Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Истерзанная плоть и колючая проволока: послевоенное искусство в Пушкинском

Фото: © L!FE/Суворов Владимир

Post cover

В ГМИИ им. Пушкина открылась новая экспозиция, посвящённая первым десятилетиям после окончания Второй мировой войны.

Выставка "Лицом к будущему" охватывает четверть века: период с 1945 по 1968 год. На протяжении всей экспозиции посетителей сопровождает хроника важных событий для искусства этих лет: оглашение Манифеста ядерной живописи в Милане, забастовка рабочих в Новочеркасске, Пражская весна, акция Бюрена "Люди-сэндвичи".

После войны художники искали новые образы и средства для выражения своей скорби. Всё чаще в работах они используют непривычные материалы: шерсть, железо, кислоту.

Юность голландского художника Армандо пришлась на немецкую оккупацию: он жил недалеко от пересылочного лагеря Амерсфорт. В своей абстрактной живописи он воплотил воспоминания об этом страшном месте за колючей проволокой. На угольно-чёрном полотне — кусок колючей проволоки, он символизирует воспоминание о страданиях и муках заключённых.

Фото: © L!FE/Суворов Владимир

"Черная колючая проволока на черном", Армандо 1962 г.

1 / 4

Продолжает ряд картин о лагерной жизни "Заложник" Жана Фотрие. На грязном фоне просматривается лицо человека, правда, это уже трудно назвать лицом — техника, которую применил художник, называется густым тестом. Фотрие превратил плоскую поверхность полотна в рельефную. Получилась истерзанная человеческая плоть, белизна кожи смешалась с кровью. На такую живопись художника подтолкнула клиника, в которой он был вынужден скрываться от немецких захватчиков и где слышал крики пыток и расстрелов пленных в соседнем лесу.

[object Object]

Но были художники, готовые страдать сами. Среди ряда картин в глаза бросается видеофильм — фрагмент из акции Гюнтера Бруса "Саморасчленение" 1965 года. Во время перформанса акционист унижал и осквернял собственное тело. Он вспарывал рубашку и далее оставлял бритвенный след на теле, ранил себя штопором. В немом фильме по искажённому от мук лицу художника видно, что он кричит.

[object Object]

Также предметом внимания художников становилась бесчувственность интеллигенции. В "Каменном мире" Терезы Меллерович-Геллы мужчина и женщина с бокалом вина равнодушно смотрят на группу людей, которых депортируют на грузовике. Цвет лиц несчастных отличается бледно-зелёным оттенком, словно они уже находятся в другом мире.

[object Object]

Но не всё так угрюмо в этой экспозиции. Например, "Синий парус" Ханса Хааке заставляет вспомнить море и расслабиться. При этом инсталляция очень проста: шифон, вращающийся вентилятор, рыболовные грузила и нити. В своей нестабильной скульптуре художник подчеркнул её непредсказуемую и переменчивую форму, проведя параллель с ветром.

Художники не оставались равнодушны к событиям, происходившим и после войны. На картине "Резня в Корее" Пабло Пикассо изобразил самый мрачный эпизод войны в Корее — обстрел американскими бомбардировщиками мирной деревни, в результате которого погибли сотни мирных жителей. Пикассо скрыл лица солдат, загородив их шлемами с опущенными забралами, для него они машины для убийства.

А против войны во Вьетнаме протестовало объединение итальянских художников — "Группа Реальность". В своей "Божественной пропорции" за основу они взяли "Витрувианского человека" Леонардо да Винчи и изобразили вместо идеального человека североамериканского солдата.

Отто Пине на службе во время войны долго вглядывался в небо в ожидании атаки, из этого уже в мирное время возник "Световой балет в Пражской галерее". Свет, по мысли художника, — особая форма энергии, которая преобразовывает пространство, так и жизнь вокруг может быть преобразована им.

Выбор редакции

Loading...