Регион

Уведомления отключены

Страница не загружается? Возможно:
1. Низкая скорость интернета - проверьте интернет-соединение
2. Устарела версия браузера - попробуйте обновить его

Первый немецкий блицкриг: Как Германия колониальную империю создавала

Германия XVII века была почти совершенно сухопутной страной. Однако в истории Бранденбурга есть курьёзный эпизод — попытка при помощи микроскопического флота обзавестись заморскими колониями.

16 сентября, 21:40
6781
<p>Коллаж &copy; L!FE. Фото &copy; Wikimedia Commons</p>

Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

В середине столетия Бранденбург оказался в странном положении. Только что отгремела опустошительная Тридцатилетняя война. Княжество завершило её победой, насколько вообще можно говорить о победе в этой резне, но теперь курфюрст Бранденбурга Фридрих Вильгельм оказался во главе крупной (по германским меркам) и жестоко разорённой страны.

Он унаследовал престол совсем молодым человеком и был вынужден расхлёбывать кашу, заваренную совершенно другими людьми. На новом посту Фридрих Вильгельм мучительно искал способы восстановить подорванную войной экономику. Вскоре он нашёл, как ему казалось, неплохое решение.

Фридрих Вильгельм I Бранденбургский. Фото © Wikipedia

Фридрих Вильгельм I Бранденбургский. Фото © Wikipedia

Для германских княжеств попытки заполучить владения на иных континентах были делом не новым, но до сих пор они не кончались ничем хорошим. Например, в 1528 году банкирский дом Вельзеров из Аугсбурга приобрёл Венесуэлу. Это произошло после того, как император Священной Римской империи Карл V не смог рассчитаться по кредиту. В качестве компенсации монарх передал банкирам право управлять заокеанской колонией, добывать драгоценные металлы, беспошлинно торговать с Испанией — словом, для аугсбургского банка Венесуэла была теоретически отличным приобретением. Однако Вельзеры полностью провалились в качестве правителей американского владения. Нельзя сказать, что они не делали вовсе ничего. Так, именно немецкий губернатор Амброзиус Эингер возвёл Коро и Маракайбо (изначально Ной-Аугсбург и Ной-Нюрнберг).

Однако вскоре наместники Вельзеров испортили отношения и с местными племенами индейцев, и с европейскими колонистами. Они обнаружили, что наибольшую прибыль приносит работорговля, и занялись этим малопочтенным бизнесом со всем рвением. Вдобавок губернаторы притесняли и местных испанских колонистов. Строительством они быстро начали пренебрегать, зато тратили деньги на бесплодные проекты типа поисков Эльдорадо. Дело кончилось расторжением договора между императором и Вельзерами после 18 лет господства аугсбуржцев в Венесуэле.

Другая попытка немцев утвердиться в Америке связана с именем графа Ханау. Он купил довольно крупное владение в нынешнем Суринаме, но история этой колонии оказалась ещё более короткой и бесславной: в маленьком Ханау просто не нашлось желающих ехать за океан, а у графа не хватило денег для застройки и заселения Нового Света. Так что перед глазами Фридриха Вильгельма Бранденбургского были примеры предшественников, не навевавшие оптимизма.

Графская резиденция в Ханау (с гравюры 1632 года). Фото © Wikipedia

Графская резиденция в Ханау (с гравюры 1632 года). Фото © Wikipedia

Однако правитель Бранденбурга взялся за дело с огромным энтузиазмом. По итогам Тридцатилетней войны он получил приморскую Заднюю Померанию и теперь собирался воспользоваться ею для создания полноценного флота. В конце концов, положительный образец перед глазами Фридриха Вильгельма тоже имелся.

В Голландии он не только изучал изящную словесность, но и внимательно следил за её колониальной политикой. Теперь собирался повторить успех. Собственно, основателем бранденбургского флота стал именно уроженец Нидерландов. Беньямин Рауле происходил из Фландрии и был известным и богатым судовладельцем. Сам Рауле всячески убеждал своего патрона в необходимости создания флота. Подряд предприимчивый фландрский арматор получил в 1676 году. Надо сказать, Рауле активно выдавал желаемое за действительное и сильно приуменьшил трудности создания флота и колоний.

Фридрих Вильгельм всё равно прекрасно понимал, что создать с нуля флот, аналогичный голландскому, — это утопия. Однако он продемонстрировал прекраснодушие, достойное современных стартаперов. Когда флот ещё только предстояло создать, правитель Бранденбурга обратился к Людовику XIV с предложением поставок товаров бранденбуржцами во французские колонии в Карибском море. Немцы даже хотели получить монополию на эти перевозки. Разумеется, Людовик встретил эти предложения без малейшего энтузиазма. Однако бранденбуржцы не унимались.

Людовик XIV. Фото © Wikipedia

Людовик XIV. Фото © Wikipedia

Рауле продолжал обрабатывать курфюрста, уверяя, что для создания колоний достаточно послать несколько фрегатов с голландскими офицерами под бранденбургским флагом. Сказано — сделано. В Эмдене на севере Германии учредили Бранденбургско-Африканскую компанию с задачей открытия новых земель и устройства торговых постов на побережье Чёрного континента.

Фридрих Вильгельм понимал, что ни с одной по-настоящему морской державой он не может соперничать, а потому велел тщательно избегать пересечения с конкурентами и не вести никаких операций в спорных районах. Среди всех колониальных товаров бранденбуржцев интересовал, естественно, самый прибыльный — рабы. Благо в Африке бойкую торговлю живыми людьми вели местные же вожди, так что морякам не ставилось задачи лично ловить несчастных негров в джунглях. Достаточно было найти царьков, которые сделают это самостоятельно и доставят товар на берег уже связанным. К этому моменту Бранденбург уже имел небольшой флот в четыре десятка вымпелов, так что у немцев было кого и что послать к далёким берегам.

Финансовую сторону вопроса взял на себя Рауле, Бранденбург обеспечивал политическое прикрытие. В 1681 году предприятие стартовало.

Весной 1681 года на Золотом Берегу (нынешняя Гана) появились немецкие корабли. Германцы договорились с местными вождями о создании фактории. Те встретили пришельцев с распростёртыми объятиями: во внутренних областях Африки захватывалось множество рабов, любым новым торговцам царьки побережья были только рады.

Гросс-Фридрихсбург, колония Бранденбурга (1683–1717) на территории современной Ганы. Фото © Wikipedia

Гросс-Фридрихсбург, колония Бранденбурга (1683–1717) на территории современной Ганы. Фото © Wikipedia

На будущий год туда прибыли уже два небольших фрегата, которые помимо экипажей везли полсотни солдат и офицеров для строительства фортеции. Возглавлял путешественников майор Отто Фридрих фон дер Грёбен. К тому моменту он уже успел поездить по свету. Грёбен служил в Италии, на Мальте, побывал в Египте, Палестине, на Кипре, послужил испанскому королю. Майор сошёл на африканскую землю торжественно, благо из Германии он привёз помимо солдат ещё и двоих музыкантов. Вождей окрестных племён собрали и торжественно приняли под покровительство Бранденбурга. На берегу возвели крепость, которую, не мудрствуя лукаво, назвали в честь курфюрста — Гросс-Фридрихсбург. Из Бранденбурга вскоре привезли ещё одну партию солдат, на месте навербовали воинов-аборигенов, так что вскоре на побережье возвели ещё два форта.

Служба на Золотом Берегу была, конечно, не синекурой. Люди массово болели: к климату и местным инфекциям немцы не привыкли. Тропическая лихорадка в какой-то момент вдвое сократила население колонии. Тем не менее крепостцы возводились ударными темпами — из камня, с бастионами и пушками. Завязалась торговля рабами, слоновой костью и золотым песком. Правда, колониальная идиллия осложнялась стычками с голландцами. Те рассматривали Золотой Берег как свою вотчину, и один из первых пришедших в Африку кораблей уплыл уже под голландским флагом. Тем не менее колония застраивалась, а из привезённого в Германию золота отчеканили медали с профилем Фридриха Вильгельма и надписью: "По воле Бога и при поддержке Его Высочества курфюрста Бранденбурга".

Бранденбуржцы не оставляли попыток прощупать и другие перспективные направления. Ещё одну факторию возвели на берегу Того, а на островке у берегов Мавритании немцы восстановили покинутое португальское укрепление. Рабов сбывали в основном в Карибском бассейне, поэтому Бранденбург нуждался в форпостах и там. Однако на Карибах найти свободные углы было куда труднее, чем в Африке. Здесь правили бал великие державы.

Прибытие бранденбуржцев в Западную Африку. Фото © Wikipedia

Прибытие бранденбуржцев в Западную Африку. Фото © Wikipedia

Однако курфюрст нашёл своеобразный выход. Восточнее Пуэрто-Рико имелся маленький остров Сент-Томас, принадлежавший… Дании. Датчане, которым особой пользы от этого владения не было, охотно уступили часть островка Бранденбургу в аренду. Правда, позднее коварные немцы арендованную колонию просто присвоили. Словом, Фридрих Вильгельм расширял сферу владений, колонии уже приносили вполне приличный доход.

Бранденбург перевёз в Вест-Индию около 24 тысяч рабов, что пустяк по меркам Испании или Голландии, но для небольшого и небогатого княжества это была вполне масштабная торговля. Что касается этической стороны дела, то деньги, с точки зрения Фридриха Вильгельма, не пахли, да и моральные нормы в XVII веке серьёзно отличались от нынешних.

Однако бранденбургские колонии существовали не столько благодаря могуществу строившей их державы (30–40 кораблей всех рангов — смешной флот с точки зрения любой крупной страны), сколько из-за отсутствия серьёзных помех для дел других государств. В море хватало и более крупных хищников.

Фото © Wikipedia

Фото © Wikipedia

В итоге колониальную империю Бранденбурга легко и быстро срезали на взлёте. Англичане и голландцы блокировали Северное море, а в тропических водах расплодились пираты. Бранденбургские купцы были для них лёгкой добычей: немцы не могли, как англичане, посылать сотни и тысячи небольших патрульных боевых кораблей для борьбы с морским разбоем. К концу XVII столетия колонии начали хиреть. Тем не менее Бранденбург, уже превратившийся в Пруссию, продолжал ими владеть. Правда, на рубеже столетий немцев уже больше заботил вопрос о поиске покупателей на колонии: Африканская компания вконец разорилась.

В 1717 году Гросс-Фридрихсбург за пустячную сумму продали голландцам. Правда, для тех этот форт не представлял особого интереса, крепость постепенно пустела, пока не была полностью заброшена. Вдобавок голландцам пришлось отнимать фортецию у местного вождя, очень серьёзно воспринявшего свою клятву на верность Бранденбургу. Тот отбивался много месяцев в старой крепости и в конце концов благополучно ушёл в джунгли, патриотично унеся с собой флаг Бранденбурга.

Отто фон дер Грёбен, основатель первой бранденбургской колонии в Африке, пережил собственное детище, имел жизнь, полную приключений, и умер уже в 1728 году в своём поместье в чине прусского генерал-лейтенанта.

Фридрих Вильгельм правил долго и успешно и стал основателем Прусского государства в его привычном миру виде. Беньямин Рауле был после смерти своего покровителя-курфюрста обвинён в махинациях и заключён в тюрьму Шпандау. Он умер на свободе, но потерял всё состояние. А развалины немецких укреплений остались стоять, и до сих пор их можно видеть на побережье Африки.

Комментариев: 0

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!