Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.

Дети Райка

Поэт и публицист Амирам Григоров — о том, что из-за действий, которые позволяет себе Константин Райкин, народ не верит интеллигенции.

Post cover

Фото: © РИА Новости/Виталий Белоусов

Опять гремит по всей огромной стране имя Райкина. Того, что Константин. И речь снова не о театральных постановках, а сам театр если и упоминается, то вскользь.

Бурлит блогосфера, кто-то злится, кто-то возмущается, кто-то хохочет. Райкин назвал Россию страной некрофилов — разнеслось по городам и весям. Поэтому, мол, в России модно называть улицы именами умерших. И что в России убивают поэтов во цвете лет.

Припомнили всё: и то, что театр Райкина "Сатирикон" носит имя Аркадия Исааковича Райкина, которого, к сожалению, к сонму ныне живущих отнести невозможно, и что в Париже, если приглядеться, добрая половина улиц названа в честь когда-то живших людей — от улицы Адмирала Колиньи, знаменитого вождя протестантов, убитого когда-то в Варфоломеевскую ночь, до набережной Франсуа Миттерана, президента Франции в эпоху распада СССР. И это вдобавок не какая-то особая особенная черта Парижа, а свойство всех европейских городов. Ну и, конечно, по поводу ранней поэтической смертности привет Райкину от Баржо, Вийона, Верлена, Аполлинера и Федерико Гарсиа Лорки.

Разозлило и то, что обвинения в некрофилии — тупейший, кондовейший и довольно-таки надоевший ярлык из замызганной колоды, всякий раз и по любому поводу вытаскиваемой творческой интеллигенцией. Мы со времён перестройки успели вызубрить это наизусть, и, кажется, этот набор пошлых штампов должен надоесть даже тем, кто его постоянно озвучивает.

Пример такого ярлыка, бесконечно тиражируемого: мы генетически ущербны, потому что всех лучших выкосили сталинские репрессии (варианты — Гражданская война, Великая Отечественная война), или же — все лучшие уплыли на философском пароходе, выехали после 1991 года в США и Канаду и репатриировались в Израиль. Оставшимся геннонеполноценным, как ни объясняй, не внушить, что "Пусси райот" — великая музыкальная группа, а Павленский — великий, например, художник.

Или про генетический страх, (варианты — генетическое рабство), который въелся якобы с 1937 года в те же самые многострадальные гены. О, бедный Мендель, знал бы он, как будут вольно поступать с его наукой. Ну, в общем, вы поняли.

Разъяснения, которые последовали с самого верха, прямо-таки выражаясь театральным языком, от "бога из машины", должны были напряжённость снять. В общем, эти слова Райкина оказались "вырваны из контекста", а значит не имеют силы, — всё это пустое, необидное и можно забыть, плюнуть и растереть.

Но не успокаивается блогосфера, продолжает бить гейзером. Уж больно типичен этот случай, когда богатый, упитанный, буквально трескающийся от довольства по швам "большой художник" советского разлива, сидя у власти за пазухой и присосавшись намертво, как пиявка, к источнику благ, куражится при этом и хамит.

Не верит народ наш интеллигенции и не уважает так, как это было прежде. Научен ибо жизнью самой.

А ведь жаль, что так вышло.

Выбор редакции

Loading...