Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Нерыночная экономика. Что будет с ценами в стране после Нового года

Фото: ©РИА Новости/Владимир Песня

Post cover

Денис Ракша пояснил, почему, вопреки экономическим законам, цены в России растут при снижении спроса.

О молоке и сделке с "Роснефтью"

В. ШЕСТАКОВ: Наш гость — экономист Денис Ракша. Приветствую!

Д. РАКША: Добрый день!

В.Ш.: Какая новость финансовая, экономическая на этой неделе, по-вашему, главная? Что привлекло ваше внимание?

Д.Р.: Формально есть две главные экономические новости — это продажа пакета акций "Роснефти" и прохождение бюджета.

В.Ш.: Сегодня в третьем чтении его рассматривают.

Д.Р.: Да, но это фактически уже всё.

В.Ш.: Актуально будет поговорить о том и о другом, я думаю.

Д.Р.: Наверное, да. Но при том, что формально это две самые главные новости экономические, на самом деле моё внимание привлекли две другие новости. На первый взгляд, совершенно проходные. Обе связаны с молоком. Первая прошла пару дней назад. Я её сейчас не нашёл, просто помню. Там говорилось о том, что потребление молока упало, по-моему, на 7 или на 8 процентов. А вторая вышла сегодня, тут написано, что с начала нового года, вероятно, молоко подорожает на 10%.

В.Ш.: Теперь, пожалуйста, закономерности вот эти.

Д.Р.: Рынок сжимается. Общая логика такая всей этой истории: потребление молока падает, то есть рынок сжимается, при этом производители молока собираются поднять цены. На самом деле это происходит не только на рынке молока. Мы это не очень видим, мы же не знаем, падает потребление телевизоров или не падает. Это знают те, кто их производит, и те, кто ими торгует. Нас это не касается. Притом что оно падает, естественно, как и всех товаров длительного пользования, всех так называемых дорогих редких покупок. При этом цены на них растут. Это мы понимаем. Потому что производители пытаются компенсировать выпадающие доходы за счёт роста цен. Вот этот процесс сейчас перекинулся плавно на рынок продуктов питания. То есть если по логике вещей у вас население начинает покупать меньше, нужно цены снижать. Фиг вам. Повышают.

В.Ш.: Это по-русски так получается, по-российски.

Д.Р.: Ну нет. Я бы не стал национально окрашивать эту историю. Но это факт.

В.Ш.: Что, получается, все остальные категории продуктов будут так же?

Д.Р.: Может быть, не все. Мы посмотрим, как там будет это всё развиваться. Но какие-то, наверное, будут, да. В последнее время много вопросов задают, регулярно кто-то звонит и спрашивает, а что будет с потребительским рынком. Этот вопрос выводит на вопрос о доходах населения.

Доходы населения будут продолжать падать, и потребительский рынок будет продолжать сжиматься
Д. Ракша

И вот эта новость, точнее, две новости, — это доказательство этого тренда.

В.Ш.: Безобразие. Чего ж делать-то? Ещё впереди Новый год.

Д.Р.: На Новый год все напрягутся сейчас. По сусекам поскребут, по амбарам пометут, колобков накрутят.

В.Ш.: Вчера была новость, по-моему, о том, что россияне впервые за несколько лет отказались сокращать расходы на новогодние праздники.

Д.Р.: Да куда уж сокращать. Они их сократили в предыдущие два года. До разумного минимума.

В.Ш.: Ужались, да? Мы спрашивали у наших слушателей, большинство сказало, что подзатянули свои ремни.

Д.Р.: Есть параллельная новость, что продавцы предполагают, что объёмы расходов россиян на новогодние праздники будут такими же, как в прошлом году.

В.Ш.: А если к тем самым главным новостям — сделка с "Роснефтью" и бюджет.

Д.Р.: Про бюджет уже практически всё рассказано. Не знаю, что ещё добавить. Можно только повторить.

В.Ш.: Сделка по "Роснефти", кстати говоря, и есть бюджет.

Д.Р.: Нет, бюджет на следующий год, а сделка — это бюджет этого года. То есть это несвязанные вещи.

В.Ш.: А бюджет этого года как-то изменится, улучшатся показатели итоговые всё равно, если деньги такие большие поступают?

Д.Р.: Это же было запланировано в бюджете этого года. Поэтому показатели не улучшатся, они просто будут выполнены. Если бы эти деньги не были получены, то тогда дефицит бюджета этого года оказался бы больше, чем нужно. А так он будет, как запланировано.

В.Ш.: В целом сделка по "Роснефти" ещё долго будет оказывать какое-то влияние на тренды рыночные?

Д.Р.: Я не думаю, что она вообще будет оказывать какое-то влияние.

В.Ш.: Вчера просто капитализация её увеличилась, акции достигли исторического максимума.

Д.Р.: Да, но это краткосрочный фактор, это не будет действовать вечно. Как только что-то будет происходить с ценой на нефть, этот фактор, который является более значимым, он будет перевешивать. А с ценой на нефть, скорее всего, что-то будет происходить. Потому что главным событием следующей недели будет заседание Комитета по открытым рынкам Федеральной резервной системы США, на котором должно быть принято или не принято решение о повышении ставки.

В.Ш.: Вот об этом давайте снова расскажем, чтобы понять, что будет дальше, если они принимают такое решение или такое — повышают или оставляют. Если они оставляют?

Д.Р.: То доллар остаётся слабым, нефть продолжает расти по отношению к доллару и продолжает укрепляться рубль вместе с нефтью. Следующее заседание в конце января, вероятность повышения ставки на следующем заседании уже возрастает чуть ли не до 100%, потому что к этому времени Трамп уже вступит в должность президента. Сейчас единственным фактором, который может отсрочить это решение, является эта неопределённость с президентством Трампа — подтвердят там выборщики, не подтвердят своё голосование.

В.Ш.: В любом случае там мало что изменится, потому что выборщиков слишком много, перевес в пользу Дональда Трампа.

Д.Р.: Шанс ещё есть. По фундаментальным факторам, ФРС уже пора поднимать ставку, и Джанет Йеллен, выступая пару недель назад, сказала, что, скорее всего, это и случится.

Если ФРС поднимает ставку, доллар растёт, всё остальное падает: падает нефть, рубль, евро
Д. Ракша

В.Ш.: То есть они вообще могут сравняться?

Д.Р.: Это решение ФРС и разворот тренда может полностью компенсировать и даже перекрыть решение ОПЕК.

В.Ш.: Вообще всё было бесполезно? Всё зря.

Д.Р.: Почему — бесполезно? Если бы не было решения ОПЕК, а ФРС повысила ставку, то нефть бы рухнула сильнее. А так она рухнет меньше.

В.Ш.: Подстелили соломку.

Д.Р.: Именно поэтому они так торопились.

Об инвесторах и автомойках

В.Ш.: Тут премьер наш Дмитрий Медведев поручил подготовить план действий правительства на 2017–2025 годы.

Д.Р.: Это во исполнение поручения Владимира Путина, озвученного в послании.

В.Ш.: Да. Темпы роста экономики, превышающие мировые. Надо вот достичь с 2019 года.

Д.Р.: Да, это мы на прошлой неделе обсуждали. Ровно всё то, что сказал Владимир Путин, теперь превращено в поручение правительству.

В.Ш.: Что же в этой ситуации будет делать правительство, кроме как раздавать поручения?

Д.Р.: Оно будет и готовить этот план.

В.Ш.: А что туда надо включить, по-хорошему?

Д.Р.:

Для того, чтобы достичь вот этих темпов роста, экономике нужно резко нарастить объём инвестиций
Д. Ракша

Для того, чтобы резко нарастить объём инвестиций, нужно, с одной стороны, создать более благоприятные условия для инвесторов. А с другой стороны, создать менее благоприятные условия для тех же самых инвесторов, держать их деньги в финансовых инструментах. Это то, чем занимается Центральный банк. Он снижает инфляцию, снижает ставку, снижает доходность по всем финансовым инструментам.

В.Ш.: Говоря про инвесторов, высказались в Госдуме по этому поводу. Сказали, что сделка по приватизации акций "Роснефти" окажет положительное влияние на экономику и позволит привлечь тех, кто сейчас сидит в засаде. Они выйдут на российский рынок.

Д.Р.: Я не думаю, что это как-то связано. Ну, приватизировали "Роснефть" и приватизировали. Это было очень сложное, головоломное решение, потому что есть же санкции. Минфин Соединённых Штатов уже заявил, что они эту сделку будут пристально изучать на предмет того, не были ли нарушены где-то, в каком-то месте, санкции. Сделка же сложная. Там не просто продали акции. Там одновременно они продали акции и заключили очень долгосрочный договор на поставку нефти вот этой компании Glencore, которая является крупнейшим нефтяным трейдером, одним из крупнейших в мире. Я думаю, что обо всех деталях этой сделки мы узнаем ещё нескоро.

В.Ш.: Здесь был такой пространный и общий вопрос: "А может быть, у нас в России нет рыночной экономики?"

Д.Р.: Я считаю, что отсюда нужно просто убрать слова "может быть" и тогда всё будет нормально. Конечно, её нет.

В.Ш.: Чего у нас нет-то рыночной экономики?

Д.Р.: Я предлагаю к рыночной экономике перейти в конце, а сейчас начать с автомойки. У вас была там новость.

В.Ш.: Есть такая новость. Сейчас посмотрим подробности.

Д.Р.: Не надо подробностей. Там стрельба какая-то была. Все автомобилисты чаще или реже моют свои автомобили. И если летом можно сделать это своими руками, то зимой выхода нет: можно это сделать только на автомойке. Вот у меня есть автомойка такая придворная, в которую я езжу регулярно мыть автомобиль. Сегодня заезжаю я туда с утра, а мне говорят (вы помните, с чего мы начали программу — с молока, с того, что рынок сжимается, а цены будут расти) — так вот на автомойке произошло то же самое. Рынок сжимается. Поскольку я к ним регулярно езжу, я с ними разговариваю, спрашиваю, как дела, и они говорят, клиентов всё меньше и меньше. Что они сделали? Повысили цены. Вы угадали.

В.Ш.: Интересно. Кстати, к автомобильной теме: тут государственно-правовое управление Администрации Президента дало отрицательный отзыв на поправки в закон об ОСАГО. Автоюристов хотели как-то...

Д.Р.: Автоюристы — это эвфемизм. Речь идёт о мошеннических схемах получения выплат по ОСАГО, в России есть даже целые регионы, которые специализируются…

В.Ш.: Градообразующие предприятия практически.

Д.Р.: Районообразующий бизнес такой. Я не буду называть регионы — кому интересно, может найти это всё в Интернете. В этих регионах люди просто зарабатывают себе на жизнь этим бизнесом. И страховщики в эти регионы отказываются идти.

В.Ш.: И поэтому там всё это цветёт?

Д.Р.:

Смысл в том, чтобы отменить выплаты деньгами, и если вы уж разбили свою машину, то по ОСАГО вы получаете ремонт
Д. Ракша

То есть компенсацию в натуральном выражении. Там тоже есть схемы. Ты идёшь, договариваешься с дилером, что как будто бы он делает тебе ремонт, на самом деле он получает деньги от страховой и делит их с тобой. Тоже такая не очень чистая схема, но это сложнее. Таким образом можно усложнить жизнь этим людям, и часть людей из этого бизнеса вообще вывести. Не приняли. Почему — я не знаю. Я не читал законопроект. Главное государственно-правовое управление Администрации Президента объявило о том, что он плохо написан.

В.Ш.: Проект сырой, сказали.

Д.Р.: Не знаю, почему он плохо написан и в чём дело, но страховщики говорят, что если он не будет принят, то они всерьёз начнут подумывать об уходе из бизнеса. Причём это крупные страховщики.

В.Ш.: 63-й спрашивает: "Так выживут те, кто снижает цены, а те, кто повышает цены, умрут?"

Д.Р.: Всё очень неоднозначно. Нужно будет посмотреть. Грубо говоря, всё зависит от того, где расположена эта автомойка, если мы говорим о мытье автомобилей, кто там моет автомобили, не всё ли им равно. Вот я буду продолжать мыть свой автомобиль, даже несмотря на повышение цен. А кто-то скажет: да и бог с ним, и будет ездить на грязном. Тут заранее никогда не знаешь.

В.Ш.: Есть противоположное сообщение практически: "Занимаюсь мебелью, и сегодня меня обрадовал поставщик, что кухонные столешницы подешевели", — 22-й пишет.

Д.Р.: Ну, значит, петли подорожают. Давайте про коррупцию немножко. На примере автомойки — не моей, абстрактной. Не той, где я мою автомобиль. Когда говорят о коррупции, почему-то по умолчанию все имеют в виду взаимоотношения гражданина и чиновника. А вот теперь представьте: приезжаете вы на автомойку, а вам говорят: "Слышь, дорогой, у меня в прейскуранте помыть машину стоит 350 рублей".

В.Ш.: "Я тебе сейчас за 200 помою, только ты мне это кладёшь в карман без чека".

Д.Р.: Вопрос: коррупция это или нет? Второй вопрос: сколько граждан?

В.Ш.: Хочешь жить — умей вертеться.

Д.Р.: Сколько граждан согласится на такое предложение?

В.Ш.: Давайте, правда. Вот вы согласны дать на лапу?

Д.Р.: Нет, не на лапу, это же не взятка.

В.Ш.: Заплатить меньше.

Д.Р.: Вы платите за ту же самую услугу, которую покупаете каждый день.

В.Ш.: Но в обход официальных регистраторов.

Д.Р.: Да, вы платите просто не в кассу, а вот этому мойщику. Это может быть что угодно, это же не обязательно автомойка. Тут надо понимать, что вы же не нарушаете закон.

В.Ш.: В общем-то, нет.

Д.Р.: Нет.

В.Ш.: А если ещё это частная лавочка, чего там.

Д.Р.: Нет, это именно частная лавочка. Нет здесь взаимоотношения человека и государства. Нет никаких чиновников. Есть бизнес и даже не предприниматель, а его наёмный работник, который решил обмануть немножко своего работодателя. А вам-то хорошо: вы деньги сэкономите.

В.Ш.: Неужели в кризис всегда так приходится…

Д.Р.: Да и без кризиса. В любой момент. Речь же не только о взятках.

В.Ш.: В общем, тренд предсказуем.

Д.Р.: Голосования?

В.Ш.: Сейчас большинство голосующих говорят в пользу этого варианта. Лучше дать 200 без чека, чем…

Д.Р.: Шикарно. Можно уже закрывать голосование.

В.Ш.: 92%.

Д.Р.: Всё и так понятно. Ребята, и чего вы после этого удивляетесь, что у нас коррупция высокая? Вы сами её создаёте. Это не чиновники вам её создают. Это вы её создаёте.

В.Ш.: "Попробуй отказать такому мойщику — он тебе помоет плохо машину, ещё поцарапает что-нибудь".

Д.Р.: Ой, я сейчас заплачу прямо! Прям заплачу. Да, попробуй отказать.

В.Ш.: Я смотрю, что много желающих ещё и поговорить с вами, поэтому давайте подключим.

Д.Р.: Конечно, тема-то такая острая, актуальная.

В.Ш.: Добрый день! Здравствуйте. Алло.

Слушатель: Здравствуйте! Алексей, Москва. Тема действительно интересная. Во-первых, я думал, что вы сейчас немножко в другую тему пойдёте, в плане того, что не обмануть работодателя, а обмануть налоговую систему, потому что касса. Без кассы якобы дешевле. Но за вас уже всех обманули, потому что, несмотря на то, что вам пробивают чек, налоги всё равно не платят. Это делается очень просто. А вот именно обмануть работодателя — здесь работодатель сам выкручивается, он ставит видеокамеры, потому что обманывают всё равно. Это в первую очередь видно на рынках на любых, где стройматериалы продаются.

Д.Р.: Ну мы же обсуждаем не то, как работодатели с этим борются.

Мы обсуждаем, готовы ли мы сами создавать своими руками коррупцию. Да, готовы. И да, мы это делаем
Д. Ракша

В.Ш.: Здравствуйте. Вы своими руками коррупцию создаёте?

Слушатель: Нет, не создаю. Абсолютно согласен с Денисом. Я никогда так не делаю, у меня тоже такие бывали предложения, мимо кассы. Я никогда так не делаю, всегда иду через кассу, всегда по законному пути. Даже я в магазине вчера вижу, мужик ворует чекушку, закладывает в большую куртку и выходит. Я никогда так не сделаю, я пойду и заплачу.

Д.Р.: Вы молодец. Респект и уважуха. Но я же говорил не лично о вас, а о результатах голосования. 92%, хорошо, пусть это нерепрезентативный результат. Пусть он будет ниже, но всё равно — очень много людей. Отсюда мы логично и плавно переходим к последнему, наверное, вопросу. Почему у нас не рыночная экономика?

В.Ш.: Почему?

Д.Р.: Степень рыночности экономики определяется степенью участия или вмешательства государства в эту самую экономику. Количественного показателя, наверное, не существует. Можно проводить всякие опросы, делать какие-то рейтинги, но это всё очень относительно. Почему я говорю, что у нас экономика нерыночная? Естественно, речь о том, чтобы сравнивать её с классическими рыночными экономиками. У нас степень вовлечённости государства очень высокоя: больше 50% экономики контролируется впрямую или косвенно государством. Поэтому я говорю, что у нас государственный капитализм, нерыночная экономика — как угодно это назовите. А мы своей коррупцией добавляем сюда.

В.Ш.: Как всегда, на самом интересном месте приходится заканчивать. Экономист Денис Ракша, спасибо!

Выбор редакции

Loading...