Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Уведомления отключены

Игра на чужом поле. Странный интерес министра Абызова к наркопрепаратам

21 марта 2017, 06:00

Глава Открытого правительства предлагает расширить производство наркопрепаратов и смягчить наказание для медиков, которые работают с наркотиками.

Самый богатый российский министр Михаил Абызов, отвечающий за Открытое правительство, внезапно задумался о реформе паллиативной медицины в России. В распоряжении Лайфа оказалось соответствующее письмо министра на имя главы правительства Дмитрия Медведева. Ключевым моментом реформы должно стать упрощение доступа безнадёжно больных людей к наркотикам и увеличение производства таких препаратов в России. Кроме того, Абызов предлагает декриминализировать деятельность медиков, работающих с наркосодержащими препаратами. Эксперты удивлены тем, что этой темой занялся министр, не имеющий никакого отношения к медицине. По их мнению, речь идёт об откровенном лоббировании интересов фарминдустрии.

Дайте больше наркотиков

Свои предложения об изменении в стране системы паллиативной медицины — помощи безнадёжно больным людям — Михаил Абызов изложил в письме премьеру. В нём описывается восемь основных направлений работы. Свои отзывы на предложения в ближайшее время должны также представить другие министерства, в том числе Минздрав. Итогом работы ведомств, по мнению Абызова, должно стать формирование большого приоритетного проекта по паллиативной медицине в рамках Российской Федерации.

— В ближайшие два года это приведёт к росту числа пациентов, получающих паллиативную помощь, повышению удовлетворённости качеством оказываемой помощи и медико-социальных услуг со стороны паллиативных пациентов и их родственников, — говорится в письме Абызова.

Одним из ключевых направлений в реформе Абызов считает увеличение перечня производимых в стране лекарственных препаратов, содержащих наркотические и психотропные вещества. В их числе должны быть и специальные препараты для детей, с помощью которых лечится хронический болевой синдром. Это означает серьёзное увеличение объёмов производства таких препаратов на территории России.

Введение системы электронных рецептов на наркотические обезболивающие средства также должно существенно упростить работу в сфере паллиативной помощи. В этом случае пациент не будет привязан к одной аптеке и к своему месту регистрации. Кроме того, усилится контроль за незаконным оборотом наркотических лекарств и снизится бумажная нагрузка на медиков, считает Абызов.

Индульгенция для врачей

Медицинских работников должен коснуться процесс декриминализации ответственности за наркотики. Как выяснилось, с 2004 года только следователи МВД по настоящее время возбудили против медиков почти четыре тысячи уголовных дел по основной "наркотической" статье 228 УК ("Незаконное приобретение, хранение и изготовление наркотических средств"). Это треть от всех зарегистрированных преступлений по этой статье. Что касается причин, по которым врачи попадали в уголовные дела, то обычно они были связаны с халатностью и разгильдяйством. Медики попросту теряли или забывали наркосодержащие лекарства.

Абызов предлагает за первое нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ наказывать по административным статьям. Уголовное наказание последует лишь за повторное нарушение. И то лишь в случае, если это приведёт к утечке наркотиков в нелегальный оборот.

По мнению Абызова, в России нужно увеличить число отделений в больницах и коммерческих организаций, предоставляющих услуги паллиативной помощи. А также организовать специальные бригады для выезда на дом. Больным планируется выдавать специальные сертификаты паллиативной помощи, по которым они смогут получать услуги в любой точке страны.

Денежный вопрос

Ещё в 2016 году правительством России была разработана так называемая дорожная карта по повышению доступности наркотических средств и психотропных веществ для использования в медицинских целях. В соответствии с этим планом производство наркотических и психотропных лекарственных средств в России должно полностью закрыть потребность к 2018 году. По данным 2015 года, в России производится лишь половина таких препаратов в неинвазивных формах (таблетки) и всего 85% от потребности по инвазивным формам (инъекции).

Эксперты считают, что новые правила в системе паллиативной медицины, которые предлагает Абызов, позволят не только "разогнать" фармпроизводство и помочь безнадёжно больным людям, но и хорошо заработать на этом. В первую очередь это коснётся производителей обезболивающих лекарств.

— Это, безусловно, принесёт дополнительный доход производителям, — считает эксперт фармакологического рынка с многолетним стажем Ирина Булыгина. — Основных производителей наркотических лекарственных средств сейчас в России два — это Московский эндокринный завод и Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии (ГосНИИОХТ). Возможно, это коснётся конкретно какого-то одного предприятия.

Крупнейшим из этих двух предприятий сейчас является ГосНИИОХТ. Его уставный капитал составляет почти 1,5 миллиарда рублей, учредителями являются Минпромторг и Росимущество. В составе ФГУП работают два филиала — в Саратовской области и Чувашской Республике. Компания имеет возможность разрабатывать новые препараты и производить их.

Московский эндокринный завод также находится в ведении Минпромторга. Предприятие включает четыре основных цеха — по выпуску препаратов в ампулах и флаконах, таблеток и капсул, а также цеха по производству препаратов в полиэтиленовых флаконах, шприц-тюбиках и ампулах. В числе выпускаемых препаратов есть разные виды наркотических анальгетиков, завод способен полностью обеспечить потребность в них аптечной сети.

Реформа с интересом

Эксперты неоднозначно относятся к идее министра Абызова об увеличении производства наркотических препаратов. В первую очередь их удивляет то, что этой темой занимается не Минздрав, а Открытое правительство. По их мнению, активность Абызова может быть связана с его личными бизнес-проектами или интересами его партнёров и знакомых. Экономист Никита Кричевский не исключил, что в числе друзей и партнёров министра могут быть представители фарминдустрии, интересы которых и лоббирует Михаил Абызов.

— У него (Михаила Абызова. — Прим. Лайфа) разносторонние интересы, связанные с солнечной энергетикой, высокими технологиями. В любом случае он просто так никаким вопросом заниматься не будет. Видимо, кто-то из его знакомых и деловых партнёров воспользовался этим, поэтому он и лоббирует интересы фарминдустрии. И он делает это далеко не в первый раз, — рассказал Лайфу Кричевский.

Российские фармацевты давно и тесно работают с Открытым правительством. В своём письме министр Абызов отмечает, что все предложения по реформированию системы паллиативной помощи в России разработаны Экспертным советом при Правительстве РФ. В него входят 50 специалистов в различных сферах, в том числе имеющие непосредственное отношение к фармрынку. К примеру, исполнительный директор ассоциации фармацевтических компаний "Фармацевтические инновации" Вадим Кукава, а также председатель совета директоров компании "Р-фарм" Алексей Репик.

"Р-фарм", кстати, является одним из крупнейших игроков на фармакологическом рынке в России. Компания имеет семь дочерних организаций, обладает лицензиями на производство и продажу лекарственных препаратов.

Должность министра по вопросам Открытого правительства появилась в составе кабмина по указу президента России 21 мая 2012 года. С тех пор этот пост занимает Михаил Абызов. Он контролирует открытость и подотчётность всех органов власти в России. Также отвечает за прозрачность госрасходов, закупок и общественный контроль.

По официальным данным, Абызов является самым состоятельным министром в российском правительстве. В 2015 году его доход составил 455,5 миллиона рублей. В пользовании у него есть земельные участки, дома и квартиры в России, Италии и Великобритании. Все его бизнес-активы переданы в доверительное управление. Семья министра, по некоторым данным, живёт в США.

По данным Всемирной организации здравоохранения, в 2015 году в Российской Федерации в паллиативной помощи нуждалось более 1,5 миллиона человек (около 80% от всех умерших). Однако, по данным Минздрава, такую помощь получили лишь около 180 тысяч человек. Лечение опиоидными анальгетиками получили лишь 22 тысячи человек из более чем миллиона нуждающихся. В международном рейтинге качества смерти Россия занимает 48-е место из 80.

Авторы

Подпишитесь на LIFE

  • Google Новости

Комментариев: 3

avatar
Для комментирования авторизуйтесь!
avatar
Игорь Дерягин29 марта, 17:31

Очень даже согласен с Андреем.По профессии я врач психиатр нарколог и судебно медицинский эксперт\на пенсии\ и эту проблему знаю не понаслышке.Врачи боятся выписывать данные препараты даже при 4-й стадии онко.Живого места на бальзамациях у органов умерших нет.На вопрос-"что принимал из обезболивающих-БАРАЛГИН(!),кеторол. 

avatar
тамара московкина21 марта, 07:08

очень правильно и своевременно. ничего плохого нет. осоменно ппо медиков. 

avatar
Андрей Хорошилин21 марта, 07:08

Я недумаю понимаю, почему тему обезболивания нужно «загонять в, криминал». Думаю, что предложения министра даже слишком осторожны. Из обезболивающих «лепят какое-то оружие массового поражения». Это очень востребованные человечеством препараты, которые уменьшают страдания миллионов людей. А полицейским подходом человечество пытаются загнать в каменный век — терпи и молчи. 

Layer 1