Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

ВВП уже давно не показатель! Кричевский объяснил особенности бюджета на 2017 год

Фото: © L!FE/Дмитрий Киселев

Post cover

Экономист Никита Кричевский сопоставил реальные расходы государства на разные сферы экономики и то, каким образом эти траты преподносит широкой общественности правительство.

Полную версию программы "Воскресная школа экономики" с Никитой Кричевским слушайте в аудиозаписи.

Н. КРИЧЕВСКИЙ: В эфире "Воскресная школа экономики", последний выпуск. Здравствуйте!

По поводу ВВП. Мы до сих пор меряем развитие нашего общества, нашей страны темпами прироста ВВП. То, что это показатель архаичный, об этом уже было множество разговоров. Конечно, он ничего не определяет. Один из последних прецедентов — ситуация 2009 года, когда ВВП страны снизился очень существенно, а реальные доходы населения росли. ВВП упал, а доходы — нет, вот вам и соотнесение архаики ВВП, который был придуман в своё время для того, чтобы хоть как-то систематизировать и соотносить развитие национальных экономик с современными реалиями. Мы прогнозируем ВВП, опираясь на ситуацию прошлого, тогда как будущее у нас сегодня, как мы понимаем, совершенно иное.

Я говорю о том, что границы стираются.

Сегодня всё большее и большее значение имеют центральные проекты людей, предприятий, о которых мы говорим практически каждый день
Никита Кричевский

Достаточно вспомнить, например, покойного ныне Стива Джобса, Сергея Брина, Илона Маска. Есть ли у нас кто-то подобный внутри российской экономики? Едва ли. У нас есть купцы пошиба 90-х годов XIX века — люди, которые озабочены исключительно сиюминутной выгодой, причём любыми способами и средствами, люди, которые покрывают свои правонарушения отсылками на прошлое. Мы это видим практически во всём. 

Оборонный сектор

Нам говорят о том, что в следующем году нас ожидает рост, и тут же говорят о том, какие у нас уже в этом году намечаются успехи, о чём мы можем "с гордостью" говорить. "Оборонный сектор, — говорит Дмитрий Анатольевич, — формирует наш внешний потенциал. Сейчас поставляется на экспорт вооружения приблизительно на 17 миллиардов". 17 миллиардов для вас — сумма совершенно запредельная. И мы, конечно, находимся в "диком восторге" от того, что экспорт вооружения в этом году составит примерно 17 миллиардов. "В перспективе, — продолжает Дмитрий Анатольевич, — эта цифра может выйти на 20 миллиардов".

Давайте разбираться. 17 миллиардов — сумасшедшая цифра. Так вот, за прошлый год суммарный экспорт в России составил 343 миллиарда долларов. 17 миллиардов — оборонный экспорт и 343 миллиарда — суммарный экспорт за прошлый год. 5%. Что мы сегодня продаём в больших количествах? Нефть, нефтепродукты, природный газ. 123 миллиарда долларов за январь — октябрь этого года, или 54% от общего объёма экспорта. 54% и 5%. Это не фонтан.

Сельское хозяйство

Далее. Весь ВВП страны по 2015 году, если его пересчитать в долларах, составляет 1 трлн 235 млрд долларов. При этом промышленность составляет треть общего объёма экономики, 62–63% — сфера услуг, а сельское хозяйство — менее 5%. Вот что значит изящное передёргивание фактов: нам говорят о том, что в следующем году сельское хозяйство экспортирует продукции на 14 миллиардов долларов, это сумасшедшие деньги. Но если посмотреть на сельское хозяйство в целом, оно составляет в общем объёме экономики всего 61 миллиард долларов. 14 миллиардов — это суммарный прирост то ли экспорта, то ли всего производства. Скорее всего, экспорта. Если же считать прирост сельского хозяйства на 3%, о котором нам говорят, то 3% — это всего лишь 1,8 миллиарда долларов. Если считать по суммарному приросту ВВП, это 0,15%.

Я не беру детали сельскохозяйственного экспорта, потому что мы исторически экспортируем зерно с примесями. Я не говорю о том, что мы вывозим зерно вместо того, чтобы оставлять его в стране, чтобы направлять его на то, чтобы улучшить качество хлеба, который мы кушаем. Нет, это исключено. Я уже не говорю о том, что у нас сегодня существует в массовом порядке аграрный толлинг. Он бывает внутренний, а бывает внешний, когда вы вывозите сырьё в третью страну, перерабатываете его там и получаете обратно в виде готовой продукции. По этой схеме к нам сегодня завозят, к примеру, макароны. Я не буду называть сейчас бренд. По сути своей, ребята покупают зерно очень хорошего качества, вывозят его в Италию, там перерабатывают, упаковывают и привозят сюда макароны, которые выдаются за российскую продукцию. И, наконец, 3% прироста сельскохозяйственного производства говорит о том, что мы привносим в общий прирост ВВП 0,15% и общая сумма прироста составляет 1,8 миллиарда долларов. Молодцы.

Пенсии

Ещё одно изящнейшее передёргивание, на которое никто не обратил внимания, потому что у нас сегодня в ходу публицистичность, эффектная фраза, вместо того чтобы дисциплинированно рассуждать и анализировать то, что мы слышим. Так вот, по поводу передёргивания. Медведев говорил: "В следующем году в бюджете на выплату пенсий запланирована огромная сумма — семь триллионов рублей". Мы в шоке! Семь триллионов рублей! У нас же весь бюджет — 14! Половину бюджета отправляем на пенсии этим троглодитам-старикам! "У нас 43 миллиона пенсионеров, — продолжает Дмитрий Анатольевич, — это очень большая часть нашей страны. Все разговоры о том, что пенсии перестанут индексировать, — ерунда. Всё доплатим, что причитается".

Теперь по поводу семи триллионов рублей — того, что у них якобы запланировано в бюджете. У них в бюджете это не запланировано. Здесь изящно бюджетом подменяется бюджет Пенсионного фонда России, который существует преимущественно на наши с вами страховые пенсионные взносы
Никита Кричевский

Какую-то часть, безусловно, федеральный бюджет будет компенсировать, когда мы будем говорить о дефиците, но это не деньги федерального бюджета как таковые. Нам же выдают: "У нас в бюджете на выплату пенсий запланирована огромная сумма". Стоп. Давайте говорить о покрытии дефицита Пенсионного фонда из федерального бюджета и отдельно — о наших страховых пенсионных взносах. Нет, мы огорошены благотворительностью нашего сердобольного государства, отдаст всё, что причитается. Ну, отдаст — и хорошо. Но вообще это, конечно, редкостное лицемерие — выходить и говорить такие вещи. Я почему и говорю про "совок", причём в худших его проявлениях. В последний месяц я пристально и глубоко анализировал статистику хрущёвских, брежневских, горбачёвских времён. И вот через справочник я то и дело наталкивался на подобные фразы о том, что всё супер и здорово. Тогда некому было разъяснить, что происходит, но сегодня, слава богу, пока ещё есть такие.

Налоги

И последнее, что говорил Медведев, — по поводу прогрессивной шкалы НДФЛ: "Сейчас вопрос об отмене плоской шкалы налогообложения не стоит. В условиях, когда рынки лихорадит, когда экономика находится в стрессовом состоянии, нельзя трогать налоговую систему, потому что это загонит её в ещё больший стресс". "Я, конечно, не могу исключить, что когда-то государство может вернуться к обсуждению этого вопроса, но в настоящий момент вопрос изменения налога на доходы физических лиц в повестке дня не стоит".

Жаль, что среди этих попугаев, которые там сидели, не было покойного Франклина Рузвельта. Он бы с большим удивлением узнал о том, что, оказывается, экономика находится якобы в стрессе. Во время Великой депрессии экономика Америки была даже не в стрессе, а в нокауте. И ничего. Он пошёл по пути восстановления справедливости в обществе — то, от чего они отказались под напором дикого капитализма. Он ввёл прогрессивную шкалу, точнее, усилил её. Он усилил налог на наследство, налоги на корпорации — он сделал много такого, о чём сейчас говорят, что делать нельзя. Чем всё закончилось, вы знаете — Америка вылезла из той ситуации. Если вы считаете, что она вылезла благодаря Второй мировой войне, вы глубоко ошибаетесь. По этой логике, после её окончания Америка должна была вновь скатиться в пропасть новой депрессии, но этого не случилось, там было ещё 30 лет процветания.

Бизнес

Понятно, что "Роснефть" частично продали. Непонятно только, зачем продавать прибыльную компанию. Начали искать, где взять деньги в следующем году. На этой неделе прошло сообщение о том, что ВТБ предложил очень интересную схему вместо приватизации. Правительство собиралось приватизировать 10,9% акций банка, который находится под санкциями. В ВТБ сказали: "А давайте мы у вас на эти деньги купим ОФЗ". То есть дадут в долг, грубо говоря. Представляете, вместо того чтобы продать и получить деньги в бюджет и благополучно их профукать, Костин их вот так поймал. То есть купят облигации федерального займа, которые они потом должны будут отдать. И что вы думаете? Согласились. Замминистра финансов Моисеев сказал, что продажа акций находится под рисками, но предложение заслуживает интереса и, скорее всего, мы его поддержим.

И тут же Медведев сообщил о том, что решение о приватизации ВТБ откладывается на неопределённый срок. Сумма сделки — 95,5 миллиарда рублей. Куда мы катимся? Я не зря сказал о том, что страна в своём экономическом преломлении сейчас стоит на паузе. С одной стороны, программа Кудрина, которая готовится за семью печатями. Она, конечно, точно так же будет основываться на каких-то откровениях прошлого, причём дремучего прошлого — лет 40–50 назад. И будет снова говориться о конкуренции, реформе судебных институтов, правоохранительной системы. Поскольку институциональная реформа проектируется легче по сравнению с технологической реформой, то есть модернизацией. А модернизация, как мы помним, в 2008–2009 году благополучно провалилась.

Ещё один момент. Мы с вами говорили, что если и рассуждать о модернизации нашей экономики, то применительно к обороне, потому что было две успешных модернизации и обе они были посвящены как раз повышению оборонной мощи страны. Я не призываю строить новые заводы или предприятия по производству танков и пушек. Но вы посмотрите, какие сегодня войны происходят в мире. Ведь нет никаких горячих боестолкновений, за исключением отдельных географических точек мира. Но между ведущими государствами уже давным-давно заключено молчаливое соглашение о неприменении горячего поражающего оружия. Войны идут через киберпространство, через психологию, через насаждение своей точки зрения, в отношении приоритетности каких-то моральных качеств. Это всё войны. И вот если мы в этом плане пойдём вслед за потребностями Минобороны, то мы очень быстро поднимем те отрасли, о которых сегодня нам говорят как о каких-то безумных прорывах.

Например, IT-отрасль в этом году должна нам показать семь миллиардов долларов продукции. Но что такое семь миллиардов долларов, когда у нас 1 трлн 325 млрд — суммарный ВВП? Да это ни о чём
Никита Кричевский

1,3 трлн — это 0,5% нашей экономики. Представляете? Полпроцента экономики — вся IT-индустрия. Но скажи об этом тому же Брину или Гейтсу, они скажут: "Ребят, а чего у вас так всё здорово-то? У нас, например, 100–200 млрд долларов. А у вас почему семь на всё про всё?

Санкции

По поводу санкций точно такая же история. Вам насаждают идею о том, что отменят санкции, потому что пришёл Трамп, наш парень. Но неужели вы думаете о том, что они будут работать в интересах России? Они что, нас кормить будут? Заводы дарить? А мы будем лузгать семечки и смотреть на них? Конечно, ничего подобного не будет. Даже если санкции отменят, что изменится в нашей жизни? Инвестиции к нам пойдут? Куда? На фондовый рынок? Проходили уже. В 2008 году за один квартал из страны убежало 133 млрд долларов, тогда как за 2006—2007 зашло 130. Вы этих инвестиций ждёте?

Давайте смотреть правде в глаза. Те санкции, которые были объявлены против России, — плюшевые, парадные. Это санкции по необходимости. Нам втирают в голову, что 20–25% падения российской экономики приходится на введение санкций. Это ложь. На самом деле, существенно меньше. Да, действительно, есть какие-то санкции, которые очень сильно бьют по той же "Роснефти" или ВТБ, но на "Газпроме"-то санкций нет. И на "ЛУКойле" нет. Вы почувствовали какую-то разницу в работе этих ведущих российских компаний за последние годы? Это я к тому, что настоящие санкции будут объявлены тогда, когда мы перешагнём некую незримую черту, за которой следует неприкрытый терроризм и реальное уничтожение сотен тысяч людей.

Выбор редакции

Loading...