алеппо, лежит не только на непосредственных исполнителях. То есть боевиках "оппозиции", — добавил Конашенков.

События понедельника внушают серьёзные сомнения, что удастся реализовать соглашение, достигнутое в ходе переговоров Керри с Лавровым. Тем более что сами боевики уже заявили, что не собираются покидать Алеппо и будут бороться "до последней капли крови".

На этом фоне довольно странным выглядит уверенность американской стороны, что ей удастся убедить боевиков покинуть город. Встаёт вопрос, откуда у США рычаги давления на ведущую силу в восточном Алеппо "Ан-Нусру", которую даже сам Вашингтон признаёт террористической группировкой.

И если эти рычаги у США всё-таки есть, то почему они не воспользовались ими раньше, ведь впервые с предложением к боевикам беспрепятственно покинуть город (Дамаск и Москва дали добро на это) в начале октября выступил спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура. За эти два месяца можно было бы спасти множество мирных жителей Алеппо.

Можно предположить, что "предложение" Керри явилось следствием жёсткой позиции России, отказавшейся в этот раз пойти на уступки американцам. Ведь, как заметил Лавров, пока что все гуманитарные паузы боевики использовали лишь для перегруппировки и пополнения сил, а их западные партнёры закрывали на это глаза, продолжая требовать от российских и сирийских войск непонятный гуманизм в отношении террористов и радикальных исламистов, не утруждая себя тем же самым в ходе своего наступления на Мосул.

И через несколько дней Вашингтон сообщит, что ему не удалось добиться ухода боевиков из Алеппо. Не исключено, что ответственность за это возложат на российскую сторону (его европейские и ближневосточные союзники уже этим занимаются).

Особенно интересна реакция на успешное наступление правительственных войск в Алеппо среди ближневосточных союзников США. Турция, Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ) и Катар в воскресенье предложили созвать чрезвычайную сессию Генассамблеи ООН для обсуждения ситуации в Алеппо.

О том, как сложно приходится российской дипломатии в своих попытках найти решение сирийского конфликта, говорят противоречивые заявления турецких властей, с которыми Москва пытается заключить сепаратные соглашения по Сирии. Можно вспомнить, как глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу 1 декабря на встрече со своим российским коллегой пытался сгладить слова президента Турции Эрдогана, что главной целью турецкой операции в Сирии является свержение Башара Асада. А уже через день в Бейруте тот же Чавушоглу безапелляционно заявлял, что "Асад должен уйти".

Хотя заявления турецких лидеров лишь на первый взгляд противоречивы. Если проанализировать все их действия с начала сирийского кризиса, то они довольно последовательны и призваны усилить влияние Турции в соседней стране. Можно предположить, что на фоне внутриполитических проблем, следствием которых являются и экономические в самой Турции, Анкара будет всё более и более активно действовать в соседних Сирии и Ираке, а также своих курдских районах, дабы помимо решения геополитических задач отвлечь внимание турецкого общества от внутренних проблем.

Что касается самого Алеппо, то, судя по всему, Москва и Дамаск учли уроки предыдущих неудачных соглашений и твёрдо намерены на этот раз довести до конца свою операцию. И полное освобождение города — лишь вопрос времени. Особенно учитывая благоприятный внешнеполитический фон, в частности смену власти в США.

Однако российской дипломатии надо суметь пройти между Сциллой и Харибдой, не только оказав противодействие планам США и их региональных союзников, но и не поддаться желанию вести войну до победного конца. Неслучайно, что сирийские власти неоднократно высказывались против федерализации страны. Это намёк на возможность будущего конфликта даже с нынешними союзниками в борьбе с ИГ и другими суннитскими группировками.

Не исключено, что Дамаск и Тегеран на фоне последних военных успехов будут пытаться торпедировать переговорный процесс, надеясь решить конфликт силовым путём. А это невозможно без ещё большего вовлечения российской армии в войну.

Между тем победа в Алеппо даст сильный козырь Москве, Дамаску и Тегерану в переговорном процессе. Надо суметь им воспользоваться. Особенно России. И не только в сирийском вопросе.

* Деятельность организаций запрещена в России решением Верховного суда РФ.

Выбор редакции

Loading...