Дежавю Навального

Публицист Михаил Захаров — о том, почему к делу "Кировлеса" у общественности фактически больше нет интереса.

4 февраля 2017, 08:00
<p>Фото: &copy; L!FE/Дамир Булатов&nbsp;</p>

Фото: © L!FE/Дамир Булатов 

Как известно, история повторяется — первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса. Но иногда история просто повторяется, чему доказательством служит процесс по делу "Кировлеса". Базовых интерпретаций самого приговора существует две: одна от сторонников известного блогера и оппозиционного политика Алексея Навального, другая — от противников.

Согласно версии сторонников, фигурант чист как ангел, но российская власть хочет отомстить своему оппоненту, вывести его из политической игры и считает опасным. Потому прокурор и требует вынести тот же приговор, что и в прошлый раз. Версия противников проще: Навальный виновен, а потому суд подтвердит свой приговор и в ходе повторного рассмотрения дела.

Сама власть утверждает, что дело Навального для неё — даже не десятое и в приоритетах не значится. "Вы знаете, к сожалению, не имеем возможности следить никак в связи с напряжённой рабочей повесткой дня", — так, скажем, ответил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков на вопрос об интересе Кремля к делу. И ему можно поверить: сегодня у Кремля забот и без Навального достаточно — от ситуации в экономике до нового обострения конфликта на Донбассе.

Да и не стоит забывать о том, что состав внутриполитического блока администрации президента за последние месяцы существенно обновился и в какой-то антипатии к Навальному новых людей заподозрить сложно: они по рабочим моментам с ним слабо или вообще никак не пересекались. Можно, конечно, во всём деле Навального усматривать руку не просто абстрактного Кремля, а кого-то лично — но это из числа экзотических убеждений.

Какую версию выбирать для отдельного наблюдателя — скорее вопрос веры, а не доказательств. Журналисты, освещавшие первый процесс, серьёзно старались разобраться во всех технических деталях, вплоть до сортов древесины и всяческих "спичкряжей". Все материалы уже тогда были доступны, и всё равно каждая из сторон придерживается своей интерпретации.

Вообще феномен Алексея Навального во многом основан на вере сектантского типа. Когда вера сильна — доказательств не требуется, а если факты не удовлетворяют постулаты веры, то настоящий адепт найдёт множество "рациональных" объяснений, чтобы отбросить или объяснить нестыковки. По той же схеме работает сознание и у противников Навального.

Если же отбросить вопросы почти метафизические и не стараться заниматься "рационализацией" веры в "единого лидера российской оппозиции", то на выходе получим пару тривиальных объяснений. Той консолидации противников власти, которая наблюдалась по ходу первого процесса вокруг фигуры Навального, больше нет. Когда-то в середине лета в центре Москвы проходил массовый митинг в поддержку фигурантов дела "Кировлеса". Сегодня ожидать подобного массового мероприятия не приходится. И дело даже не в разнице погодных условий, хотя сторонники оппозиционера могут и, наверно, попытаются списать на них.

Просто состояния ажитации 2013 года больше не наблюдается, да и выборы мэра в Москве — с их неизбежной политизацией столичной жизни — планово должны пройти только в будущем году. Президентские амбиции Алексея Навального таким фактором консолидации для широкого круга оппозиции не являются. Далеко не всем противникам власти условно либеральных взглядов нравится кандидат Навальный. Скорее, даже большинство он в таком качестве уже не устраивает.

Впрочем, это лирика, ведь приговор лишает Навального возможности участия в выборах. Да и нет уверенности, что его участие смогло бы всерьёз внести какую-то интригу.

По сути, Навальный не смог конвертировать свой успех на антивластных митингах зимы-весны 2011–2012 годов в дальнейший рост популярности у иного электората. То ли телевизор, где о Навальном говорили чаще крайне плохо, реже нейтрально, а в основном вообще никак, победил Интернет. То ли политик сам допустил массу ошибок. То ли власть оказалась хитрее и играла вдолгую там, где её противники были способны только на разовые выплески эмоций. Но усталость от фигуры Алексея Навального за прошедшие годы усилилась.

Сам Навальный обещает продолжить борьбу. Он так и заявляет: "Я прошу вынести единственно возможное решение — оправдательный приговор. Иначе мы с вами пойдём по третьему, по четвёртому кругу, так как приговор этот будет отменён как незаконный".

Можно пожелать ему удачи, но представляется, что общественный интерес к третьему, не говоря уж о четвёртом пересмотре дела, будет иметь вообще нулевой резонанс. Сами участники процесса уже явно отыгрывали свои, хорошо знакомые роли. Как там было в кинокомедии "Дежавю" 1989 года?

— Да он сюда как на работу ходит.

— В яком разумении?

— И ночью, и днём сюда.

— С чего это вы взяли?

— Да я третий раз его вижу.

— У вас тоже дежавю, товарищ. Лечиться надо.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 9

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
avatar
Максим Лапин6 февраля, 13:02

Я хоть и не хочу &quot;навального в президенты&quot;, но у тех кто слушал процесс может быть только одно мнение - липа. Без всяких сомнений.

avatar
Аноним6 февраля, 10:20

Естественно государство потеряет интерес к этому делу. Европейский суд Навального считает невиновным, в Европе - суд, а у нас цирк. Как цирк может тягаться с Европейским судом, там мзду не берут

avatar
Nik4 февраля, 17:03

В России народ ооочень смышленный, боюсь через пару лет у нас подсудимые мошенники через одного  будут адвокатами и кандидатами в президенты. Вон американцы переживали только за нарушение прав Ходорковского, теперь - Навального, а на остальных наших жуликов им плевать, потому как в президенты не стремятся.

Layer 1