Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Узнавай важные новости первым

Саморегулируют все! Почему российский Интернет — один из самых свободных в мире

Цифровизация экономики и повсеместное использование Интернета — неотвратимый и необходимый процесс. Разные продвинутые страны ежегодно инвестируют в него гигантские суммы денег, так как понимают, что рано или поздно физический ресурс уступит место цифровым вроде больших данных. В 2019 году вклад Рунета в экономику страны составил 6,4 триллиона рублей, что на 64% больше, чем в 2018 году. Почти половина отечественной экономики зависит от Интернета. Будет ещё больше — будет сильнее выхлоп. Например, в Китае, стране, которая развивает этот сектор давно, только в 2016 году объём цифровой экономики равнялся 22,8 триллиона юаней. Но, прежде чем мы добьёмся успехов наших восточных партнёров, придётся решить много проблем. Одной из которых является регулирование и саморегулирование Интернета.

785
Post cover

Фото © Jaap Arriens / NurPhoto via Getty Images

Несмотря на то что в цифровизации экономики заинтересованы власти многих стран, угнаться за регулированием ИТ-сферы не может практически никто — ни США, ни Россия, ни Евросоюз. Слишком быстро меняется эта индустрия и слишком много появляется в ней новых нюансов.

Действие государства в этом направление часто принимается в штыки со стороны участников отрасли и граждан. Не регулировать Интернет совсем неинтересно и небезопасно для государства. Выход из этой ситуации — саморегулирование. Это компромисс, без которого такой масштабный процесс, как цифровизация экономики, обойтись не может.

Фото © ТАСС / "Ведомости" / Андрей Гордеев

Вопрос саморегулирования Интернета обсуждается давно. Не только в России, но и в других странах. Причина — невозможность регулирования всех вопросов государством. В российской практике изначально были определённые недостатки, поэтому было принято решение о проработке зарубежного опыта. Как следствие, сегодня появилось достаточно экспертов, юристов и других специалистов по этому вопросу. Да и сами ИТ-компании активно шагают в этом направлении. Обращение к саморегулированию сегодня — своевременная и актуальная мера, — считает Анна Дупан, директор Института проблем правового регулирования ВШЭ.

Назовите хотя бы один хороший пример саморегулирования в России

Антипиратский меморандум. С момента его введения (2018 год) в Рунете резко сократился объём рынка нелегального контента. В 2018 году он равнялся $87 миллионам, а уже год спустя он сократился на 27%, до $63,5 миллиона. Вместе с тем подпольные конторы вроде онлайн-казино перестали быть крупнейшими рекламодателями в Рунете. Как следствие, начали отмирать пиратские сайты. Ведь, если нет рекламы, на что им жить?

На фоне регрессии рынка нелегального контента приток сил почувствовали производители и дистрибьюторы лицензионной продукции. Если мы говорим о видео, то в первую очередь это касается крупных онлайн-кинотеатров. В 2019 году российские платформы заработали 27 миллиардов рублей, что почти в два раза больше, чем было годом ранее. Следом российские компании одна за другой принялись выпускать и анонсировать собственные сериалы и фильмы. Простите за пафос, но у отечественного видеопродакшена открылось второе дыхание. Отрасль начала развиваться по-настоящему.

При этом напомним, что антипиратский меморандум — это не законопроект, спущенный сверху, а договорённость между "Яндексом", Mail.Ru Group и рядом других крупных игроков российской ИТ-отрасли, в рамках которой пиратские сайты удаляются из поисковой выдачи.

Фото © Shutterstock

Ожидается, что в этом году меморандум закрепится как закон, а также появятся новые инструменты борьбы с пиратами. Это будет важный прецедент: отрасль и государство придут к согласию в рамках принятия ограничительных мер. В идеале каждая инициатива по саморегулированию должна приходить к такой развязке.

А что-нибудь посвежее?

В конце 2019 года "Яндекс", Сбербанк, Mail.ru Group, "Мегафон" и ряд других компаний подписали кодекс этики использования данных. Это не закреплённый законом свод правил, в рамках которого российские провайдеры, кредитные организации и ИТ-компании должны распоряжаться персональными и промышленными данными определённым образом.

В частности, кодекс содержит инструкции по сбору, обработке и обмену чувствительной информацией, её передаче за границу, хранению, а также предоставлению государственным органам, если на то появится запрос. Ожидается, что кодекс повысит потенциал цифровой экономики в России.

В частности, представители отрасли выделяют как минимум три очевидных позитивных последствия от создания этого документа. Во-первых, он уравняет условия конкуренции. Те же операторы начнут работать плюс-минус в одинаковых условиях. Во-вторых, кодекс должен повысить уровень информированности по теме больших данных как среди участников отрасли, так и среди представителей государства. В-третьих, к слову о государстве, регулирование отрасли больших данных обошлось без радикального вмешательства власти.

А в других странах подобное практикуется?

Разумеется, да. Если говорить конкретно о цифровой продукции, то, например, в США она изначально была защищена от пиратов правительством. Мы имеем в виду закон "Об авторском праве в цифровую эпоху". Он был принят ещё в 1998 году и подразумевает ответственность не только за распространение нелицензионных копий музыкальных произведений, фильмов и всего другого, что облагается авторским правом, но и за сам факт копирования или создания инструментов для копирования.

Сегодня в рамках применения этого закона государство участвует только в последнем этапе — суде. Остальное — на саморегулировании. Благодаря этому из Интернета пиратские ресурсы выпиливаются без суда и следствия: правообладатель пишет заявку в Google, поисковик рассматривает её и, если всё сходится, удаляет ссылку на пиратский ресурс из выдачи.

Фото © Shutterstock

Обсуждаемый закон не зарубил пиратство в Штатах на корню, но сильно повлиял на сознательность людей. Понимая, что иной раз дешевле и безопаснее купить копию у правообладателя, а не делать её самому, они идут в магазин или кинотеатр. Как следствие, США является одним из самых крупнейших и привлекательных рынков видеопроката и компьютерных игр. Не без этого в Америке и самая мощная индустрия развлечения в мире.

В Евросоюзе с 2011 года действует декларация о принципах саморегулирования в целях безопасности в Интернете. Согласно её пунктам, интернет-компании, включая Google, Facebook, Apple и не только, должны бороться с распространением некорректного и нежелательного для детей, подростков и молодёжи контента. В том числе и благодаря этой инициативе в соцсетях, поисковиках и других сервисах по умолчанию работает много фильтров и проводится модерация новостей. Что сегодня для борьбы с фейковыми новостями о CoViD-19 особенно важно.

Самый известный пример — Германия. Там действует регулируемое саморегулирование, когда государство пускает ИТ-компании на рынок только при наличии членства в СРО ("Саморегулируемые организации"). В дальнейшем, если компания допускает оплошность, она сначала несёт ответственность перед СРО. Если не удастся урегулировать конфликт внутри альянса, к ответственности привлекает уже государство, — рассказывает Анна Дупан.

Также в пример она приводит Великобританию. Она традиционно считается страной с развитым саморегулированием. Но в конце прошлого года там признали, что их либеральная модель СРО не самая удачная.

Великобритания принялась искать новую концепцию и остановилась на примере Германии. К середине 2020 года в Англии будут озвучены новые правила саморегулирования, объясняет директор Института проблем правового регулирования ВШЭ.

Как в России тема саморегулирования будет развиваться дальше?

Анна Дупан считает, что России следует пойти по пути западных и европейских стран: отдавать большую часть регулирования контента на откуп ИТ-компаниям. Главной проблемой в этой схеме может стать нежелание зарубежных сервисов считаться с локальными правилами.

Фото © Shutterstock

С одной стороны, наша страна не настолько густонаселённая, чтобы своим человеческим ресурсом заинтересовать большие ИТ-компании. С другой — совсем игнорировать наш рынок они тоже не могут. Поэтому, я думаю, если вводить правила саморегулирования, то иностранные ИТ-организации всё же будут к ним прислушиваться, — рассуждает Дупан и в качестве положительного примера вспоминает кейс с НДС на цифровые продукты. Этот проект был принят иностранными компаниями из-за того, что НДС — мировая практика. С правилами саморегулирования может произойти так же.

Что до регулирования Интернета государством, то оно должно устанавливать императивные меры относительно всего, что касается запрещённого контента и информации. Но чего государство, по мнению эксперта, делать не должно, так это исполнять свои же требования.

Каким бы замечательным ни был у нас государственный аппарат, у него всё равно не хватит сил и средств на оперативную зачистку нежелательного контента. Поэтому власть будет вынуждена делегировать часть своих полномочий участникам рынка. В противном случае без доброй воли отрасли у государства ничего не получится, — говорит директор Института проблем правового регулирования ВШЭ и добавляет, что это характерно для подавляющего большинства стран. В качестве исключения Дупан приводит Китай. Но, как она уверена, в России на данный момент недостаточно ресурсов, чтобы пойти по пути Поднебесной.

Выбор редакции

Loading...