Край тысячи водопадов. Глава RussiaDiscovery — об экспедициях на плато Путорана

18 декабря 2016, 15:44

Фото: © Flickr/Dmitry

<p>Фото: &copy; Flickr/<a href="https://www.flickr.com/photos/135546260@N05/22409641196/in/photolist-5ix9Ax-5iDKNL-5iCVt5-5iyCBZ-5iCRh9-5iysLx-5iyxZF-5iyAfM-5iDAzd-KY27SY-KG1Tpu-zTXE4A-zU4Ajt-zTYJe5-AbyBEM-A9ggA5-AcwewT-ywz3jL-yNbuHG-yPWnUB-5iC6sb-5iwVt8-5iwxpH-bVfumY-5iA4jX-5iEazs-5iE83j-5iDQow-5iDPF9-5iznSV-5izekM-5iDmQ7-5iDjZC-5iyUEv-5iyPsR-5iyNz2-5iyLyR-5iCYdo-5iynE8-5iymsX-5iyh98-5iyerr-5iCtC3-5iChjq-5ixZga-5iCfoo-5ixr8D-5iBGB9-5ix3oX-5iAF3o" target="_blank">Dmitry</a></p>

Путешественник Вадим Мамонтов рассказал о том, как можно добраться до одного из самых красивых и уникальных природных заповедников России.

М. АЛЕКСАНДРОВА: Вадим, самое, наверное, интересное — как добраться? Возможно ли самостоятельно без какой-либо компании добраться и посмотреть всё, что происходит на плато?

В.МАМОНТОВ: Да, безусловно, сейчас стало добраться туда гораздо проще, чем это было тогда, когда мы делали первое путешествие. Хотя ближайшие два года вот эта вот поездка, наверное, будет немножко осложнена тем, что в Норильске будет ремонтироваться взлётно-посадочная полоса в летнее время, и в 2017, и в 2018 году тоже. И большие дальномагистральные самолёты не смогут приземляться в Норильске. Поэтому будет сложная такая логистика. Нужно будет прилететь в Красноярск, там нужно будет пересесть на небольшой самолёт, который уже доставит вас в Норильск. Мы боимся, что, конечно, наверное, пассажиропоток очень сильно сократится, но есть надежда, что всё-таки авиакомпании найдут какое-то решение компромиссное, которое позволит туристам, которых с каждым годом становится всё больше (мы вот отметили, что, видимо, под влиянием последних событий). Даже если вот вы добрались до Норильска и преодолели вот ту сложность, о которой я сказал, дальше есть несколько вариантов, как отправиться дальше. Первый, самый простой, — это на специальном катере, который вас доставит по озеру Лама достаточно глубоко, практически в западную оконечность плато. Вы увидите там все прекрасные места, там будут и водопады, вы сможете подняться на плато, там есть хорошая база, где вы сможете остановиться и сделать вылазки к этим красивым местам. Ну, и по всему озеру Лама таких мест для остановки достаточно много. Вы можете, если у вас будет лодка — а она на этой базе тоже есть — вы сможете найти много таких интересных остановок, где выберетесь на берег и сходите к водопаду. Второй, гораздо более дорогой вариант, — это с вертолётной заброской.

М.АЛЕКСАНДРОВА: Это программа "Через Вселенную". Как обычно по субботам, мы выходим и рассказываем о каких-то необычных местах. Сегодня мы будем говорить о месте, которое для меня является какой-то мечтой. Вот бывает, называешь какое-то название географическое, и сразу же сердце начинает биться чаще, глаза начинают гореть. Вот для меня таким является плато Путорана. И сегодня у меня в гостях Вадим Мамонтов, путешественник, основатель компании RussiaDiscovery. И мы будем говорить как раз о моей мечте. И, я думаю, мечте не только моей, но и мечте многих людей. Здравствуйте, Вадим.

В.МАМОНТОВ: Добрый день.

PutoranaPlateau-3

М.А.: Расскажите, пожалуйста, что это за место. Я провела небольшой опрос среди своих друзей и своих близких, и кто-то с горящими глазами сразу же начинал говорить: "Боже мой! Это же место, где тысячи водопадов, где 25 тысяч озёр". А некоторые говорили: "А где это находится?" Так где же находится плато Путорана?

В.М.: Если совсем просто, то это находится практически в самом центре России.

Действительно, даже говорят, что географический центр России находится именно там
Вадим Мамонтов

Даже, по-моему, какая-то стела установлена где-то на плато, которая обозначает этот географический центр.

М.А.: Давайте будем рассказывать о том, что это за место, плато Путорана, почему оно считается географическим центром России? Я знаю, что это озеро Виви, с таким красивым названием.

В.М.: Да, точно. Действительно есть такое озеро на плато. Если вот представить карту России, то практически, действительно, самый её центр — все, наверное, могут визуально вспомнить такой большой-большой полуостров где-то на северном побережье России — полуостров Таймыр — и вот если спуститься немножко чуть ниже по карте, то как раз недалеко от горда Норильск будет находиться это небольшое плато.

 
Оно не очень высокое — это буквально 1000–1200 метров, самая высокая точка — где-то чуть больше 1700 метров всего на этом плато. Но, наверное, вот этой своей такой плоскостью оно и знаменито
Вадим Мамонтов

То есть за счёт того, что 250 миллионов лет назад, по-моему, там находился огромный вулкан, который долго извергался, и из-за этого извержения погибло больше 90% животных морских и больше 70% наземных животных, и как раз после этого там начался расцвет динозавров. Вот эти извержения и та лава, которая в тот момент выходила, выходила неоднократно, наслаивалась друг на друга, она и образовала такую ровную поверхность, которая со временем естественно стала покрываться трещинами, где постепенно стала просачиваться и течь вода. И в конце концов это превратилось в реки и озёра, которые сейчас украшают эти места.

Край тысячи водопадов и озёр

М.А.: Для тех, кто нас не просто слушает сегодня, но и смотрит, у нас прямая трансляция на сайте, может увидеть сейчас фотографии. Сколько озёр? 25 тысяч озёр!

В.М.:

Да, вот, действительно, десятки тысяч озёр, это тысячи водопадов. И так его и называют, что это край тысячи водопадов. И это отнюдь не преувеличение
Вадим Мамонтов

Вот где бы вы не находились, по какому озеру или речке вы ни двигались, там каждые несколько десятков или сотен метров обязательно будете видеть впадающий ручеёк или небольшую речку, которая будет каскадами уходить на верх плато, и, естественно, этот каскад там будет состоять из множества водопадов.

 

М.А.: Вадим, расскажите, как вы впервые попали. Я знаю, что вы первый раз попали ещё в тот момент, когда плато было совершенно нелюдимым, когда невозможно было туда добраться, и у вас была настоящая заброска вертолётом и много-много приключений.

В.М.: Да. Мне очень как раз понравилась ваша метафора про мечту. Это действительно, наверное, была та самая движущая сила, которая в какой-то момент появляется в голове у человека, и ты вдруг осознаёшь, что вот это место для тебя что-то значит. Ты ещё, может быть, даже не принял для себя решение, у тебя есть куча вопросов к самому себе, как ты это сделаешь, где ты найдёшь карты, где найдёшь сплавные средства и т.д. Причём тогда, в 2003 году, это было ещё сложнее, поскольку это сейчас легко бросить клич в социальных сетях и сказать: "А давайте помогите мне найти проводника для какого-то там сплава".

М.А.: Сейчас, мне кажется, можно сказать: "А полетели на Марс". И наверняка найдётся большая компания, которая скажет: "Полетели!"

В.М.: Скорее всего, будут даже проводники, готовые это сделать, которые скажут, что уже там бывали. Тогда это всё было гораздо сложнее, но тем не менее ещё в 2000 году, когда мы готовились к другому путешествию с одним из моих приятелей, мы почти одновременно назвали это слово. И тогда, в общем-то, сразу стало понятно, что, наверное, одним из следующих наших путешествий станет именно плато Путорана. И вот постепенно эта мечта стала обрастать какими-то подробностями.

Мы нашли человека, который когда-то сплавлялся по этой, наверное, наиболее тогда интересной для сплава для нас реке, Иркинда которая называется, поскольку на ней был и находится до сих пор самый большой по разбросу, один из самых больших водопадов на плато Путорана — его называют просто "большой водопад на Иркинде
Вадим Мамонтов

Он действительно очень красивый, там несколько таких потоков, которые падают вниз с достаточно большой высоты, метров 40, наверное. Он невероятно красив. Естественно, выбирая место, мы хотели такое что-то, чтобы финальным аккордом нашего путешествия была стоянка возле этого водопада, что и произошло, но об этом чуть позже. И мы вот постепенно начали искать какие-то возможности, чтобы эту мечту осуществить. Нашли человека, потом начали искать карты.

М.А.: А карт не было совершенно никаких?

 

В.М.: Сейчас есть куча сервисов в Интернете, которые позволяют эти карты найти. Тогда нужно было искать какие-то копии топографических карт генштабовских или чего-то ещё, чтобы вот составить всю линейку маршрута, примерно понять, где будут наши стоянки и т.д. Ну и когда вот всё это было уже спланировано, уже начали определяться с датами и как раз выбрали вот начало июля, когда самый высокий уровень воды. В это время ещё озёра частично стоят во льдах, поэтому было непонятно, удастся ли всё-таки нам полностью это осуществить, потому что начало нашего маршрута было на одном из таких озёр, куда как раз и забрасывал нас вертолёт. Прилетев туда, мы увидели, что действительно половина озёра стоит ещё во льду. Но, к счастью, оказалось, что тот выход, который нам нужен был для сплава, он открыт. И, в общем, мы радостные выбрасывали из вертолёта свои вещи.

И это тоже, наверное, был один из таких важных моментов — вот в ощущениях, которые переживаешь в такого рода путешествиях, когда зависший вертолёт на несколько минут, ты выбрасываешь из него вещи, выпрыгиваешь сам, вертолёт улетает и ты понимаешь, что ты в отрыве от человека, ну, где-то там ближайший человек от тебя, наверное, километрах в 400 находится
Вадим Мамонтов

И вот от тебя и от команды из восьми человек, с которыми ты сейчас находишься, зависит, дойдёшь ли ты вот до той точки, которая на несколько сотен километров ниже находится, где тебя будет забирать вертолёт через две недели.

М.А.: А почему вертолёт не мог приземлиться?

В.М.: Ну у них там свои планы, свои расписания, поэтому у него была задача просто доставить нас на место. Он задачу выполнил, завис немножечко над этим островком на озере Маномакли, мы выбросили вещи, впрыгнули сами, и вертолёт улетел назад, и мы остались одни в такой вот абсолютной тишине, один на один с природой.

 

М.А.: Вот всегда интересно, в этот момент о чём думаешь? О чём разговоры ведутся, когда ты понимаешь, что всё: либо пан, либо пропал?

В.М.: Наверное, нам всё-таки было легче, чем одиночкам, которые часто путешествует по плато. Есть очень много историй, и если вы наберёте в Интернете, то таких историй найдёте десятки — это люди, которые просто уходят, и эти маршруты там 600, 800, тысячу километров, они вот полностью автономно, в одиночку пересекают практически всё Плато. У нас, конечно, это был лайт-вариант такого путешествия, но даже это как-то бодрило. Но на самом деле всё-таки первое ощущение — это восторг от той природы и от того, что эта мечта, которая была так давно задумана, она подошла к своей кульминации. Нельзя сказать, что путешествие началось именно в этот момент, скорее всего, оно начинается всё-таки тогда, когда ты впервые для себя понимаешь, что это слово что-то значит. 

Но вот здесь ты уже просто впитываешь радость, ты видишь эту природу, ты видишь это удивительное озеро, ты чувствуешь там шум реки, которая течёт по близости, которая должна будет тебя понести, ты понимаешь, что нужно многое сделать, чтобы это путешествие началось (нам нужно было собрать катамаран, чтобы отправиться и плыть дальше). И вот это начинает тебя уже захватывать, увлекать, и уже каким-то страхам в голове, наверное, места не остаётся
Вадим Мамонтов

Про первую экспедицию Вадима Мамонтова на плато Путорана

М.А.: Хорошо, вы собрали катамаран, отправились по речке, и тут случилась неожиданность.

В.М.: Да, там была небольшая даже преамбула интересная. Первый день у нас ушёл на то, чтобы подготовить катамаран, обосноваться. У нас был один катамаран и две небольших резиновых лодки, потому что, к сожалению, ограниченность коммуникаций на тот момент не позволяла нам найти наиболее удобные адекватные сплавные средства. Наверное, обычные резиновые лодки — это не лучший вариант для сплава, но тем не менее вот мы с моим приятелем оказались в такой лодке. А до этого ещё мы успели уже половить рыбу. Ловля рыбы там — отдельное удовольствие. Это был как раз голец, которого мы там поймали, у него такое красно-оранжевое вкусное мясо. И чем он хорош — его не нужно чистить, там чешуи нет никакой, поэтому ты бросаешь его на сковородку, он покрывается прекрасной корочкой. И вот в этой сковородке мы этого гольца недоеденного оставили. И сверху на наши вещи на нашу лодку мы поставили вот эту вот сковородку с пожаренной рыбой и отправились в первые километры нашего сплава по этой замечательной реке Иркинда.

На плато Путорана есть такая очень удивительная особенность, я не встречал её нигде раньше с точки зрения сплава: там когда русло реки забивается очень сильно льдом, напор воды устремляется в лес, который растёт по краям русла, и прорывает там глубокие каналы, которые со временем превращаются в такое русло реки, которое просто петляет по лесу
Вадим Мамонтов

Ну, мы с моим приятелем устремляемся как раз в одно из таких русел, надеясь обойти подзамёрзший немножко выход из реки, чтобы оказаться чуть ниже по течению. Вначале всё было достаточно просто и хорошо, мы так радовались тому, как нас аккуратно несёт вода. Но вдруг постепенно течение начинает ускоряться, русло сужается, нас несёт достаточно быстро, и в каком-то месте нас в повороте реки прижимает к берегу настолько, что нашу лодку просто переворачивает.

М.А.: А это бурная река, вещи, конечно же, не привязаны.

 

В.М.: Да, вещи все оказываются, естественно, в воде. Я выныриваю где-то метрах в 15 ниже по течению, выбегаю на берег, вижу, что моего приятеля всё ещё нет на поверхности воды. Я — бегом обратно. И вот здесь просто какая-то мистика. Вот эта сковородка с водой — она где-то на полпути между тем местом, где перевернулась лодка, и тем местом, где вынырнул я, стоит на берегу совершенно нетронутая сковородка с рыбой, которая ничуть не пострадала от нашего переворота, хотя все вещи мне постепенно приходится вытаскивать из воды. И добежав до того места, я, к счастью, уже увидел вынырнувшего приятеля, который уже справился с течением, которое там прижимало его к берегу под водой, и он вынырнул.

М.А.: А вода холодная?

В.М.: Конечно, да. Это где-то четыре-пять градусов. К счастью, всё закончилось благополучно. Мы развели костёр, обсохли, заново уложили вещи. Теперь уже всё закрепили, спрятали понадёжнее нашу сковородку и продолжили своё путешествие. Так что вот эти все истории, которые любят рассказывать такие опытные сплавщики, что они там на крутых порогах играют в шахматы, мы, наверное, в чём-то можем даже соревноваться, потому что мы сберегли сковородку. Правда, никто не понимает, каким образом она осталась вместе с нами и позволяла нам жарить рыбу до конца нашей поездки.

М.А.: Хорошо, вы добрались до места, где вы путешествовали?

В.М.: Дальше у нас был сплав. Мы двигались по реке, двигались неспешно, проходили километров 25–30 в день. Но здесь была цель не именно сплав, а увидеть плато, подняться на него, посмотреть красивые водопады рядом с ним. И вот в таком неспешном ритме — где-то по спокойным заводям, где нужно было усиленно грести вёслами, где-то по хорошему бурному течению с порогами и перекатами — приходилось плыть. Но это доставляло всё время огромное удовольствие. И финальной точкой нашего путешествия был вот этот водопад, куда мы добрались дней за семь.

М.А.: Это самый высокий водопад?

В.М.: Ну, не самый высокий. 

Самый высокий — 600–800 метров — водопад Тальникова, потому что он — водопад скольжения, то есть там нет прямого падения воды, там просто несколько таких склонов, по которым он падает вниз
Вадим Мамонтов

М.А.: Вот сейчас как раз за моей спиной идёт видео водопадов. Это одни из водопадов плато Путорана.

В.М.: Вот мы пришли к этому большому водопаду, и он, конечно, нас просто поразил, потому что этот шум, который стоит там постоянно, эта энергия воды совершенно дикая, к которой хочется прикоснуться и почувствовать её энергию, вот та энергия, тот шум — они как-то магически действуют на человека.

У нас было любимое развлечение: после каждого приёма пищи мы наливали себе чашку чая — а стояли у водопада почти неделю — мы приходили к водопаду, и, наверное, часами могли сидеть, смотря на эту воду. Водопад почти всегда украшен радугой
Вадим Мамонтов

Ты просто полностью в мыслях, в моменте "сейчас". И вот, наверное, это одна из главных вещей, которые меня влекут в путешествии. Вот именно в такие моменты ты действительно только здесь, а не где-то ещё. У тебя нет мыслей о каком-то сомнительном будущем, у тебя нет переживаний из-за прошлого, ты здесь и сейчас. Это здорово.

М.А.: Да, это, мне кажется, самое главное в путешествиях — находиться здесь и сейчас. Скажите, встречаются ли там люди? Кто там живёт?

В.М.:

Да, конечно, там есть местные народности, которые там живут, их несколько. И буквально сейчас уже, наверное, десятками измеряется количество тех, кто там проживает — эвенков и долганов. Они ведут кочевой образ жизни, перемещаются вместе со стадами оленей
Вадим Мамонтов

И кстати, через плато Путорана проходит миграция северных оленей. У них больше 500 тысяч голов каждый год перемещается сначала на полуостров Таймыр в начале лета и с наступлением зимы возвращается обратно.

М.А.: То есть можно путешественникам всё это увидеть?

В.М.: Ну, это нужно попасть туда в особое время. Вот фотографу Сергею Горшкову — он выбирался на плато как раз для того, чтобы заснять эту миграцию — это удалось. Он заснял вот эти невероятные по численности стада оленей, которые ранней весной перемещаются на полуостров Таймыр. С точки зрения путешествия в это время туда добраться чуть сложнее, но тем не менее сейчас уже тоже возможно.

Про местных жителей

М.А.: Что касается всё-таки людей, народностей — можно попасть путешественнику и посмотреть, как живут местные народности?

В.М.:

Нет, эти народности живут очень уединённо, они не ищут никаких встреч с людьми. Они находятся в таких уголках плато, где их практически невозможно найти. Есть какие-то свидетельства о том, что они всё-таки существуют
Вадим Мамонтов

В домике того хозяина, у которого мы жили в этом году, у него очень большой музей, который посвящён как раз жизни этих народов, у него очень много предметов быта (в том числе шаманский бубен, шаманское одеяние, которое передал ему последний шаман, который был на Путорана). И вот этот хозяин базы Олег Крашевский называет себя белым шаманом, считает, что он вместе с одеждой и бубном принял у того шамана и его силу.

М.А.: То есть эти места считаются какими-то мистическими? Я читала очень много разных историй про то, что видят какие-то свечения над водопадами. Но вполне может быть, что это и просто от утомительного путешествия что-то возникает.

 

В.М.: Нет, историй действительно очень много. Часть из них правдивая. Например то, что действительно в 1970–1980 годах там было несколько ядерных взрывов, которые сделали на берегу озера Лама. Они были подземные, то есть никаких следов радиации не было. Просто это была попытка создать такие ёмкости, резервуары для подземного хранилища газа на случай аварийной ситуации в городе Норильске. Но потом от этой идеи отказались, но тем не менее там такие испытания проводились. Есть истории про то, что якобы где-то на плато спрятана золотая баба — древний культовый объект, который перемещался всё время на восток, и в конце концов именно где-то на плато Путорана был спрятан. 

Собственно, даже про эти народности говорят, что они знают какие-то тайные совершенно ходы, которые позволяют им под землёй перемещаться из одной точки плато в другую достаточно быстро. Таких историй действительно много. И, безусловно, про местных жителей они тоже есть
Вадим Мамонтов

М.А.: Вы с чем-то подобным мистическим сталкивались в своих путешествиях?

В.М.: Ну, вот сковородка, наверное, была самой мистической историей из нашего путешествия.

Про то, каким транспортом можно добраться до плато Путорана

М.А.: Вадим, самое, наверное, интересное — как добраться? Возможно ли самостоятельно без какой-либо компании добраться и посмотреть всё, что происходит на плато?

В.М.: Да, безусловно, сейчас добираться туда гораздо проще стало, чем это было тогда, когда мы делали первое путешествие.

Хотя ближайшие два года вот эта вот поездка, наверное, будет немножко осложнена тем, что в Норильске будет ремонтироваться взлётно-посадочная полоса в летнее время, и в 2017, и в 2018 году тоже. И большие дальномагистральные самолёты не смогут приземляться в Норильске. Поэтому будет сложная такая логистика. Нужно будет прилететь в Красноярск, там нужно будет пересесть на небольшой самолёт, который уже доставит вас в Норильск
Вадим Мамонтов

Мы боимся, что, конечно, наверное, пассажиропоток очень сильно сократится, но есть надежда, что всё-таки авиакомпании найдут какое-то решение компромиссное, которое позволит туристам, которых с каждым годом становится всё больше (мы вот отметили, что, видимо, под влиянием последних событий).

М.А.: Под влиянием, наверное, фильма "Территория".

В.М.: Да, и книжки Сергея Горшкова, который прекрасно отснял плато и показал его во всей красе. Конечно, просто восхищают эти фотографии. И я уверен, что у многих людей теперь появилась мечта там побывать.

М.А.: Сколько человек вот за прошлый сезон побывало?

В.М.: 

Я думаю, что вот общее количество людей, которые в туристическом формате бывают на плато, — это, наверное, несколько сотен человек, 300–400 человек в год за летний сезон
Вадим Мамонтов

М.А.: Всего лишь?

 

В.М.: Да. Примерно такое количество. Все они добираются туда разными путями. Есть несколько способов. Даже если вот вы добрались до Норильска и преодолели вот ту сложность, о которой я сказал, дальше есть несколько вариантов, как отправиться дальше.

Первый, самый простой, — это на специальном катере, который вас доставит по озеру Лама  достаточно глубоко, практически в западную оконечность плато
Вадим Мамонтов

Вы увидите там все прекрасные места, там будут и водопады, вы сможете подняться на плато, там есть хорошая база, где вы сможете остановиться и сделать вылазки к этим красивым местам. Ну и по всему озеру Лама таких мест для остановки достаточно много. Вы можете, если у вас будет лодка — а она на этой базе тоже есть — вы сможете найти много таких интересных остановок, где выберетесь на берег и сходите к водопаду. 

Второй, гораздо более дорогой вариант, — это с вертолётной заброской
Вадим Мамонтов

М.А.: Это уже дорого. Сколько это стоит?

В.М.: Всё зависит от вертолёта. Там сейчас есть два типа вертолётов, которые можно для этого использовать: один большой, МИ-8, на 20 человек рассчитанный — это стоит около 200 тысяч за час полёта времени.

М.А.: Но опять же, на 20 человек.

В.М.: Да. Либо это небольшой вертолёт на пять человек — они стоят порядка 80 тысяч за час полёта. И в этом случае вы, конечно, приобретаете гораздо большую свободу. Вы можете попасть в такие места на плато или в базу, которая расположена, может быть, в гораздо более интересном месте. И вообще, сам полёт над плато на вертолёте добавит вам просто невероятных впечатлений, вы увидите его совсем по-другому, не так, как вы видите, когда поднимаетесь пешком. Поэтому сейчас уже помимо вот таких программ с заброской на базу и проживания там какого-то есть варианты, когда можно дополнить такую поездку ещё и вертолётной экскурсией. Эта экскурсия позволит вам побывать вот в основных таких ключевых точках, которые как раз и заснял Сергей Горшков на своих фотографиях, которые есть частично в нашем фильме. Они очень красивые, все очень разные. Где-то это там два водопада на соединении двух рек, и вы можете одновременно их видеть, даже можете захватить в кадр. Где-то это просто высоченные ущелья с очень такими аскетичными отвесными скалами. Где-то это расцвеченный просто зеленью большой красивый водопад. То есть очень разная природа. Иногда это просто красивые озёра. Когда мы летали в сентябре на такую экскурсию, они были подёрнуты такой дымкой. Как потом выяснилось, это лиственничная хвоя, она собирается в такую пелену на этих озёрах и образует очень причудливые узоры, которые очень странно смотрятся с воздуха.

М.А.: Хорошо, а как дальше перемещаться? Вот забросили на вертолёте.

В.М.: Там вы живёте на базе.

М.А.: Там есть какая-то инфраструктура сейчас?

В.М.:

Да, есть несколько объектов, есть несколько баз, где можно остановиться и откуда можно делать радиальные вылазки. Как правило, на базе вам предоставляется питание, вы там можете спать
Вадим Мамонтов

Ну и есть инструктора, которые знают интересные маршруты поблизости от этой базы и могут вас по ним провести. Если вы выбираете вариант посмотреть плато с воздуха, то пилот будет знать те места, где он сможет приземлиться. Безусловно, вам нужно будет оформить разрешение на посещение заповедника.

М.А.: Это вот самое интересное. Ведь разрешение на посещение заповедника не все могут оформить. Для иностранцев это практически закрытая история.

Про то, как получить разрешение на посещение Путоранского заповедника

В.М.: Для иностранца всё просто на самом деле. Но нужно получить разрешение на посещение города Норильска. И это делается через ФСБ. Получение этого разрешения занимает 30–40 дней. Так что если у вас вдруг есть друзья-иностранцы, которые мечтают там побывать, обеспокойтесь этим хотя бы месяца за три. И тогда вот за 30–40 дней вы сможете такое разрешение получить, и ваши друзья уверенно смогут брать билеты.

М.А.: Обычные граждане России могут спокойно без всяких разрешений и в заповедную часть отправиться?

В.М.: 

В заповедную часть нужно получить разрешение заповедника. Оно просто платное, и его нужно оплатить. В этом году оно стоило 7 тысяч рублей с человека на неограниченное время пребывания
Вадим Мамонтов

М.А.: То есть это уже на месте платится?

В.М.: Да. Но лучше не на месте, не в день экскурсии — лучше, чтобы этих сложностей не возникло, можно всё централизовано сделать заранее. Вы можете найти всю информацию на сайте заповедника и сами её оформить, либо мы готовы вам помочь.

М.А.: А самостоятельно путешественник может отправиться? В одиночку. Не из Норильска, а откуда-нибудь с другой стороны. Или это очень сложно?

В.М.: Есть ещё варианты попасть на плато Путорана.

И второй, наверное, интересный способ попасть на плато — это из Красноярска. Есть город Светлогорск, который в нескольких часах лёта на местном самолёте из Красноярска. И вы как бы начинаете своё путешествие с южной стороны плато, смотрите совсем другие водопады, озёра, но ничуть не менее красивые
Вадим Мамонтов

Так что можно хоть из Норильска, хоть из Красноярска действительно этот путь начать самостоятельно. Мы таких нескольких путешественников в этом году уже встречали. То есть действительно мы идём в какую-то небольшую радиальную пешку или там поднимаемся на плато, идут какие-то люди с рюкзаками, которые идут автономно и через несколько дней планируют оказаться  в таком-то месте, где их заберёт катер.

М.А.: Какая-то связь есть на плато?

 

В.М.: Безусловно, никакой, кроме спутниковой.

М.А.: Как передают там посылки, почту какую-то?

В.М.: В основном все стараются ориентироваться на работу этих вертолётов и пытаются с ними что-то передавать, потому что, безусловно, у местных жителей нет возможности каким-то образом оплачивать высокую стоимость этих перелётов. Либо есть основные магистрали, как озеро Лама, и, соответственно, вдоль этих магистралей в основном и расположены многие базы, и по ним можно добираться на лодках — тогда предают именно так.

Когда лучше планировать путешествие на плато Путорана

М.А.: Когда лучше всего отправляться на плато? Когда можно увидеть замёрзшие водопады? Вот это моя мечта, и я очень хочу её осуществить когда-нибудь.

В.М.: Мы, кстати, собираем как раз команду. 

У нас уже собирается большая компания в апреле поехать посмотреть на замёрзшие водопады, увидеть красоту вот этих ледяных стен
Вадим Мамонтов

 М.А.: Они действительно замерзают полностью?

В.М.: Да. Даже более того: когда мы были в июле — вот я рассказывал про этот большой водопад на Иркинде — перед ним русло реки, оно растекается по огромной такой поляне, как раз за всю зиму она промерзает насквозь метра на три-четыре толщиной. И вот всё лето этот лёд постепенно тает. То есть даже в середине июля, когда мы там были, этот лёд просто огромной долиной ледяной там ещё оставался на этом месте. Поэтому водопады тоже промерзают. И вот такими ледяными стенами с подтёками так и стоят. И это очень красиво, действительно.

М.А.: Зимой на снегоходах, получается, добираются?

В.М.: Пока зимой основной способ — это снегоходы, а летом — это катера или вертолёт. Если говорить про лето, то тоже есть два таких основных сезона.

Всё зависит от того, что вам важно. Можно поехать в начале лета (июнь, июль), и тогда вы увидите водопады во всей их мощи, почувствуете вот эту энергию, этот шум. Либо второй прекрасный сезон — это начало сентября — конец августа, потому что в это время нет уже комаров и мошек, которые просто чрезвычайно назойливы в начале — в середине лета. К осени они уже пропадают, в это время есть уже грибы и ягоды, вы уже можете наблюдать северное сияние по ночам
Вадим Мамонтов

Оно там бывает, поскольку это за полярным кругом. И при этом достаточно комфортно, и природа радует своими золотыми красками, лиственница просто золотая в это время.

М.А.: Проводники, которые водят экскурсии, они там прям живут на месте?

В.М.: Нет, в большинстве случаев это проводники, которые приезжают иногда даже из других регионов, просто чтобы отработать сезон, открыть для себя новое место. Это, как правило, либо жители Норильска, либо из других городов России. Вот в этом году мы работали с ребятами из Красноярска, из Перми, ещё из нескольких городов.

М.А.: И кто эти люди, которые путешествуют на плато? Просто я вот сколько бывала в каких-то экспедициях, всегда люди, которые отправляются в такие сложные места, это необычные люди.

В.М.: Здесь я бы, наверное, не говорил, что есть что-то особенное в том, чтобы выбраться на плато, и что это как-то выбирает людей. Сейчас для очень многих это стало знаковым местом после фильма "Территория". Естественно, выбирали зачастую раньше охотники и рыболовы. Ну, в первую очередь рыболовы, потому что охота там запрещена. Но рыболовы, конечно, мечтали половить вот в этом удивительном многообразии рыбы. Сейчас это самые разные люди. Иногда это недавние выпускники институтов, которые уже что-то слышали про эти места, иногда это люди хорошо за 60 и 70 лет, для которых это просто действительно давняя мечта. То есть вот нет какого-то чёткого портрета, чтобы сказать, что только такие. 

Но, безусловно, для этих людей природа и её красота что-то значат, и они поэтому выбирают это место
Вадим Мамонтов

М.А.: Вадим, спасибо огромное. Мне было очень интересно. Я надеюсь, что моя мечта личная когда-нибудь исполнится и я увижу все эти замёрзшие водопады зимой именно у нас в России, а не где-нибудь в Исландии или в Америке, и обязательно увижу северное сияние опять же у нас на плато. Я желаю вам успехов, я желаю вам отправляться ещё в новые путешествия, а нашим слушателям — путешествовать, открывать миры и просто наслаждаться жизнью. Это была программа "Через Вселенную". В студии Мария Александрова. В гостях у меня Вадим Мамонтов. Спасибо.

В.М.: Спасибо вам. 

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 2

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
avatar
елена большакова19 декабря, 10:31

Мужикам занятся нечем,вот и придумывают себе экстрим.Жила на Севере,видела водопады и по тайге плутала,еле вышли,чуть коньки не отбросили и это в 20 км от города.Дикая суровая природа восторгов не вызывает,только опасность для жизни.

avatar
татьяна солохина18 декабря, 16:42

Завидую путешественникам!!! По таким рассказам огромность России становится просто необъятной в сознании!

Layer 1