Глобальная подтасовка

Политолог Дмитрий Дробницкий — о том, как некоторые деятели подделывают данные об изменении климата в политических целях.

9 февраля 2017, 07:30
<p>Коллаж &copy; L!FE. Фото &copy; EAST NEWS</p>

Коллаж © L!FE. Фото © EAST NEWS

На этой неделе разразился очередной скандал вокруг борцов с глобальным потеплением. Климатолог, сотрудник Национального управления океана и атмосферы США (NOAA) Джон Бэйтс поведал прессе, что его ведомство подделало данные научных наблюдений, дабы аргументы экологов-алармистов прозвучали убедительнее на Парижской конференции по климату, состоявшейся в 2015 году.

При этом были уничтожены факты, указывающие на то, что в период с 1989 по 2013 год повышения среднеземной температуры не отмечалось.

Это далеко не первый скандал такого рода. И, видимо, не последний.

Все знают, что Нобелевскую премию мира в 2009 году получил 44-й президент США Барак Обама. Об этой авансом выданной награде говорили во всём мире и с иронией, и с сарказмом, и с плохо скрываемым раздражением — особенно под конец президентства "миротворца".

Международные премии в большинстве своём предельно конъюнктурны. Но если вы думаете, что вручение Нобелевки Обаме является верхом политического цинизма, то ошибаетесь. Всё же Барак Хуссейнович в начале своего первого срока был искренне настроен на "мир во всём мире", ядерное разоружение, закрытие тюрьмы в Гуантанамо и прочие благие дела. Просто он не смог.

Мало кто помнит, что двумя годами ранее, в 2007 году, лауреатом премии стал человек, который сделал себе карьеру и немалое состояние на одной из главных афер современности — теории глобального изменения климата, или, говоря повседневным языком, глобального потепления.

Его зовут Альберт Гор, вице-президент в администрации Билла Клинтона. Он поделил награду с Международным советом по изменению климата (IPCC), созданном при аппарате ООН.

В начале 1990-х только-только лопнул очередной псевдоэкологический пузырь — теория антропогенного образования озоновых дыр. Лопнул со скандалом, шумом и массовыми увольнениями. В то время Гор уже был одним из самых известных "потепленцев", и именно в этом качестве его пригласили к Клинтону в вице.

У Билла была своя логика — он, как представитель "новых демократов", собирался в экономических вопросах резко сместить Демократическую партию США в центр. И, чтобы умаслить американских левых, взял к себе в напарники человека "зелёных" убеждений.

Альберт Гор постарался стать президентом в 2000 году, но проиграл Бушу-младшему. Унывал он недолго и начал активную кампанию по пропаганде "противодействия глобальному изменению климата". Его книга "Мать Земля", фильм "Неудобная правда", лекционные туры и консалтинговые контракты принесли ему миллионы… и Нобелевскую премию мира.

Как следует из решения Нобелевского комитета, IPCC и Гор получили награду за "усилия по созданию и распространению знания об изменении климата, вызванном человеческой деятельностью, и закладывание основ для принятия мер, необходимых для противодействия такому изменению".

То есть не войну остановили, а рассказали людям об их ответственности за скорую гибель Земли, которая станет неминуемой, если только не ограничить выброс в атмосферу так называемых парниковых газов — главным из которых является СО2 — и не перейти на так называемую зелёную энергетику ветра, солнца, приливов и т.п.

Сделать это можно, разумеется, только всеобщими усилиями. Для этого национальные экономики надлежит переориентировать на служение общей сверхцели, а стало быть, управлять спасением мира должны наднациональные структуры.

Борьба с изменением климата, наравне со свободной торговлей и почти принудительным переселением мигрантов на Запад, является одним из краеугольных камней глобализации. Когда Барак Обама защищал Транстихоокеанское и Трансатлантическое торговые соглашения, доказывал ценность НАТО и ЕС, а также других надгосударственных институтов, первым его аргументом всегда были "вопросы изменения климата": мол, в одиночку их не решить.

Антропогенное глобальное потепление преподносится общественности как полностью доказанный естественно-научный факт. Между тем чего-чего, а науки-то в нём как раз очень немного.

Любому человеку с базовыми знаниями физики понятно, что повышение даже вдвое концентрации в атмосфере газа, которого в настоящий момент содержится в ней менее 0,5%, не может послужить причиной глобального климатического сдвига. Кроме того, известно, что мировой океан при нынешнем климате выбрасывает в атмосферу в десять раз больше CO2, чем вся промышленность и транспорт Земли. При чём тут человеческий фактор?

Климат в истории планеты менялся не один раз, и задолго до появления антропогенных выбросов парниковых газов. В XIX веке закончился малый ледниковый период, когда температуры (во всяком случае в Северном полушарии) были значительно ниже нынешних. В XVI–XVIII веках снег в некоторых европейских городах выпадал даже летом, а зимой все реки, которые сегодня свободно текут в январе, покрывались толстым льдом, по которому ходили люди и ездили тяжело гружённые сани.

До этого, в X–XV веках, на Земле царствовал средневековый тёплый период. Был и большой ледниковый период, когда почти всё пространство современных России и Европы было сковано круглогодичными льдами.

На изменение климата влияли солнечная активность и процессы, протекающие в мировом океане. И вот это — действительно научная точка зрения. Но популяризируется через IPCC и прочие институты, а также через многие правительства Европы и Америки совсем другой постулат.

Профессор Лондонского университета Филипп Скотт утверждает ещё с 2000 года: "IPCC — это не научная, это политическая организация". Ему вторит профессор Пол Райтер, известный климатолог, который отказался ставить свою подпись под большинством докладов ООН о глобальном потеплении: "Считается, что в IPCC входит две тысячи лучших учёных мира, но изучите их биографии — и вы поймёте, что это чушь. Там много людей, которые вообще к науке никакого отношения не имеют. Они кто угодно — администраторы, лоббисты, политики, — но не учёные".

Почему же научный мир не опровергнет очевидную неправду? Всё дело в распределении научных грантов. Вот как это поясняет бывший редактор журнала New Scientist Найджел Калдер: "Если я хочу провести исследование, скажем изучить белок в Канаде или под Москвой, что мне делать? Я напишу заявку примерно следующего содержания: "Белки, которые не собираются в стаи, и влияние глобального потепления на этот феномен". И я получу финансирование. Если же я забуду упомянуть глобальное потепление, мне, скорее всего, откажут, сэкономят на мне".

Учёных, разумеется, не устраивает такое засилье политики. Вот и всплывают время от времени неудобные для "потепленцев" факты, связанные с замалчиванием, передёргиванием, а то и подделкой данных.

Через месяц после того, как Альберт Гор был удостоен Нобелевской премии, разразился скандал, который медиа окрестили "Климатгейтом". Неизвестные хакеры взломали почтовый сервер Группы изучения климата при Университете Новой Англии. Эта группа в числе многих других исследовательских центров занималась подготовкой к Копенгагенскому саммиту по изменению климата.

Из переписки учёных и администраторов выяснилось, что из данных наблюдений нельзя сделать однозначные выводы. Более того, существует множество фактов, которые противоречат значимости для изменения климата парниковых газов и человеческого фактора.

Дело постарались замять, заявив, что многие "нити честного научного обсуждения были вырваны из контекста". В 2011 году, накануне климатического конгресса в ЮАР, хакеры снова выложили в открытый доступ около пяти тысяч электронных писем той же группы. Разоблачение было ещё более очевидным, однако "научное сообщество" отреагировало довольно странным, хотя и хорошо знакомым нам теперь образом.

Во-первых, взлом приписали русским хакерам. Во-вторых, вместо расследования подтасовок и наказания виновных в очковтирательстве последовали гневные инвективы в адрес разоблачителей. Так, леволиберальное издание The Guardian опубликовало статью, в которой обнародование переписки было названо "явной попыткой подорвать общественную поддержку мерам, направленным на противодействие изменению климата".

Последние разоблачения, с которых мы начали разговор, отличаются тем, что их обнародовал не анонимный источник, а непосредственный участник подтасовок, который поведал сначала The Daily Mail, а затем National Review и Fox News, что все "звенья" цепочки лжи в 2015 году — от лаборантов до мировых лидеров в лице Барака Обамы и Дэвида Кэмерона — участвовали в намеренном искажении данных.

Уверен, и этот скандал попытаются замять. Если его не удастся проигнорировать, издания, опубликовавшие разоблачения, и учёного, предоставившего материал, закидают ругательными статьями в либеральной прессе, пытаясь переключить внимание с самого факта подделки научных фактов на "тех, кому это выгодно". И всё останется по-старому. По крайней мере, на какое-то время.

Главная проблема теории антропогенного изменения климата состоит даже не в том, что она служит глобализации (с этим вопросом на Западе начали потихоньку разбираться), а в том, что она отнимает ресурсы, необходимые для осуществления реальных природоохранных мероприятий и построения достоверных климатических моделей.

Отсутствует и непредвзятый анализ "чистоты" солнечной энергетики, электромобилей и водородных двигателей — включая производство и утилизацию панелей и аккумуляторов, а также промышленное получение водорода.

Всё это сейчас считается ересью, о которой и говорить не стоит, не то что выделять на неё средства.

Впрочем, так было при старом порядке. Возможно, что наступают другие времена. Дональд Трамп в своей предвыборной программе обещал, что деньги, выделяемые США на содержание IPCC, будут перенаправлены на национальные экологические программы и исследования.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
Layer 1